Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

26 ноября 2012, 12:29
Интервью

Максим Калиниченко: «У каждого из нас масса претензий к самому себе»

Попутного ветра календарь осенней части сезона в своей кульминационной фазе крымчанам не готовит. В 16-м туре вроде бы снявшееся с мели таврийское судно угодило под абордаж «Днепра», а сегодня команду шкипера Олега Лужного ожидают пушки «Металлиста». Для коренного харьковчанина и экс-игрока днепропетровского клуба Максима Калиниченко эти встречи, несомненно, проходят под грифом «особая важность».

Максим Калиниченко

— Специальный статус этих матчей, скажем так, неочевиден, — в свойственном для себя философском ключе принялся размышлять Максим. — В случае с «Днепром» все же прошло какое-то время, так что поединок с днепропетровцами был принципиален для меня лишь в том смысле, что моей команде очень были нужны очки.

— Как, впрочем, они нужны и в матче с «Металлистом»?

— Ну, конечно. Кроме того, матч состоится в Харькове, а играть в родном городе для меня всегда приятно. Хотя, забегая вперед, скажу, что выйти на поле, увы, не доведется.

— То есть?

— В матче с «Днепром» повредил колено. Ничего сверхъестественного — обычный игровой эпизод. Но от этого не легче. До последнего надеялся, что успею восстановиться к матчу с «Металлистом», но буквально за два дня до игры понял, что помочь своей команде смогу лишь морально.

— Рецидив или что-то новенькое?

— Пока что-то непонятное. Для более точного диагноза необходимо пройти углубленное обследование. Однако боюсь, что выбыл до конца года.

— Не это ли повреждение стало причиной вашей замены в матче с «Днепром»?

— Нет, причиной замены стало решение тренера.

— В пятницу наши московские коллеги из «СЭ» опубликовали интервью хирурга ЦИТО Сергея Миронова, который был очень удивлен тому, что вы еще играете, и утверждал, что благодаря немецким и финским медикам Калиниченко попал в его учреждение уже с 12-сантиметровым дефектом ахиллова сухожилия: «Мы выкраивали материал из всех окружающих тканей, с использованием микрохирургических методик. Выполнили сухожильно-мышечную пластику...» Это правда?

— Наполовину. В умышленном коверкании фактов уважаемого человека подозревать не буду, просто времени с того дня прошло уже лет десять, и многие факты память не держит. Оперировал мой ахилл тогда не Миронов, а хирург Орлецкий. Финны с немцами к моим бедам никакого отношения не имели.

Более того, реабилитацию после операции в ЦИТО я отправился проводить именно в Финляндию. И мне там очень помогли, используя методики восстановления, которых на территории СНГ тогда не знали. Что же касается 12-сантиметрового дефекта, то это — чистая правда. На медицинском языке это называлось «разволокнение ахилла». Выражаясь проще, мое сухожилие превратилось, извините, в соплю.

— Некоторые специалисты полагают, что этой осенью Калиниченко играет ни шатко — ни валко. Однако сухая статистика доказывает: вы пропустили всего один матч в сезоне и лишь дважды выходили на поле со скамейки. Как оцениваете свое выступление сами?

— Как можно его оценить, если моя команда идет на 13-м месте?! А себя от коллектива я никогда не отделял и продолжаю поступать в том же духе. И должен заметить, что в моей статистике что-то хорошее найти сложно: голов мало, передач мало, да и минут игрового времени, как мне кажется, тоже немного — в сравнении с прошлым годом.

— Все знают, что в прошлом сезоне 70 процентов мячей «Таврии» забили Шиндер, Назаренко и Калиниченко. Как вы прокомментируете такой арифметический казус: из 11 голов крымчан в 16 матчах этого чемпионата — десять на счету этой же троицы, а также Максима Фещука. Я так понимаю, что легионерам в вашем клубе забивать попросту запрещается или же, если совсем серьезно, вся коллективная игра заточена под местных игроков?

— Знаете, это, конечно, хорошо, что украинцы забивают, но если бы им еще помогали иностранцы... (Улыбается). Что же касается заточенности командной игры, то об этом можно было бы говорить, забей мы вчетвером мячей сорок. А у нас, повторимся, 11 голов. Так чем тут гордиться?

— В чем причины такой низкой результативности? Может быть, в стилистической перестройке? Помнится, летом Олег Лужный сказал: «Мне кажется, наши игроки больше склонны к комбинационному футболу, чем к длинным передачам, которые проповедовал Семен Альтман»...

— Я не вправе комментировать цитаты нашего наставника. «Апгрейд» в команде действительно происходит. При этом каждый тренер видит эту ситуацию по-своему, проповедуя футбол, который ему ближе. Точно также строит нашу игру и Лужный.

— И все это происходит на фоне редчайшей кадровой суеты. Не раздражает ли, когда одна группа легионеров уходит, а на смену ей срочно приезжает другая?

— Этот вопрос задан немножко не по адресу. От себя могу сказать одно: при такой масштабной миграции приходится тратить время на обновление игровых связей, ни одна текучка кадров на пользу коллективу не идет, и идти не может. Ведь для начала все наставники стремятся для начала заложить какой-то фундамент, чтобы было, от чего оттолкнуться.

— Одним из таких вот фундаментальных в своей линии игроков, по мнению Семена Альтмана, был центрбек Айоделе Аделейе...

— Вы знаете, я бы не хотел переходить на личности. Скажем так, среди тех, кто уже не с нами, были и очень хорошие футболисты.

— Не так давно довелось общаться с вашим экс-партнером по сборной Андреем Диканем, который подчеркнул, что из всех иностранных новичков «Спартака» как влитой — безо всякой адаптации — в основу встал только бразилец Ромуло. Среди легионеров «Таврии» такие вундеркинды имеются?

— Очень сложно говорить о подобных вещах, учитывая, что на данном этапе мы демонстрируем, скажем так, не очень хороший футбол. При этом каждый хочет играть лучше, и у каждого есть масса претензий к самому себе.

— Лужный по праву считается максималистом и всегда говорит о том, что никогда не будет играть на ничью. Не мешает ли такой максимализм тренера команде в особо сложных матчах, где не мешало бы сыграть немного прагматичнее?

— Я в этом с тренером полностью согласен. И сам, скорее, готов пойти в атаку и попасть в плен, чем что-то беречь, охранять и осознанно играть на ничью. Не по мне это абсолютно...

— Как полагаете, сколько своих очков вы и ваши партнеры не добрали в первом круге?

— Ох, на этот счет воспоминаний осталось много. Матча, в котором нам повезло, пока еще не было — это точно. Да и никому из тех, кому мы проиграли вчистую, «Таврия» не уступила.

— Приглашение в коллектив Махача Гаджиева обострило конкуренцию на вашей позиции?

— Естественно, потому что ее обостряет появление любого хорошего игрока. А Гаджиева приглашали для того, чтобы он играл.

— После матча с «Днепром», в котором вы проиграли во многом из-за ошибки голкипера, на официальном сайте «Таврии» появился опрос с целью выявить лучшего игрока матча. 30 процентов ответили, что им стал... вратарь Дамир Кахриман. Во время домашних матчей иронию болельщиков чувствуете?

— У нас не так уж много болельщиков, и о ярко выраженном отношении говорить непросто. Лично я какой-то целенаправленной иронии со стороны фанатов, надеюсь, не заслужил. Что же касается их отношения к нашим результатам, то оно во время матчей периодически проскальзывает. Думаю, что 13-е место не устраивает никого.

— Голкипер «Таврии» Сергей Погорелый недавно получил вызов в сборную. А вскоре узнал, что не поедет в Конча-Заспу из-за инцидента с Артемом Громовым. Чисто по-человечески своего вратаря понимаете?

— Понять можно всех и каждого. Непонятна в этой ситуации позиция чиновников. Судите сами: человек всю свою карьеру ждал приглашения из главной команды страны. И вот, уже после скандального инцидента, который все видели, оценили и обсосали со всех сторон, он наконец-то получает заветный вызов. А через несколько часов после первого факса в клуб приходит другой, информирующий о том, что его уже никто не ждет...

Я не оправдываю Погорелого. Он совершил большую ошибку, о которой сожалеет больше, чем кто-либо другой. Но оцените силу психологического удара по самому футболисту! А ведь достаточно было лишь не вызывать его на эту игру, сделав это перед следующим сбором, и тогда эта история не вызвала бы никакого резонанса... Увы, но ответственные за это лица просчитать этого не смогли.

— Окончим тем, с чего начали. В понедельник вашей команде предстоит поединок с «Металлистом», которому, по мнению вашего бывшего наставника Вячеслава Грозного, в Лиге Европы выступать значительно проще, чем в чемпионате, где харьковчане страдают от лимита легионеров...

— Вы знаете, команда Мирона Маркевича сейчас находится в такой форме, что ей абсолютно все равно, с кем играть. В любом случае нам придется очень тяжело, но при всех наших проблемах, «Таврия» не только попытается, но и даст фавориту отчаянный бой.

— Без вашего участия?

— Отчего же... В Харьков лечу со всеми. Навещу родителей — своих и жены, а потом отчаянно поболею за своих.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus