Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Виктор Смигунов
12 августа 2013, 22:10
ИнтервьюФото пресс-службы СК «Таврия»

Виктор Смигунов: «Мы выберемся из нынешней ситуации!»

Надежность, ответственность, высокий профессионализм — все это о Викторе Смигунове. Опытнейший защитник и старательный тренер отдал «Таврии» больше 22 лет жизни, — сообщает клубный официальный сайт. 10 лет Виктор Иванович играл за симферопольскую команду. В его активе — 292 матча в чемпионатах СССР и Украины и 17 кубковых поединков. За это время Виктор Смигунов забил соперникам таврийцев 9 голов. Беседа с нынешним тренером «Таврии» U-19 началась с обсуждения матча основного состава с «Шахтером». Виктор Иванович не только родился в Донецке, но и провел немало игр за клуб из этого города.



— Ваши впечатления от субботнего матча?

— В «Шахтере» сейчас выше класс игроков, выше организация командной игры. Нынешней «Таврии» очень непросто конкурировать с клубом из Донецка. Матчи с грандами необходимы. В таких встречах футболисты стараются выкладываться на 100 процентов. А от ошибок никто не застрахован. Даже фавориты. Главное — сделать правильные выводы из субботней игры.

— Вы сразу стали футболистом?

— Я родом из Донецка. Когда я учился в первом классе 18-й школы этого города, меня родители отдали в музыкальную школу, по части скрипки. Тогда в учебные заведения приходили преподаватели и набирали детей по различным направлениям искусства и спорта. Кто-то начинал ходить на дзюдо, кто-то — на гимнастику, а кто-то выбирал музыку. Я стал заниматься игрой на скрипке. Как так получилось? Пришедший преподаватель дал задания — повторить предложенные им ноты. Нас двое из класса с этой задачей справились. Так я и стал ходить учиться играть на скрипке. Продолжалось это примерно полгода.

— Но выдающимся скрипачом не стали. Почему?

— Мне хотелось еще и играть в футбол. Ведь на переменах и после занятий мы с ребятами бегали и гоняли мяч. Некоторое время было так, что я ходил и на скрипке играть, и в футбольную школу. Нас тогда из класса 8 человек пошли туда записываться. А раньше попасть в футбольную школу было очень трудно, потому что шел постоянный массовый набор, количество занимающихся было очень велико. Кого-то приводили родители, кто-то приходил записываться сам. Во время отбора вокруг поля стадиона в Донецке тогда сесть негде было — настолько всё было занято. Из восьми ребят, которые пришли из нашего класса, в школу «Шахтера» записали только двоих. Было несколько этапов отбора. Пройти их было очень непросто. Меня взяли мои первые тренеры — Петр Пономаренко и Владимир Шейко. Отличные специалисты. Пономаренко — заслуженный тренер Украины. Там я начал основательно заниматься футболом. И все азы этого вида спорта получил в «Шахтере».

— Всю карьеру вы играли в обороне. С детства тянуло в защиту?

— На просмотр в футбольную школу я пришел нападающим. И начинал заниматься на позиции форварда, потому что я высокого роста, крупнее, чем другие. Уже по ходу тренировок меня поставили в центр обороны. И я почти всю карьеру играл передним защитником. Был небольшой период, когда я выступал в Горловке. Там меня поставили играть опорным полузащитником.

— Чем запомнились юношеские годы в «Шахтере»?

— Где-то в 1978-м году меня начали привлекать в дубль донецкой команды. Мне тогда было 16 лет. Стал ездить на сборы с первой командой. Ездили то в Адлер, то в Сочи. Я застал еще поколение Звягинцева, Старухина, Яремченко, Сафонова, Соколовского, начинал с ними играть. Тогда первый состав и дубль сборы проводили вместе, жили в одной гостинице, питались вместе, собрания у всех были общие. На мой взгляд, это правильно. Потому что ребята из дубля в таком случае быстрее тянутся к взрослой команде, учатся у старших, понимают, какие требования есть к ним. За границей это очень распространено. Там дети из футбольной школы клуба ходят смотреть на тренировки старших, им разрешается быть возле поля, регулярно общаться с основным составом. Дети смотрят, как тренируются взрослые, как они работают, как им, детворе, нужно будет в дальнейшем заниматься. То есть уже с малых лет юные футболисты там видят, к чему они должны стремиться.

— Где и как прошло ваше становление во взрослом футболе?

— Тренируясь в дубле, я иногда играл за первый состав «Шахтера». А в 1980-м году оказался в Череповце Вологодской области в местном «Строителе». Нас трех человек отправили туда из донецкой команды. Так я оказался во второй лиге чемпионата СССР. По сути, именно в «Строителе» я прошел школу взрослого футбола, так как там довольно часто выходил на поле. Во второй лиге тогда было 8 зон. Мы играли в первой. Запомнились большие разъезды — Брянск, Калининград, Мурманск, Рязань. Ездили на автобусе. Исколесили весьма прилично.

— Что скажете об уровне второго дивизиона в футбольном чемпионате Советского Союза?

— Уровень футбола во второй лиге был очень приличный. На несколько порядков выше нынешнего второго украинского дивизиона. Тогда во второй лиге заканчивали играть возрастные футболисты, за плечами которых был очень большой опыт. Например, в «Строителе» (Череповец), в котором выступал я, были 3 человека из ленинградского «Зенита», с высшего дивизиона! Мы, молодые, набирались у них опыта.

— Как в то время молодые игроки пробивались в основной состав?

— Тогда по регламенту нужно было, чтобы за команду играло два молодых футболиста, выпускника школы, в домашних матчах, и один — в выездных. Убежден, что благодаря этой норме регламента я заиграл. В противном случае мог бы долго сидеть в запасе. Эта норма тогда очень помогла подтянуть футбольную молодежь во всем Советском Союзе. Из этого этапа карьеры запомнился такой момент. В предыдущем матче упал, сильно болел бок. Следующий поединок играл на уколе. Но боль была такой сильной, что выдержал только первый тайм. Меня пришлось менять. А ведь норму регламента о молодежи никто не отменял. И вместо меня вышел совсем еще юный футболист. Потому что других не было.

— Самый памятный матч того периода карьеры?

— Запомнился такой случай. Играли осенью. Поля не всегда и не везде были ухоженные. Были и грязь, и большие лужи. Начинается матч. И вдруг футболисты находят на поле лопату! А до этого солдаты убирали снег с места игры. Наверное, кто-то пошутил, неглубоко закопал эту лопату. Через несколько подкатов мы ее и нашли. Было смешно.

— Почему вернулись в Донецк?

— В 1982-м году в «Шахтере» ушла целая плеяда игроков. Тренеры, которые направляли молодежь во вторую лигу для получения соревновательной практики, вернули нас. Приехал в Донецк и я. Мне тогда было 20 лет. На сборах меня наигрывали в основной состав. Но случилась неувязка. Нужно было служить в армии. По договоренности со спортивными властями Донецкой области меня и еще двух ребят должны были через 3 дня отпустить из воинской части. Но этого не произошло. Пришлось больше трех месяцев нести военную службу. Сначала меня отправили в Ростов, а затем — под Новороссийск. Служил в Натухаевке, в местной воинской части противоракетной обороны военно-воздушных войск. Мы следили за всеми полетами аж до Турции. Я работал на аппарате П-14. Это станция метрового диапазона волн. Мы своим лучом видели воздушные судна неприятеля, ловили сигналы и передавали их дальше ракетчикам. В минуту нужно было считывать 12 целей. Через три с небольшим месяца нас вернули в футбольную команду. Но коллектив уже был наигран у Виктора Носова, а мы пропустили большую часть сборов, поэтому пришлось наверстывать упущенное. Я, как и до отъезда во вторую лигу, в основном играл за дубль, периодически выходя за основу. Но смог получить звание «Мастер спорта СССР» — сыграл положенные по регламенту 50 процентов времени в матчах на Кубок Советского Союза, в котором «Шахтер» стал полуфиналистом. Мастерское звание как раз и полагалось за выход в 1/2 финала. С 1982 по 1987 годы я провел в донецкой команде. Большую часть поединков играл за дубль, потому что основа тогда у «Шахтера» была очень сильной. В первый состав пробивались единицы, самые одарённые.

— В 1987-м вы снова покинули «Шахтер». Почему и куда ушли?

— В том сезоне в «Шахтер» пришли новые тренеры — Анатолий Коньков и Олег Базилевич. С ними прибыла и большая группа футболистов. Часть игроков прежнего состава пришедшие наставники не видели в основе формирующегося ими коллектива. Эти ребята ушли в Горловку, в команду, которая была тесно связана с «Шахтером». Туда были отправлены Симонов, Акименко, Попович, Кравченко — отец нынешнего футболиста «Днепра». Клуб из Горловки участвовал во второй лиге Советского Союза. Там же оказался и я. Поиграл два года, после чего меня в «Таврию» пригласил Анатолий Заяев. У меня был выбор — ехать или в Тюмень, или в Симферополь.

— При выборе места продолжения карьере решающим фактором стал климат? Или не только?

— Я знал, что клуб из столицы Крыма дома частенько одерживал победы с крупным счетом. На выезде «Таврия» тоже набирала очки и забивала прилично голов. Поэтому переходил в добротную команду. К тому же было интересно проверить себя в первом дивизионе после второго, то есть после Горловки. Нужно было многое переосмыслить, больше контролировать свои эмоции. Не тратить силы по пустякам, а отдавать их на футбольном поле. В «Таврии» я застал и Владимира Науменко, и Игоря Волкова, и Сергея Причиненко. Тогда был отменный коллектив здесь — Борис Белошапка, Сергей Шевченко, Игорь Фокин, тренером был Соловьев. В мой первый сезон в Симферополе вернувшаяся в первую лигу «Таврия» заняла 14-е место. Тогда нашими соперниками были «Памир» (Душанбе), «Ротор» (Волгоград), ЦСКА (Москва), «Гурия» (Ланчхути) и другие сильные клубы. Приходилось летать в Кемерово, с которым была разница в 3 часа. Нужно было готовиться к этому. От тренерского штаба требовалось все правильно спланировать — когда поднять нас, когда сделать питание, когда начать тренировку.

Виктор Смигунов и Николай Багров

— Как в то время тренеры узнавали о тех или иных футболистах из других клубов и даже республик?

— Анатолий Заяев собирал информацию о футболистах от симферопольских судей. Тогда же было очень мало трансляций по ТВ. Не было интернета. Зато судьи проводили матчи в разных частях большой страны, видели, кто как играет и кто как ведет себя на поле. Благодарен Валерию Авдышу. Он часто судил поединки с участием Горловки, видел меня. Он и рассказал обо мне Анатолию Заяеву. Когда были матчи между Горловкой и Симферополем, слова Авдыша обо мне подтверждались. Так я и оказался в Крыму.

— Но поездок в Сибирь из Крыма все равно не избежали?

— Там, конечно, доводилось играть и на снегу. Нас Анатолий Заяев тогда просил накручивать на бутсы шурупы. Это давало устойчивость.

— Каким запомнился заключительный чемпионат Советского Союза?

— В сезоне-1991 «Таврия» заняла шестое место в первой лиге СССР. О том, что это будет последний чемпионат большой страны, мы тогда не думали. Задача футболистов была — играть.

— Первый сезон в истории Независимой Украины вы провели в «Шахтере». Почему не остались в Симферополе?

— В конце 1991 года меня и Юрия Фокина пригласили в «Шахтер». В Донецке тогда почти развалилась команда. Мы приехали. Из ветеранов там остался только Сергей Ященко. Зато была перспективная молодежь — Сергей Ребров, Сергей Щербаков, Игорь Леонов, Геннадий Орбу, Сергей Ателькин и другие. Так получилось, что борьбу за выход в финал первого чемпионата Украины «Таврия» выиграла именно у донецкого клуба. В 1992-м году в Симферополе был отличный коллектив!

Виктор Смигунов

— Насколько изменился уровень футбола с развалом СССР?

— Уровень первого чемпионата Украины был не очень плохим. Но затем качество футбола становилось все хуже и хуже, ведущие игроки стали уезжать. В «Шахтере» я выступал до середины 1994 года. Там были хорошие условия, команда регулярно играла в Кубке УЕФА, ставка делалась все больше на молодежь. И я вернулся в «Таврию». Всегда старался держать себя в форме, соблюдал игровую дисциплину. Поэтому в 32-33 года тоже мог принести команде пользу. И я еще 5 лет выступал в Симферополе.

— Легко ли было «Таврии» в пост-чемпионских сезонах?

Виктор Смигунов— Перед каждым новым чемпионатом в симферопольской команде ставили высокие цели. В каждое межсезонье Анатолий Заяев просматривал очень много футболистов. Он умел убеждать. В середине 1990-х в Симферополе подбирались перспективные составы. Правда, больших успехов «Таврия» тогда не добилась. Но мы в каждом матче старались показывать такую игру, чтобы болельщики были довольны. У меня в жизни такая позиция — «Нужно быть полезным». Поменялось много тренеров. Но я всегда старался профессионально выполнять свои обязанности. И выполняю до сих пор.

— Лучшие партнеры, с которыми играли?

— В «Шахтере» выступал в паре с Евгением Драгуновым. Отличный футболист. С ним легко было взаимодействовать. В «Таврии» в 1995-м году была отличная тройка в защите — Смигунов, Головко, Пятенко. Тогда наша команда мало пропускала и много забивала благодаря нападающим Антюхину и Гайдашу. У нас была серия из 8 матчей без поражений. В Кубке мы обыграли «Динамо» (Киев). Неудивительно, что в конце 1995-го лучших футболистов того состава разобрали: Антюхин и Головко уехали в столицу Украины, Пятенко — сначала в «Шахтер», затем — в донецкий «Металлург».

— Самые нераскрывшиеся футболисты, с которыми вы играли?

— В «Шахтере» начинали играть Сергей Кущий и Геннадий Черных. Были весьма перспективными полузащитниками. Но Геннадия подкосила болезнь — менингит. Хотя Черных был техничным, как Лео Месси. А Сергея замучили травмы. У них был большой запас. Я часто видел, что они могут очень много того, чего я не мог. С Геннадием мы вместе играли за юношескую сборную Донецкой области.

Виктор Смигунов© sctavriya.com

— Для защитника вы в «Таврии» забили немало — 9 голов. Есть какой-то секрет?

— У нас играл Шамиль Исаев. Он пришел из «Спартака» (Нальчик). Шамиль классно подавал угловые. Из 10 он 9 навешивал в одну точку! Я в нее прибегал. Мне оставалось только выпрыгнуть, подставить голову и точно пробить.

— Сейчас многих беспокоит посещаемость домашних матчей «Таврии»...

— В 1980-е годы трибуны стадионов были почти заполнены. Тогда и играть было приятнее. Хочется, чтобы и сейчас в Симферополе больше людей ходило на «Локомотив». Это очень поможет «Таврии», придаст команде дополнительных сил.

— Насколько сильно ваша спортивная жизнь связана с «Таврией» и «Шахтером»?

— Моя футбольная карьера продолжалась 22 года. Я начал получать зарплату в дубле «Шахтера» в 1978-м. А в 2000-м провел последний матч в карьере, когда был игроком «Таврии». Главным тренером симферопольской команды в то время был Владимир Мунтян, а я работал вторым тренером, играющим. И он мне позволил во встрече с «Шахтером» выйти на 20 минут, чтобы таким вот образом повесить бутсы на гвоздь. Получился интересный момент: я начинал играть в клубе из Донецка, а закончил выступления в поединке против этого коллектива.

— Вы довольны своей карьерой в футболе?

— Я бы свою жизнь не вернул назад. Считаю, что провел достойную настоящего спортсмена карьеру. Серьезные травмы меня, к счастью, миновали. В «Шахтере» ломал пятую плюсневую кость. Но мне тогда даже гипс не накладывали. Чтобы быстрее все срослось. Через 3 недели я уже бегал кроссы, потому что очень хотелось снова играть в футбол. Ломал эту кость два раза в одном месте.

Доволен карьерой, потому что не всем футболистам дано поиграть 22 года, закончить в 38 лет. И затем остаться в футболе, работать тренером. Я в «Таврии» уже 23-й год. Это тоже, согласитесь, немало.

Кстати, был период, когда, работая в «Таврии», я два года тренировал еще и футбольную команду ТНУ. В 2004-м мы выиграли 4 соревнования из 6 возможных на уровне любительских коллективов Симферополя и Крыма.

Виктор Смигунов

— Расскажите о вашей семье?

— Мы с женой Натальей вместе уже 22 года. У нас двое детей. Кириллу 21 год, Артему — 14 лет. Кирилл занимался футболом. Но два года назад получил травму. Увы, наша медицина не смогла вернуть его в строй. Хотя сейчас я понимаю, что это было вполне реально. Кириллу сделали уже три операции, разбили коленчатую сумку. Мне, конечно, хочется, чтобы сын пошел по моим стопам. Артем учится в школе, перешел в 9-й класс.

— О чем мечтаете?

— Мечтаю сделать на базе в Почтовом музей истории «Таврии», чтобы молодежь знала об успехах команды, о лучших футболистах, о тренерах, о ветеранах.

Виктор Смигунов

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наверняка вам есть, что сказать команде, ветеранам, болельщикам.

— Болельщикам желаю не унывать и не давать делать этого команде. Прошу всех поддерживать «Таврию». Мы выберемся из нынешней ситуации! Все в клубе работают для этого, все профессионально выполняют свои обязанности — и в старшем составе, и в детско-юношеской школе, и в юношеском и молодежном составах. Всем нам нужно набраться сил и с честью пройти этот период в нашей истории. Команде желаю прервать серию неудач и одерживать побольше побед. А ветеранам — крепкого здоровья!

Виктор Смигунов© sctavriya.com
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus