Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Валерий Петров
7 июля 2013, 09:30
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Валерий Петров: «Бывшие руководители Таврии не обращали внимания на молодежь»

Куратор работы детской школы, команд U-19 и U-21 симферопольской Таврии Валерий Петров в эксклюзивном интервью Football.ua рассказал о функционировании и взаимосвязи всех детских и юношеских команд клуба и их перспективах.



— Валерий Павлович, в свете запрета от УЕФА заявлять новых футболистов и кадровым дефицитом на игроков, первая команда Таврии в новом сезоне наверняка не сможет обойтись без футболистов из молодежного состава.

— Однозначно.

— В то же время, дубль предыдущий сезон закончил на предпоследнем месте...

— Мы давно стали заложником этой ситуации — 6 октября прошлого года. Но, к сожалению, прошлое руководство Таврии думало так: «А, откроют трансферное окно сейчас, прокатит, все будет хорошо», всерьез не акцентируя на этом внимания. Поэтому и на молодежь эти люди не обращали внимания. Хотя ребята у нас очень перспективные — у нас был очень серьезный селекционный отбор в прошлом году, просматривали футболистов на тренировках, в матчах, подбирали исполнителей на перспективу. С учетом регламента, очень хотели, чтобы украинцы усилили первую команду. Это касательно регламента и сложившейся ситуации.

А по поводу результатов молодежной команды... Знаете, хоть команда и заняла не одно из лидирующих мест в сезоне, но в ней всегда найдется паренек, на которого можно рассчитывать. Безнадеги в жизни не существует, если ко всему относиться правильно.

— После последнего тура чемпионата, в котором Таврия разгромно проиграла Заре, Олег Лужный сказал следующее: «Мы брали четверых из молодёжного состава. Просто для количества. Опять же, нам нельзя никого покупать. А нашу перспективную молодёжь вы сегодня видели». После этого тренер тяжело вздохнул.

— Я не хочу быть некорректным, и не буду комментировать мнение бывшего главного тренера. Это его виденье. Я другого мнения о молодежи.

— Если Лужный не прав, говоря о ее низком уровне, кто, по вашему мнению, усилил команду весной, когда тренер взял четверых футболистов из дубля?

— Сложно судить о каком-либо усилении, потому что, когда поезд шел, в вагон запрыгивали на ходу. Это непрофессионально и неправильно. Нужно было готовить этих ребят еще с прошлого года, чтобы постепенно подпускать к основному составу. Но я еще раз повторюсь: руководители думали, что уладят все проблемы и смогут покупать новых футболистов. О молодежи никто не думал. Но в таком случае я задам вопрос: а зачем тогда регламент оговаривает, что в заявке должны быть собственные воспитанники? Поэтому их нужно готовить. А это вопрос не одного года.

— До запрета на трансферную деятельность Олег Лужный не использовал молодых воспитанников клуба, то есть Приходной, Павленко, Мельник и Матвиенко играли скорее от безысходности. Если бы вы весной были тренером первой команды Таврии, доверяли бы место в составе вышеупомянутой четверке?

— Давайте я посмеюсь в ответе на этот вопрос! Если посмотреть в мою родословную тренерскую, вы убедитесь, что я всегда доверял молодежи, давал ей шанс. Все потому, что доверие — классная штука, которую в свое время я испытал на себе, будучи молодым футболистом.

— Олег Романович советовался с вами, когда приглашал в первую команду именно этих футболистов?

— Нет.

— То есть, это его единоличное решение?

— Да. Личное.

— Если бы он посоветовался с вами, на то время вы могли бы посоветовать ему других игроков?

— Послушайте, дело в том, что дубль и первая команда жили на одной базе, тренировались на соседствующих полях. А у Лужного были помощники, которые в любой момент могли посмотреть на молодых футболистов сами. Я не из тех людей, которые дают советы главному тренеру — это не моя прерогатива, если мое мнение не спрашивают.

А что помощники? Приходили, смотрели?

— Нечасто. Не баловали своим вниманием, скажем так.

— Вас это не задевало? Никогда не пытались поговорить с тренерским составом?

— Нет. Они взрослые люди, профессионалы, которые должны понимать, что от них требуется.

— Можете ли дать краткую характеристику каждому из упомянутых воспитанников команды, которых мы имели возможность видеть в Премьер-лиге?

— У них сейчас возраст гадкого утенка, а психология — как пластилин. Я не хотел бы давать характеристику ни лестную, ни отрицательную, потому что кто-то это прочитает, кому-то передадут, и в итоге кто-то задерет вверх нос. Все покажет игра, когда они выйдут на поле. Прежде всего, я сейчас имею в виду психологию, потому что в футбол давно играют головой, а не ногами, правильно ведь? Жизнь дала им шанс показать себя, и будет интересно посмотреть, как они будут работать головой на поле. А для этого есть главный тренер.

— Как он вам?

— Я смотрел за его работой. Ответственный мужик. Имеет свое виденье, менталитет, знает, чего хочет, целенаправленный. Но без молодежи, как вы правильно заметили, он не обойдется.

— Хорошо, а вы уверены в прогрессе молодых исполнителей и в том, что они справятся?

— Абсолютно.

— То есть, на сегодняшний момент у них есть база футбольных знаний и умений, необходимая для дальнейшего развития?

— На счет базы я не уверен, потому что в команде U-21 в процессе первенства, к сожалению, произошла ротация на тренерском мостике: место Смигунова был назначен Чих. А у каждого футболиста, как говорят сами футболисты, свои тараканы в голове. Коней же на переправе не меняют. Поэтому «маємо, що маємо».

— Молодежь Таврии — таланты, или работяги, если обобщать?

— Жан Тигана ответил на этот вопрос уже давно: футболистов от Бога можно посчитать на пальцах одной руки. Все остальные — работяги.

— Давайте детальней остановимся на персоне Станислава Причиненко — футболисте, который дебютировал в первой команде еще два с половиной года назад и имел тогда же постоянную игровую практику, но в последнем чемпионате сыграл всего 6 минут. Что пошло не так?

— Проблема с травмой. Скорее всего, рвался в бой, не долечился, и это сказалось. Знаете, как бывает: хочу-хочу, и глаза бегут, а ноги — нет. А все же хотят результата — если уж вышел играть, так играй!

— Кстати, по поводу результатов: с вас руководство Таврии спрашивало, почему молодежка закончила сезон лишь предпоследней, а команда U-19 на первом этапе заняла последнее место в группе Б (правда, в финальном турнире, в котором принимали участие по четыре худших команды из двух групп, Таврия была первой)?

— Конечно! Но я же говорю: есть как объективные, так и субъективные на это причины. По поводу дубля я уже сказал. А что касается U-19, то здесь позитивные изменения последовали, благодаря тому, что во главе команды подобрался думающий, переживающий тренерский состав, во главе с Алексеем Антюхиным. Многие в нас не верили даже в Крыму, но в итоге мы обошли одну из лучших школ Украины — запорожский Металлург.

— Причины неудач команд (ведь все-таки первую группу команда U-19 проиграла) нужно искать в уровне футболистов и конкретном возрастном поколении или проблема глобальней? Например, я десять лет назад играл в детском чемпионате Украины против Таврии, так ребята рассказывали, что у нее нет интерната, поэтому клуб рассчитывает только на симферопольцев, а форму, мячи и другие затраты оплачивают их родители. Изменилось ли что-то в лучшую сторону с того времени?

— Да. Если вы читали, у нас строится искусственное поле на стадионе Локомотив. А этому песчаному полю уже, наверное, лет 50 — я еще, будучи футболистом, иногда на нем тренировался. Сейчас команды перебрались на нормальные поля, потому что раньше ситуация была таковой, что тренировались дети на затворках.

— А по поводу финансирования? Клуб полностью обеспечивает детей всем необходимым?

— Да. Никаких проблем.

— А вообще, какие условия для подготовки юных футболистов созданы в детской школе Таврии, по сравнению с другими клубами? Шахтер или Динамо во внимание брать не будем.

— Ну, смотрите: детская школа занимается у нас на зеленом поле, на базе в Почтовом, кроме этого в их распоряжении автобус. На спортивной базе СКИФ в Новопавловке есть искусственное поле, на котором тоже занимаются дети. Следовательно, проблем с полями и экипировкой в ФК Таври не существует. Сейчас только нужно время, чтобы дети адаптировались на нормальных полях после песка.

— После прихода в клуб Александра Бойцана в Таврии произошло очень много перемен. Есть ли в клубе глобальный план развития школы, тем более — в свете упомянутого регламента о собственных воспитанниках?

— Скорее всего, это вопрос к генеральному директору.

— Вы об этом не разговаривали?

— Почему же? Мы общаемся с ним каждый день. Но все глобальные вопросы он решает с учредителями. Но то, что на Локомотиве уже строится поле с раздевалками, уже о чем-то говорит.

— В каком состоянии футболистов выпускает школа для юношеской и молодежной команд на данном этапе?

— Ни в каком, потому что для нас трансферное и заявочное окно закрыто.

— То есть, вы даже не можете заявить выпускников школы за команду U-19?

— Нет.

— Почему Таврия решила пригласить на должность тренера молодежного состава англичанина Адама Садлера? Кто инициатор такого?

— Это вопрос к генеральному директору. Я не принимал в этом никакого участия — у меня и так большой объем работы.

— Какой след по себе оставил Пьер-Андре Шурман — ставленник Дмитрия Селюка, который возглавлял молодежную команду? Никто так и не успел понять: кто это и что собой представляет?

— Кстати, о вашем вопросе о том, что происходит с дублем. Практически за год, то есть за 8 игровых месяцев, в команде поменялось три главных тренера. Что может быть хорошего, когда ребята начинает что-то впитывать от одного тренера, как сразу приходит другой, а через месяц — третий?

— От Шурмана ребята впитали что-то хорошее? Вы же тоже наблюдали за работой этого специалиста?

— Думаю, его футбол был рассчитан на быстрое перемещение игроков и мелкий-средний пас. Но для этого нужно время, ему нужно было адаптироваться.

— В интернете ходили слухи, что с него в Таврии посмеивались, мол, не тот уровень...

— Я не руководствуюсь слухами. Смотрю только на реальные вещи.

— В реальных вещах вам удалось разглядеть в нем высококачественного специалиста?

— Для какого возраста?

— Для того, с которым он работал.

— Да. Знаете, как он проводил тренировку? За 40 минут до ее начала он выходил на поле, расставлял фишки и уже находился полностью в процессе. То есть, пока футболисты отдыхали, он лично, а не помощники, раскладывал фишки для занятия, был постоянно в работе. Это о чем-то же говорит, правда?

— То есть, для Таврии было бы полезно, если бы он остался в клубе?

— Сейчас сложно о чем-то говорить. Полезно — это когда есть какой-то результат. Но для этого тренеру нужно время.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus