Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

25 января 2012, 13:14
Интервью

Андрей Опарин: "Прежде всего, мы были патриотами Крыма"

2012 год — юбилейный для "Таврии": 21 июня наша команда будет отмечать 20-летие победы в первом чемпионате независимой Украины. Клубная пресс-служба подготовила серию материалов о героях того золотого сезона.

Досье

Андрей ОпаринАндрей Опарин. Родился 27 мая 1968 года в Саках. Полузащитник/защитник. Выступал за команды: "Фрунзенец" (Фрунзе, Сакский район), "Таврия" (1991 — 2001 гг.), "Динамо" (Саки), ПФК "Севастополь", "Кызылкум" (Узбекистан), "Ялос" и "Форос" (обе — Ялта). Рекордсмен "Таврии" по количеству матчей, проведенных в чемпионатах Украины — 263 (с учетом союзного первенства — 292), забил за команду 21 мяч (из них 19 — в чемпионатах Украины). Чемпион Украины 1992 года. Мастер спорта. Тренерская карьера: "Титан" (Армянск), "Ялос", "Крымтеплица" (Молодежное), "Форос", "Скиф" (Новопавловка). Окончил Симферопольский госуниверситет (факультет физического воспитания и спорта). Женат. Сын Петр — также футболист (в настоящее время подыскивает себе новую команду).

Полузащитник Андрей Опарин — один из четверых игроков чемпионского состава "Таврии", проведших все 19 матчей турнира. А ведь в команде, по сути, он был новичком, причем перешел в нее (в это сейчас трудно поверить!) из первенства области.

— Было это в 1991 году, — вспоминает Андрей. — Я играл тогда за "Фрунзенец" — очень симпатичную команду из Фрунзе Сакского района, верховодившую в любительском футболе Крыма. После поединка в Феодосии ко мне подошел Анатолий Заяев, представился главным тренером "Таврии" и сказал, что берет меня к себе. Я, признаться, был настолько ошарашен, что и слова Анатолию Николаевичу не сказал. Но Заяев не унимался: вечером со всем руководством клуба нагрянул к моим родителям в Саки, хорошенечко их "обработал". Впрочем, я уже и сам решение принял: из коллектива физкультуры в команду мастеров не каждый день приглашают. Хотя далось оно мне, признаюсь, нелегко: я уже был женат, у нас с Еленой только ребенок родился, и менять обстановку не очень хотелось…

— Ходили ли на тот момент разговоры, что "Таврия" вами интересуется?

— Заяев ни за кем долго не наблюдает: если игрок нравится — приглашает и сразу же ставит в состав (смеется).

— "Фрунзенец", собственно, был вашей первой серьезной командой…

— В общем-то, да. До "Фрунзенца" я играл только за детские и юношеские команды Сак. Иногда вижусь со своим первым тренером — Эдуардом Тихоновым. Великолепный специалист! Очень многому меня научил. Хотя футбол, наверное, передался мне с генами: отец Станислав тоже был футболистом — играл на первенство области, приглашался на просмотр в "Таврию"…

— За "Фрунзенец", если не ошибаемся, тогда выступали несколько ветеранов "Таврии"…

— Костя Вихорнов, Володя Науменко… С настоящими легендами удалось поиграть! Науменко очень много подсказывал мне на поле. Наверное, именно благодаря секретам, которые он мне раскрыл, я и оказался в главной команде Крыма.

— Во "Фрунзенце" вы играли на позиции…

— …под нападающими. С нее же начал и в "Таврии", хотя впоследствии пришлось поиграть и на флангах, и в опорной зоне, и в защите (на всех позициях)… Разве что в ворота не ставили (улыбается).

— Как приняли в "Таврии" 21-летнего игрока из первенства области?

— Нормально. Поначалу я несколько смущался — все-таки футболисты "Таврии" на тот момент были для меня чуть ли не небожителями, но довольно быстро стал в команде своим.

— Кто из "дядек" помог адаптироваться в "Таврии"?

— "Дядька" на тот момент у нас был один — Заяев (смеется). А освоиться в команде понемногу помогали все — Волков, Гайдаш, Турчиненко… Мне ведь начинать приходилось с нуля.

— В конце дебютного сезона уже почувствовали себя твердым игроком основного состава?

— Твердым игроком основного состава я почувствовал себя уже в первом матче: "Таврия" встречалась в Кишиневе с "Зимбрулом" (так тогда называлась команда) и выиграла, кажется, 3:1 (на самом деле — 2:0. — Ред.). Это была первая союзная лига — турнир очень высокого уровня.

— А свой первый гол за "Таврию" помните?

— По-моему, забил нижегородскому "Локомотиву" в домашнем поединке. Хотя, признаться, за своей статистикой особо не следил. Да и нет у меня такого качества — запоминать свои голы. Вот супруга Елена все знает. С момента моего перехода в "Таврию" она начала собирать программки, вырезки из газет (заметки, отчеты и т. д.) — все, что связано с фамилией Опарин. У нее все подшито, сложено — это целая история "Таврии" за десять лет, что я провел в команде. Иногда листаю эти архивы, не перестаю удивляться, как быстро все же пролетело золотое время.

— В 1992 году украинский футбол перешел на самостоятельные рельсы. Как восприняли это в команде?

— На тот момент о политике мы совсем не думали: 24 часа в сутки занимались любимым делом — спортом. Трагедии из того, что играть предстоит в национальном чемпионате, никто не делал. Все-таки на Украине было много сильных команд — киевское "Динамо", "Шахтер", "Днепр", "Металлист", "Черноморец", Западная Украина всегда славилась своими клубами… Новый турнир уж точно не был слабее перволигового союзного.

— Вы говорите, что 24 часа в сутки жили футболом…

— По сути, так и было. В первой союзной лиге ведь играли по два матча в неделю. Одну неделю проводили в разъездах, вторую — жили на базе, и так весь сезон. С семьями виделись по нескольку минут после домашних игр. Очень сложно было. Это в украинском чемпионате уже хоть какая-то личная жизнь появилась (улыбается).

— Перед стартом первого чемпионата Украины руководство "Таврии" ставило перед командой какую-то конкретную задачу?

— Как таковой задачи не было. Но у нас очень хороший состав подобрался. Мы шли по чемпионскому графику: выигрывали практически все домашние матчи и не проигрывали на выезде. И аппетит, как говорится, пришел во время еды. Сначала решили замахнуться на финал, затем — на чемпионство.

— Перед заключительным туром группового этапа чемпионата "Таврия" лидировала в своей группе, опережая ближайшего преследователя — "Шахтер" — на два очка. Но играть ей предстояло как раз в Донецке. В случае победы, в финал попадали бы горняки — по лучшей разнице забитых и пропущенных мячей.

— По сути, это был полуфинал, в котором нас устраивала и ничья. У "Шахтера" тогда был очень солидный состав — Шутков, Попов, Ателькин, Щербаков, Ребров, экс-тавриец Юра Фокин… По накалу страстей матч не уступал финалу. Если откровенно, мы в основном отбивались, но сохранили свои ворота на замке и добились столь желанной ничьей. Если бы вдруг проиграли, думаю, руководители клуба были бы довольны и матчем за третье место — все-таки мы уже и так прыгнули выше собственной головы.

— Руководство Крыма принимало на тот момент участие в судьбе команды?

— Первые лица присутствовали на всех домашних матчах "Таврии". Николай Багров, председатель Верховного Совета Крыма, часто летал с нами на выезды. Думаю, Заяев тогда всех напряг (смеется).

— Ощущалось волнение перед финальным матчем?

— Нас, конечно, закрыли на пару дней на базе, но этим, прежде всего, попытались оградить от ажиотажа. Заяев сказал, что в финале от нас ничего не требует, просто нужно постараться сыграть достойно. Мы вышли на поле львовского стадиона "Дружба" удивительно раскрепощенными: в отличие от киевского "Динамо, на нас не давил результат. Но по началу игры мы поняли, что все в наших руках. Мы владели инициативой, создавали голевые моменты, наконец, Сережа Шевченко забил прекрасный гол… Динамовцы нервничали и у них совершенно ничего не получалось. Оставалась только надежда на судью…

— Перед матчем Заяев акцентировал внимание на том, что судья будет искать повод поставить в ворота "Таврии" пенальти?

— Анатолий Николаевич знал, что мы сами это прекрасно понимаем. Думаю, где-то в глубине души он был уверен в нашей победе. Главным для него было — раскрепостить команду в противостоянии со столь именитым соперником.

— А что он говорил на установке?

— Как таковой установки вообще не было. Заяев подходил к каждому игроку, похлопывал по плечу, говорил: "Ты профессионал, знаешь, что делать на поле".

— На чьей стороне были симпатии трибун "Дружбы"?

— Признаюсь, львовские болельщики мне всегда нравились — они прекрасно разбираются в футболе. Поэтому в финале они болели, скажем так, объективно. Думаю, для них не особо важно было, кто станет чемпионом, главное, чтобы первый чемпион независимой Украины наконец появился. Нас они наградили овациями. Если бы выиграли киевляне, наверное, точно также поздравили бы и их.

— Присутствовали ли на матче крымские болельщики?

— Думаю, что нет. Может, только высокопоставленные (улыбается). Когда мы ночью вернулись в Симферополь, в аэропорту нас встречали… два фаната. Это уже потом посыпались поздравления, было торжественное чествование команды в театре…

— Какая атмосфера царила в раздевалке "Таврии" после чемпионского круга почета?

— Радовались, конечно. Шампанского не было. Это сейчас его закупают заранее — тогда так не делали (смеется).

— Спустя какое время реально поняли, что стали первым чемпионом независимой Украины?

— Наверное, только сейчас, спустя 20 лет (улыбается). Только с годами по-настоящему понимаешь, что просто так чемпионами не становятся. Много сил, здоровья было положено за это звание.

— Многие скептики считают, что чемпионство "Таврии" — неполноценное, поскольку дебютный сезон в украинском футболе был сокращенным.

— А мы что, стали чемпионами через какие-то обходные пути? Опередили в группе "Шахтер", в финале обыграли киевское "Динамо". Если объективно, на тот момент это были две сильнейшие (и по составу, и по финансовым возможностям) команды Украины. Так что наше чемпионство вполне справедливое.

— В чем была сила той "Таврии"?

— Возможно, сейчас это прозвучит пафосно, но в первую очередь — в региональном патриотизме. Хоть у нас и играли футболисты разных национальностей, прежде всего, мы были крымской командой. Нам перед каждой игрой об этом напоминали. Куда бы мы ни приезжали, понимали, что защищаем честь региона. В команде витал крымский дух, если хотите. Наверное, именно поэтому нас трудно было обыграть: честь — она выше любых материальных благ. Сейчас у футболистов, к сожалению, на первом месте финансовые стимулы.

— Работал тогда с командой психолог?

— Конечно, у нас был психолог — Анатолий Николаевич Заяев. Он же — главный тренер, администратор, он — все (смеется).

— Говорят, в команде его называли папой.

— Между собой. А так, конечно же, Анатолий Николаевич.

— У вас тоже было в команде прозвище?

— Да, как и у большинства игроков. С подачи Жени Драгунова, царство ему небесное, ко мне приклеилось прозвище Биба. Может быть, из-за имени Андрей, может, по манере своей игры был похож на легендарного Андрея Бибу.

— Чем наградили за чемпионство?

— Медалью! (Улыбается). Правда, почему-то только спустя два года. Возможно, потому что на них заблаговременно выгравировали имя чемпиона — киевского "Динамо" (смеется).

— А касаемо материального поощрения?

— Говорить о суммах, которые мы тогда получили, наверное, не стоит. По нынешним меркам они покажутся смешными. Были подарки от спонсоров: два телевизора, магнитофон, чайный сервиз, кожаная куртка… Время было такое, что радовались и этому.

— Кроме золотого матча, какие поединки в составе "Таврии" вам особенно памятны?

— Как правило, запоминаются все матчи против киевского "Динамо" и "Шахтера". Наверное, и сейчас футболисты большинства наших команд с нетерпением ждут встреч с грандами. Хотя уровень чемпионата Украины, безусловно, растет: теперь за титул борются уже три команды. Думаю, со временем их будет 6—8. Строятся современные стадионы, базы, к нам приезжают легионеры хорошего уровня. Глядишь, лет через 10—15 наш чемпионат будет сопоставим с английским или испанским.

— Вы затронули тему легионеров. А можете вспомнить первого легионера "Таврии"?

— Игроков из бывших союзных республик легионерами в команде в мое время никто не считал. Помню, в середине 90-х были у нас на просмотре арабы, но никого из них в "Таврию" в итоге не взяли. Первым настоящим легионером нашей команды, пожалуй, был нигериец Уче Увакве — он появился, кажется, в 2001-м. Веселый был парень! Хоть и не играл практически, но болельщики, не сомневаюсь, до сих пор его помнят.

— Хотелось бы вспомнить еще один поединок — финал Кубка Украины сезона-1993/94, в котором "Таврия" в серии послематчевых пенальти уступила одесскому "Черноморцу".

— Обидно проигрывать в лотерею. Кстати, удивительная ситуация сложилась в той серии пенальти: не сговариваясь, мы били в один угол, а одесситы — в другой. Володя Фурсов (к сожалению, его уже нет в живых) не сумел переиграть вратаря "Черноморца" Олега Суслова. Они хорошо знали друг друга — учились в Луганске в одной школе, играли за одну команду в детских и юношеских турнирах. Володя плакал буквально навзрыд — "Таврия" лишилась Кубка. Хотя и в раздевалке, и потом никто его за этот промах не укорял.

— В "Таврии" вы провели десять незабываемых лет — практически всю свою карьеру. Неужели не было более заманчивых предложений из других команд?

— Честно говоря, не хотелось бы обсуждать эту тему.

— Можете сказать, что довольны своей карьерой?

— Мне грех на что-то жаловаться. Десять лет в "Таврии" действительно были незабываемыми. И я отдал этой команде все, что мог.

— Тяжело было уходить из "Таврии"?

— 31 год — не старость для футболиста. Конечно, считал, что еще могу принести команде пользу. Но пришлось уйти. Поиграл еще и во второй лиге, и к Сергею Шевченко в Узбекистан съездил… Потом было первенство Крыма — сначала за "Ялос" бегал, затем за "Форос", причем уже в качестве играющего тренера…

— В своей карьере вы практически обошлись без серьезных травм. Хотя ногу в стыках, как принято говорить, никогда не убирали…

— Наверное, гены хорошие (улыбается). Где-то, конечно, боженька уберег. Футбол-то раньше был пожестче, как мне кажется.

— В прошлом году вы еще раз стали чемпионом — в составе команды КСХИ выиграли первенство Украины среди ветеранов.

— Спасибо Александру Мельнику, который собрал эту команду. Он не только продлил нам, ветеранам, футбольную жизнь, но и, по сути, помогает материально. Импонирует, что Александр Иосифович — максималист: у него только одна задача — побеждать в каждом матче.

— В финале первенства среди команд ветеранов КСХИ встретился с "Шахтером"…

— И на поле против нас вышло немало игроков, противостоявших "Таврии" в золотом сезоне 1992 года. Биток был еще тот! Алексею Антюхину все ребра поотбивали. Наверное, наше поколение футболистов и в 80 будет думать только о победе.

— Можно сравнить эмоции от победы в финалах 1992 и 2011 годов?

— Ветеранский турнир — это, как говорится, совсем другая история. Но радовались мы победе, наверное, ничуть не меньше.

— Чем сейчас, помимо игры за команду ветеранов, занимаетесь?

— Тренирую команду "Скиф" из Новопавловки, которая выступает в первенстве автономии. В ней собраны совсем молодые ребята — 1994 года рождения.

— Как считаете, может кто-то из них дорасти до профессионального футбола?

— Если профессионально будут относиться к тому, чем занимаются, — непременно.

— В последнее время тренеры "Таврии" сетуют, что в Крыму нет молодых талантов…

— Пусть это скажут Заяеву — он за день 20 талантов найдет (смеется). Наверное, нужно проводить селекционные турниры, чтобы выявлять таланты. А не ждать, когда это сделают "Шахтер" или "Динамо".

— Что скажете о сегодняшней "Таврии"?

— Давайте посмотрим на нее 3 марта (улыбается).

— Возможно, команде не хватает того патриотизма, о котором вы говорили выше?

— Сейчас жизнь изменилась, поэтому и футбол стал другим. Это касается и игроков, и болельщиков. Раньше на "Таврию" люди съезжались автобусами со всего Крыма. Стадион был забит до отказа. Теперь в основном ходят только симферопольцы, причем большая часть из них футболистов даже по фамилиям не знает. Если честно, это страшно. Раньше ведь ходили на конкретных игроков — на Климова, на Прилепского, на Науменко, на Шевченко… Возможно, так происходит потому, что в команде практически нет местных (имею ввиду крымских) ребят. Раньше ведь многие ехали именно на "своих". За меня, например, все Саки переживали, за братьев Кунденков — весь Северный Крым и т. д. В своих регионах мы были настоящими героями — нас в школы на встречи с учениками приглашали, они специальные стенгазеты для нас издавали…

— Знакомы с кем-то из нынешних игроков "Таврии"?

— С Васо Гигиадзе мы немного вместе поиграли в 2001-м. Хотя он уже покинул команду.

— Как считаете, окажется ли кто-то из таврийцев в составе сборной Украины на Евро-2012?

— Назаренко и Калиниченко. Думаю, что Блохин не будет разбрасываться столь квалифицированными футболистами. Очень мне импонирует игра Шиндера, хотя, наверное, он слишком рано попал в сборную. Вот через два года он точно будет основным нападающим нашей национальной команды.

— Чего ждете от украинской сборной на домашнем Евро?

— Нужно выйти из группы, а дальше — уже как повезет. Не сомневаюсь в одном: адреналин у ребят будет зашкаливать, и биться за победу они будут до последнего. Интуиция подсказывает, что наша команда должна выстрелить на домашнем Евро.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus