Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

24 декабря 2012, 20:02
Интервью

Максим Калиниченко: «В Россию не рвемся»

Калиниченко в профессиональном футболе 16 лет. Восемь из них — в России, восемь — в украинских клубах. Кому, как не ему, судить: могут ли два соседа быть полезны друг другу.

Максим Калиниченко

Расплатой за популярность экс-спартаковца, а ныне полузащитника симферопольской «Таврии» стало выдуманное интервью в одном из украинских изданий. Разразился скандал, искали виновного.

— Ничего плохого от моего имени не написали. Так, сплошная банальщина, — оценивает в беседе с корреспондентом «Советского спорта» Максим. — Не привык, что мое интервью превращают в набор штампов. Такого никогда не будет.

Максим и в литературе разборчив, что попало не читает. На лечении в Германии взялся за «Остров Крым» Василия Аксенова. Разносторонняя личность.

— Известный столичный хирург Сергей Миронов поражается: «Неужели Калиниченко до сих пор играет в футбол?!». Мол, не может быть такого.

— Случился неприятный момент еще в спартаковское время. Мог прервать карьеру. 50 процентов давали, что это — всё. Вот и сейчас в очередной раз лег под нож. Пришлось чинить коленку перед Новым годом. Мне 33, но я полон желания играть.

— Ваш гол слета в ворота «Говерлы» претендует на звание самого красивого в текущем чемпионате Украины. Откуда вдохновение?

— Приятно, что спрашиваете о нем. Один из самых красивых в карьере, сложный по исполнению. Этот гол мало кто вспоминает из экспертов, потому что мы проиграли тот матч. Прав был Лобановский: самое красивое в футболе — счет на табло.

— А как вам идея забивать в чемпионате СНГ?

— В коммерческом проекте? Очевидно, что это для самых богатых клубов. По мне создание такой лиги — нарушение спортивных принципов и логики. Двадцать лет чемпионаты стран развивались, чтобы затем переродиться в проект типа НХЛ или КХЛ? Да, это могло бы быть зрелищно, интересно. Шоу. Но на Украине, как я вижу и чувствую, особого интереса тема не вызывает.

— Тренируя киевское «Динамо», Юрий Семин советовал российскому футболу поучиться у украинского. Есть что подсмотреть?

— Мое субъективное мнение: это Украине пока следует учиться у России. Футбол здесь, несомненно, вырос вместе с уровнем футболистов. Но рост наблюдается не во всем. Как было четыре-пять претендентов на высокие места, так и остается. Да, Евро подарил Украине стадионы. Но в России все же больше развит профессиональный футбол, в каждом регионе по команде.

— Ваша «Таврия» расположилась на 11‑м месте. На какие задачи настраивались в клубе, приглашая вас и Сергея Назаренко?

— В нашем лице команда получила опыт. И притязания у «Таврии» на нечто большее, чем просто быть середняком. Но что-то не пошло в сезоне. Нас порой и охаять могут. Мы всё слышим, читаем.

— Сохраняется ли желание украинцев играть в России?

— На меня случайно не намекаете? — посмеивается. — Я уже не в том возрасте, чтобы думать о подобном. Как россияне не рвутся за границу, так и нашим дома нравится. Лимит никто не отменял. Пока лимит на руку местным футболистам, смысла уезжать нет.

— А как же разговор между псевдоКарпиным и Милевским? Артем не возражал бы зарабатывать в «Спартаке» от двух миллионов евро в год...

— Это не смешная история. Такие телефонные розыгрыши — подсудное дело. Подстава. Всем ведь известна история с медсестрой из Британии — довели до самоубийства. Розыгрыш Милевского, конечно, не повлечет ничего страшного. Но какой вред самому игроку это принесло!

— Милевский что-то не так сказал в разговоре с пранкером?

— Сказал то, что обычно и говорят в начале переговоров. Торговался, о чем-то высказывался. Отношения с Блохиным теперь закончились, как мне кажется. Суркис сказал, что нарушены пункты контракта.

— Вы бы рискнули заявить Карпину о том, что в «Спартаке» — «непонятные легионеры», как это сделал Милевский?

— У меня свое мнение о нынешнем «Спартаке». И оно отличается от мнения большинства.

— Заинтриговали.

— Футболисты, которые приходят в «Спартак», не становятся от этого перехода ни хуже ни лучше. Если у «Спартака» чемпионские амбиции, то уровень этих игроков недостаточен. И не стоило, наверное, платить за них такие деньги. Но, если за них эти деньги платят, значит, это кому-то нужно.

— Вы хотите сказать, бизнес теснит футбольное творчество?

— А это не только проблема «Спартака». Проблема мирового футбола.

— У ветеранов «Спартака» принято встречаться в отпуске?

— Виделись с Парфеновым. А Леша Зуев приглашал на свой концерт в ресторане спартаковской направленности. Но я поздно прилетел в Москву, не успевал. Проблем с общением нет, но есть проблема с приоритетами. Когда приоритет — семья, то на футбольных товарищей не всегда хватает времени.

— Говорят, в вашем кругу до сих пор вспоминают прощальный матч Егора Титова в сентябре.

— Мы получили ни с чем несравнимое наслаждение. Каждый на поле мыслил в унисон с партнерами. Кто-то бежит, кто-то уже утратил скорость, но мысль была превыше всего. У киевского «Динамо» иная философия, но они тоже мыслили одинаково. Я бы участвовал в таких матчах и днем, и ночью.

— Слезу у болельщика выбиваете.

— Да у меня самого эти слезы лились! Когда долгие годы не мог играть в футбол, который полюбился, то вернуть его на полтора часа — одновременно трогательный и горький момент. Настоящий «Спартак» был только в первые два моих года в Москве. Впрочем, я ни о чем не жалею в своей карьере.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus