Таврия

Футбольный клуб из Симферополя

Официальный сайт

31 января 2011, 22:40
Другое

По делу Рувима Аронова допрошены свидетели и потерпевшие

Сегодня Киевский районный суд Симферополя продолжил рассмотрение уголовного дела с участием экс-депутата Верховной Рады Крыма, бывшего спортивного директора футбольного клуба «Таврия» Рувима Аронова, который обвиняется в участии в вооруженной преступной организации (известной, как банда «Башмаков»), а также в организации умышленных убийств, совершенных с особой жестокостью, - сообщает Бюро Судебной Информации.

Вместе с Рувимом Ароновым, напомним, на скамье подсудимых находится еще один фигурант умышленного убийства – Андриан Рак (по кличке – «Черепаха»).

На сегодняшнем заседании суд допросил потерпевших и свидетелей по этому уголовному делу.

Напомним, что Рувиму Аронову, кроме участия в банде «Башмаки», инкриминируется организация двух умышленных убийств: президента футбольного клуба» Динамо» (Саки) Мамеда Исаева в 1995 году и одного из участников банды «Башмаки» Захарова – в 2002 году. В эпизоде убийства Захарова также фигурирует и Андриан Рак.

В качестве потерпевших в деле проходят родственники убитых: вдова Мамеда Исаева и мать Захарова.

Мать Захарова мало что смогла рассказать суду по факту убийства ее сына. По ее словам, она ничего не знала о том, чем он занимается (напомним, что, по данным обвинения, он также состоял в банде «Башмаки»).

В день убийства, а это был день рождения Захарова (подробности – в предыдущем материале), все звонки с поздравлениями почему-то поступали на ее телефон. Как рассказала потерпевшая, об обстоятельствах исчезновения сына она узнала из газет. То, что вычитала, и рассказала суду. Напомним, что труп погибшего не найден до сих пор.

По ее словам, сын не рассказывал ей о своей жизни, о том, где работает, чем занимается, с кем общается, да она и не особо интересовалась. Фамилию Аронова она от сына не слышала.

«Я требую только одно: пусть покажут, где его (Захарова – авт.) труп, чтобы я его предала земле, и кто убил и за что убил. Это все», – сказала потерпевшая.

Вместе с тем, судья в ходе допроса отметил, что потерпевшая в рамках этого уголовного дела предъявила гражданский иск на миллион гривен. На вопрос, кому именно из двоих подсудимых, как она считает, придется платить, мать убитого не сразу смогла ответить. В итоге, когда судья уже назвал возможные варианты, потерпевшая определилась, что отвечать по иску должны оба подсудимых поровну.

В ходе допроса в суде потерпевшая не смогла прямо указать на вину подсудимых в убийстве ее сына. Точно так же не смогла этого сделать и вдова убитого президента футбольного клуба «Динамо» (Саки) Мамеда Исаева.

Потерпевшая по эпизоду убийства президента ФК «Динамо» (Саки) Мамеда Исаева, его вдова, озвучила в суде примерно те же факты, которые содержатся в обвинительном заключении, зачитанном на предыдущем судебном заседании. Об обстоятельствах убийства ей стало известно со слов мужа, который перед смертью рассказал, что с ним произошло.

Незадолго до смерти, по словам потерпевшей, муж давал ей понять, что ему и членам его семьи может угрожать опасность из-за того, что он отказывается отдавать в клуб «Таврия» своих игроков, которых воспитывал с самого детства. Подсудимого Рувима Аронова потерпевшая раньше видела неоднократно на играх, в которых участвовала команда ее мужа.

Накануне убийства, как рассказала потерпевшая, на заседании исполкома Сакского горсовета решался вопрос о передаче клубу «Динамо» здания гостиницы. Вопрос, по ее словам, решился положительно. Кроме того, незадолго до убийства Исаев рассказывал жене, что якобы его дела налаживаются и он достиг договоренности с руководством «Таврии» о том, что за игроков его клуба все же заплатят деньги. Что именно: передача гостиницы или сделка с игроком, послужило поводом для убийства, вдова погибшего не знает.

Утром, 4 августа 1995 года, по ее словам, Мамед Исаев вышел из дома на работу. Жена заметила во дворе подозрительный автомобиль и выскочила на улицу. Мужа во дворе не было, а знакомые, которых она встретила, сообщили, что его затолкали в машину и увезли.

Весь день потерпевшая пыталась разыскать мужа. К вечеру он сам пришел домой: избитый, с огромной гематомой на голове.

Уже находясь в больнице Мамед Исаев, будучи в сознании, сообщил жене, что ему надели на голову мешок и увезли в лесополосу. По словам потерпевшей, муж рассказал, что ему «пытались сломать голову», его били ногами, «топтались по нему» и даже проехались машиной. Понимая, что его хотят добить, Исаев притворился мертвым. Нападавшие завалили его ветками и уехали. Выбравшись, он направился домой.

Как рассказала в суде вдова, нападавшие, избивая мужа, говорили: «Это тебе за то, что ты вчера сделал». За что именно, муж так не сказал. В тот же день он скончался.

Принципиальным вопросом во время допроса потерпевшей и свидетелей по этому эпизоду стал вопрос бизнеса погибшего. По словам вдовы, никакого бизнеса ее муж не имел, а футбольная команда содержалась за счет спонсорской помощи. Эту информацию подтвердила и сестра Мамеда Исаева, выступившая в суде в качестве свидетеля.

Между тем, этот момент очень волновал подсудимого, настаивавшего, что человек, не имеющий бизнеса, не может содержать футбольную команду.

Рувим Аронов, к слову, сегодня принимал самое активное участие в процессе: всем допрашиваемым задавал вопросы и пытался поймать на противоречиях, в частности, на сведениях о наличии бизнеса у погибшего. Надо сказать, ему это даже удалось. Один из свидетелей, тренер клуба «Таврия», рассказал, что у Исаева все же был бизнес: он владел швейным цехом, а также несколькими домиками у моря, которые сдавались в курортный сезон в аренду туристам. Это, по его словам, ему стало известно со слов знакомых и коллег.

Однако в показаниях этого свидетеля суд обнаружил нестыковки: они отличались от тех показаний, которые он давал в ходе досудебного следствия.

В частности, выступая перед судом, свидетель отметил, что не знал о конфликте Исаева и руководства «Таврии» по поводу передачи игроков.

Между тем, судья зачитал выдержки из протокола его допроса, проводившегося в 2007 году во время следствия. Из этого протокола следует, что свидетель был хорошо осведомлен об этом конфликте и, более того, знал, что Мамеда Исаева хотят запугать, чтобы вынудить пойти на уступки.

Когда судья спросил свидетеля, подтверждает ли он свои показания, тот так и не смог ответить определенно. Он сел на скамейку и спустя пару минут… потерял сознание. Медицинскую помощь ему оказал врач, находившийся в зале для «подстраховки» Рувима Аронова (напомним, что подсудимый жалуется на проблемы со здоровьем).

В заседании суда объявлен перерыв на несколько недель.

Ссылки по теме:
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus