Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

13 июня 2012, 15:14
Интервью

Талят Шейхаметов: "Случайно можно выиграть один матч, но не чемпионат"

Нападающий Талят Шейхаметов – один из игроков легендарного состава "Таврии", 20 лет назад завоевавшего звание первого чемпиона независимой Украины. Взрывной и необычайно техничный форвард, наводивший настоящий ужас на оборонительные редуты соперника, увы, из-за травмы не сыграл в финальном матче турнира во Львове…


Талят Шейхаметов

Талят ШейхаметовРодился 24 апреля 1966 года в Шахрисабзе Узбекской ССР.
Амплуа - нападающий.
Чемпион Украины 1992 года. Мастер спорта.

Выступал за команды: "Хисар" (Шахрисабз, Узбекистан), "Геолог" (Карши, Узбекистан), "Пахтакор" (Ташкент, Узбекистан), "Таврия" (1990–1994 гг.), "Хакоах" (Рамат-Ган, Израиль), "Маккаби" (Герцлия, Израиль), "Кремня" (Кременчуг), СК "Николаев", "Металлург" (Никополь).

В чемпионатах Украины провел за "Таврию" 82 матча (забил 17 мячей), в Кубке страны – 5 поединков (1 мяч).

Тренерская карьера: "Крымтеплица" (Молодежное), ФК "ИгроСервис" (Симферополь) – ассистент главного тренера. В настоящее время работает в тренерском штабе юношеской (игроки 1996 года рождения) сборной Украины.


– Обязательно напишите, что моим первым тренером был Шамиль Джумаев – это важно, – предваряет разговор с клубной пресс-службой Талят. – Именно благодаря этому человеку я полюбил футбол. Я был, как принято говорить, "переростком" – в 13-летнем возрасте в ДЮСШ обычно не берут, но Джумаев в меня поверил и взял.

– На какой позиции начинали играть?

– В полузащите, но вскоре меня перевели в нападение: я и забивал много, и пасы голевые раздавал.

– Первой вашей командой мастеров был "Хисар" из родного Шахрисабза…

– Турнир во второй союзной лиге тогда, что бы ни говорили, был на уровне. Я дебютировал в нем в 16-летнем возрасте – сейчас такое, наверное, невозможно. Видели бы вы, как я радовался своему первому голу!

– И вас заметили в главной команде Узбекистана – "Пахтакоре".

– Это был конец 1988 – начало 1989 годов. Тренировал тогда команду Федор Сергеевич Новиков, 14 лет отработавший помощником самого Константина Ивановича Бескова в московском "Спартаке". Ему удалось собрать в "Пахтакоре" по-настоящему звездный состав, который легко решил задачу выхода в высшую лигу. Назову несколько фамилий: Хорен Оганесян (лучший, на мой взгляд, полузащитник Европы середины 80-х), Андрей Пятницкий (позже блиставший в "Спартаке"), Мустафа Белялов (игрок олимпийской сборной СССР), Геннадий Денисов (его сын Виталий сейчас играет в "Днепре"), Игорь Шквырин, Мирджалол Касымов… Даже просто тренироваться в компании таких исполнителей (я не говорю о том, чтобы играть!) было одно удовольствие. Если бы не распался СССР, эта команда, уверен, могла бы претендовать на самые высокие места в элите советского футбола.

– В советские времена в Ташкенте были, пожалуй, самые темпераментные болельщики.

– Стадион всегда был забит под завязку. Фанатских движений тогда, конечно же, еще не существовало, но поддерживали нас трибуны действительно здорово. При такой поддержке играть в оборонительный футбол было невозможно. Футболистов в Ташкенте просто боготворили. На базар лучше было не ходить: каждый продавец пытался тебе что-нибудь подарить. Благо, я жил на базе и от такого внимания был огражден (смеется).

– Что стало решающим фактором при переходе в "Таврию"?

– Это был 1990 год. Анатолий Заяев, тогдашний тренер "Таврии", позвонил моим родителям: мол, крымские татары возвращаются на родину, и вашим сыновьям пора. Отец (к сожалению, уже покойный) Крымом просто бредил, каждый день нам о нем рассказывал. В моем контракте был пункт, предусматривавший, что меня отпустят из "Пахтакора" только в случае возвращения на родину, чем я в итоге и воспользовался. И хоть ташкентская команда и по классу, и по материальному обеспечению была повыше "Таврии", я поехал, не задумываясь. Как сейчас помню: ночью со старшим братом (он был приглашен в "Таврию" на должность администратора) собрали сумки и отправились в аэропорт. Кстати, только в конце года смог забрать в "Пахтакоре" свою трудовую книжку.

– "Пахтакор" и "Таврия" играли в совершенно разный футбол…

– В "Пахтакоре" вся игра строилась на контроле мяча, в "Таврии" же я столкнулся с атлетичным футболом, большим количеством длинных передач. Первое время чувствовал себя на поле очень неуютно. Наверное, полгода ушло на адаптацию.

– Вместе с вами из Средней Азии в "Таврию" перебрались еще несколько крымскотатарских футболистов. Почему им, по большому счету, так и не удалось себя проявить в симферопольской команде?

– Самым именитым их них, безусловно, был Айдер Зейтулаев, один из лучших бомбардиров первой союзной лиги. К сожалению, он уже думал о завершении карьеры игрока, поэтому за "Таврию" отыграл всего лишь сезон. Не сумел пробиться в основной состав Асан Мустафаев. А вот защитник Сефер Алибаев, перешедший в "Таврию" двумя годами позже меня, сходу стал не только незаменимым в симферопольской команде, но и помог ей выиграть титул первого чемпиона независимой Украины. Но мне бы не хотелось акцентировать внимание на национальном вопросе. Футбол не делает различий между людьми, он их объединяет в общее дело. Есть игроки, которые хорошо выполняют свою работу, и есть, которые – не очень. Только в этом разница.

– 1991 год выпал из вашей карьеры – поговаривали даже, что по семейным обстоятельствам вы вынуждены были вернуться в Узбекистан…

– На самом деле все оказалось куда банальнее. В конце 1990 года, уже на послесезонной тренировке (а бегали мы в "коробке"), я получил достаточно серьезную травму ноги. Травмировал меня, как ни странно, врач "Таврии" Черепанов. Была сложная операция, потом очень долго восстанавливался. В результате в 1991 году не провел ни одной игры…

– Следующий год "Таврия" начала уже в чемпионате независимой Украины. Многое изменилось по сравнению с союзной лигой?

– Исчезли длительные перелеты (улыбается). Мне кажется, что первый чемпионат Украины по своему уровню, как минимум, не уступал, а, возможно, даже превосходил турнир в первой союзной лиге. Украинские команды, готовившиеся к выступлению в союзном "вышке", своими сильнейшими составами перекочевали в чемпионат Украины. Сыграть против отечественных лидеров – киевского "Динамо", "Шахтера", Черноморца" – для "Таврии", естественно, это был вызов. Мы выглядели не просто достойно – мы стали первыми чемпионами "незалежной".

Таврия перед матчем с Динамо, 1992 год

– А какая задача, если честно, ставилась команде перед стартом нового турнира?

– Конкретной задачи не было. Была задача сыграть достойно в дебютном чемпионате. Это уже по ходу турнира мы поняли, что способны на многое, и прошли всю дистанцию на одном дыхании.

– Нередко доводилось слышать, что чемпионство "Таврия" взяла волей случая…

– Так могут говорить только люди, которые, поиграв на высоком уровне, ни одного титула за свою карьеру не выиграли. Проще говоря, это зависть. Случайно можно выиграть один матч, но не чемпионат. В своей группе мы опередили и дончан, и одесситов, и еще семь неслабых соперников, да и в финале были сильнее динамовцев. Возможно, в каких-то компонентах гранды ("Динамо", "Шахтер") нас превосходили, но именно мы реализовали свой потенциал и стали чемпионами.

– Чем была сильна "Таврия" образца 1992 года?

– У нас подобрался очень хороший, сбалансированный коллектив. И микроклимат в нем был замечательный! У команды были лидеры – и на поле, и в жизни.

– Из-за травмы вы не сыграли в финальном матче…

– Не только в финале, но и в очень важном поединке с "Шахтером", в котором, по сути, решалась судьба путевки в финал. Виной тому – та самая злополучная травма: к концу сезона воспалились связки, и на поле я не смог выходить.

– Перед финалом "Таврия" потеряла не только вас…

– Если не ошибаюсь, в распоряжении Заяева остались только 14 футболистов – в их числе 17-летний Сергей Есин и лишь раз выходивший на замену за весь сезон Юрий Михайлус. Целый ряд игроков "основы" были травмированы, приболел лучший бомбардир команды Юрий Гудименко, перебрали желтые карточки Игорь Волков и Сергей Андреев… Но даже с такими кадровыми проблемами мы однозначно не были слабее укомплектованного "Динамо", а по духу – даже сильнее соперника. Поэтому победили мы – по игре.

– За финалом вы наблюдали, сидя у экрана телевизора…

– Скорее, стоя (смеется). В своем номере в гостинице "Украина". В "Украине" тогда жили все иногородние игроки "Таврии". Смотрел игру в одиночестве. Это уже после финального свистка в номер повалили соседи с шампанским…

– Когда появилась уверенность, что "Таврия" возьмет чемпионский титул?

– Пожалуй, еще до гола Шевченко. Мы смотрелись увереннее, вели игру. У динамовцем же, за исключением удара Заеца метров с сорока, моментов то и не было вовсе. А после гола стало уже понятно, что соперник не отыграется. Ощущения, которые переполняли после финального свистка, передать невозможно. Ради них стоит играть и терпеть любые трудности.

– Сколько длилась чемпионская эйфория?

– С месяц, наверное. Засыпать и просыпаться с мыслью, что ты чемпион Украины, это было удивительное состояние. О том, что это еще и историческое событие, понял лишь спустя годы. Но тогда мы были молоды: не жили грядущим днем и назад не оглядывались.

– В Кубке европейских чемпионов "Таврия" дебютировала, не имея никакого международного опыта…

– Уже непосредственно перед стартом в еврокубках слетали на двухдневный турнир в Испанию, где сыграли с местным "Спортингом" (Хихон) и голландским "Витессом". Вот и вся подготовка. Уже по ходу выступления знакомились и с уровнем соревнований, и, как ни прискорбно об этом говорить, – с соперниками. Мы не то что видеоматериалов с участием оппонентов не видели, мы даже их составов не знали! Играли, что называется, с листа. Такое тогда было время.

– Ирландский "Шелбурн", тем не менее, прошли, к тому же ваш гол, проведенный в ворота соперника в Симферополе, телеканал "Евроспорт" признал лучшим на стадии 1/32 финала турнира.

– Конечно, хорошо помню этот гол: обыграл нескольких игроков соперника и пробил в обвод вратаря в дальний угол. Потом смотрел запись: действительно, достаточно эффектно получилось.

– Почему нашей команде оказался не по зубам следующий оппонент – швейцарский "Сьон"?

– На тот момент "Сьон" был очень серьезным соперником. Достаточно сказать, что оборону команды (вратарь и четыре защитника) составляли игроки сборной Швейцарии, которая два года спустя на чемпионате мира в США дошла до 1/8 финала. Были также в составе "Сьона" и трое бразильских легионеров, среди которых, конечно же, выделялся форвард Тулио (в 1995 году он стал самым дорогим футболистом мира). В дебюте первого поединка в Швейцарии мы демонстрировали очень добротный футбол, в целом даже переигрывали соперника. Но на 16-й минуте бельгийский арбитр Перо в спорной ситуации удалил нашего голкипера Олега Колесова, и мы, пожалуй, просто не сумели перестроиться, что и привело к крупному поражению. А уже в ответной игре в Симферополе во втором тайме (при счете 0:0) пошли ва-банк, и соперник, имевший в своем составе классных нападающих, нас за это наказал.

– Постчемпионский сезон-92/93 оказался для "Таврии" провальным…

– Игру, в принципе, мы демонстрировали хорошую, долгое время даже шли в первой пятерке. А потом неожиданно наступил какой-то провал. К сожалению, став чемпионом, команда не пошла по пути усиления состава, наоборот, стала терять своих ведущих исполнителей. Кроме того, на "Таврию", как на чемпиона, уже совсем по-другому настраивались соперники и, что особенно обидно, судьи (чуть ли не в каждом выездном матче нам били пенальти). Все это в итоге и привело к печальному результату.

– Не заладилась и ваша карьера в "Таврии"…

– В конце 1993 года меня продали в Израиль. Там я провел восемь месяцев, после чего вновь вернулся в "Таврию" – сыграл несколько поединков в чемпионате и финале Кубка страны против одесского "Черноморца", в котором "моряки" победили в серии послематчевых пенальти (5:3). Финал Кубка, кстати, стал для меня последним матчем в футболке симферопольской команды. Мне было всего 28 лет – самый расцвет сил, но на тот момент в "Таврии" делали ставку уже на других исполнителей, более молодых, и я вынужден был покинуть Симферополь.

– Какие чувства испытываете сейчас, вспоминая победу 20-летней давности?

– Наверное, прежде всего – чувство ответственности. С другим чемпионом в составе "Таврии" – Александром Головко – мы сейчас работаем в юношеской сборной Украины. Мы вошли в историю украинского футбола, и опускать планку уже на новой стезе просто не имеем права. Работать мы должны по-чемпионски.

– С кем из игроков чемпионского состава поддерживаете отношения?

– С Владом Новиковым общаемся через Интернет – он живет в Москве, играет за ветеранов, год назад гостил у меня в Крыму. Часто видимся с Сефером Алибаевым, Андреем Опариным, Игорем Волковым, Сергеем Шевченко.

– Что бы хотели пожелать команде в канун юбилея?

– Хотелось бы, чтобы в Симферополе действительно был построен хороший европейский клуб. А для этого нужна стабильность во всем.

– Есть у вас любимые места в Крыму?

– У меня мама живет в Судаке – наверное, это и есть самое любимое место. Хотя нравится и Южный берег, и степной, и горный Крым. Это родина моих предков, и только здесь я могу дышать полной грудью.

Ссылки по теме:
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus