Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Валерий Макаров
3 сентября 2013, 15:42
ИнтервьюФото пресс-службы СК «Таврия»

Валерий Макаров: «Быть вратарем — непросто, но интересно»

Легендарный голкипер нашей команды Валерий Макаров в интервью официальному сайту «Таврии» рассказал о том, какое значение в его карьере и жизни имеет баскетбол, о том, как однажды в Симферополе играл против Льва Яшина, и о многом другом.



«Так получилось, что я, бывший вратарь, в бытность тренером подготавливал, как правило, полевых игроков. Среди моих воспитанников — Андрей Зборовский. А вот голкиперов воспитать пока не удалось». Ветеран вратарского корпуса «Таврии» Валерий Макаров в футболе — почти 50 лет. Он защищал ворота «Таврии» в 1965-1969 и 1971-1972 годах. За это время провел за нашу команду 103 матча в чемпионатах СССР и 6 поединков в Кубках страны. После окончания игровой карьеры Макаров много лет работал тренером в детско-юношеской школе олимпийского резерва. Валерий Николаевич чувствует в себе силы быть наставником для начинающих футболистов и сейчас. Его мечта — чтобы в «Таврии», как и раньше, играло много крымчан.

— Валерий Николаевич, расскажите, как пришли в спорт?

— Я сначала занимался баскетболом в детско-юношеской спортивной школе в Симферополе, которая была на Карла Маркса, напротив первой гимназии. Лет в 8-9 меня пригласил на отделение баскетбола тренер Виктор Тимченко. Этот вид спорта помог мне развить реакцию, цепкость и прыгучесть. Ведь там постоянно нужно бросать и ловить мяч, много двигаться, прыгать.

— А как стали футболистом?

— Как-то раз (мне было лет 12-13) поехал в пионерский лагерь в Алушту. Там проходил футбольный турнир. Набирали команду. И меня взяли. Я был помладше многих. Меня поставили в ворота, потому что умел прыгать и мяч ловить. Затем меня определили вратарем сборной всего пионерского лагеря. Мы там заняли призовое место. И наш преподаватель физкультуры в лагере — Анатолий Моркус — посоветовал мне начать заниматься футболом. Так я стал ходить на отделение футбола к тренеру Анатолию Демьяненко.

— Где постигали азы футбола?

— Мы занимались на поле в детском парке, там, где сейчас вождение. На рубеже 1950-1960-х у нас подобралась хорошая команда. Леонид Чернов руководил юношеской командой при «Таврии», а Анатолий Демьяненко тренировал нас, коллектив детско-юношеской спортивной школы. У нас регулярно были друг с другом контрольные «боевые» игры. У Чернова занимались Климов, Ткаченко, Плутицкий, Майборода. А затем из нашей большой компании делали сборную, которая ездила играть на первенство Украины. Со временем меня, Климова, Соснина, Майбороду взяли в основную обойму «Таврии». Мы поехали на сборы в Ялту, занимались с ветеранами. Затем команда отправилась на игру в Запорожье. Там наш вратарь Эммануил Анброх получил второе или третье в карьере сотрясение головного мозга. Так я попал в первый состав.

— Как удалось закрепиться в симферопольском коллективе?

— Большую роль в моем становлении сыграл тренер «Таврии» Борис Горелов, который возглавлял команду в том году, когда я начинал. Он сам был вратарем, играл за московское «Торпедо». И много мне помогал, подсказывал. Например, Горелов научил меня, что при ударе с близкого расстояния руки нужно поднимать не от живота вверх вперед, а сначала в стороны, после чего сводить и складывать их перед грудной клеткой или головой. Так у тебя больше шансов справиться с действиями соперника.

— Помните первый матч за «Таврию»?

— Он пришелся на матч с киевским СКА в финальном турнире чемпионата Украины в классе «Б». 17 октября 1965 года мы уступили 1:3. Я на 75-й минуте заменил Владимира Якубовского. В следующем году мы попали в более высокий класс «А». А в 1965-м мне еще запомнился предсезонный турнир «Посднежник». «Таврия» его выиграла, я отбил несколько пенальти.

Валерий Макаров

— На игру каких вратарей равнялись в юности?

— Когда начинал карьеру, мне нравились действия на поле Анзор Кавазашвили. Он, как и я, невысокого роста, но прыгучий. Среди его сильных сторон были игра на выходе, прыжки. Также нравилась игра Виктора Банникова.

— На рубеже 1960-1970-х «Таврия» была сильной командой. Чем тот коллектив покорял соперников?

— В те годы в нападении «Таврии» отлично играли Прилепский, Черемисин, Суковицын, Орлов, Портнов, Михохос, Климов. Из Симферополя Черемисина брали в «Шахтер», Климова в «Шахтер» и «Торпедо» — не самые слабые клубы СССР. То есть уровень наших игроков был очень хорошим.

В «Таврии» отлично взаимодействовали Орлов и Прилепский. Виктор мчался по флангу (у него был очень подвижный голеностоп), делал прострел, а Валентин знал, куда полетит мяч, подбегал и замыкал.

Прилепский — не очень высокого роста, но прилично забивал головой. Хорошо выбирал позицию и выпрыгивал. Портнов совершал классные рейды по бровке. У Черемисина был мощнейший «выстрел», у Климова мяч после удара летел по шальной траектории, неудобной для вратарей соперников.

Георгий Михохос — вообще уникальный футболист. Он в Симферополе служил. Мог в 12 часов выйти сыграть за команду ГДО, а вечером — за «Таврию». При этом забивал исправно и за тех, и за нас. Тогда никто не жаловался, что приходится проводить много матчей, что мало платят, что где-то что-то болит. Это было поколение настоящих мужиков с бойцовским характером.

Команда Таврия

— Ветераны рассказывают, что тогда «Таврия» славилась интересными розыгрышами стандартных положений.

— У нас Виктор Скрипка не только обладал пушечным ударом, но и был отменным юмористом. Несколько раз бывало так. Назначают в нашу пользу штрафной. Голкипер соперников поставил «стенку», Скрипка мог имитировать смотр в бинокль, прилечь, посмотреть, куда можно ударить. Словом, играл на нервах противника. Вдруг — бац! — удар и гол. А вратарь даже ничего не заметил. К нему подбегают защитники и говорят: «Чего стоишь? Вынимай мяч из ворот!» Голкипер оборачивался. И точно — «шарик» уже там лежит, а мы бежим, празднуем взятие ворот.

— Наверняка «Таврии» помогала поддержка трибун?

— Раньше у нас многие были местными игроками. Прилепский с Перекопа, Кузнецов — с Раздольного или Евпатории, Григорьев и Шведюк — с Бахчисарая, Юрковский, Занин и Авдеев — с Феодосии. Когда «Таврия» проводила домашние матчи, в Симферополь приезжали из этих мест, чтобы посмотреть на своих ребят в главной команде Крыма. Кто-то с ними учился, кто-то — рядом жил. У нас стадион почти всегда был забит. Зрители видели, что мы всегда бились с первой до последней секунды, что мы хотели играть и выигрывать, у нас был дух победителей.

— Какие матчи за «Таврию» запомнились больше всего?

— В 1966-м году был выезд по маршруту Харьков — Луганск — Львов. Там в то время сильные были команды. «Заря» тогда вообще чемпионом стала в нашем дивизионе, у них Кузнецов выделялся. «Таврия» в том турне обыграла луганчан и львовян, у которых классно играл головой Габовда. А в матче с харьковчанами мы заработали ничью.

— Вам довелось сыграть и против именитых соперников...

— Запомнились товарищеские матчи с «Динамо» (Москва) и «Динамо» (Киев). Москвичам мы в Симферополе уступили на «Локомотиве». У них в воротах стоял Лев Яшин. Исключительный голкипер, конечно. Уровень — выше всех. С Киевом было дело, что вы вели 1:0, а в итоге сыграли 1:1. У них тогда выступали Биба, Сабо.

Футболисты Динамо

— В 1970-м вы не играли в «Таврии». Почему?

— У меня был перелом пальца на правой руке, много лечился. А перед вторым кругом меня пригласили в Кировоград. На мои слова о том, что был перелом пальца, мне сказали, что если я могу допрыгнуть до перекладины или штанги, то меня берут. Мол, большего от меня и не требуется, все знают мой уровень. Вот я и поехал туда ненадолго играть. Выступал там только один круг, но успел попасть в сборную Украины. А затем вернулся в «Таврию».

Таврия

— Самым успешным получился сезон-1972, когда «Таврия» заняла третье место в классе «А» во второй группе.

— Тогда у нас тоже был сильный состав — Занин, Жилин, Морозов, Григорьев, Кванин, Аджем, Авдеев, Шиманович, Черемисин, Прилепский, Климов и другие. «Таврия» тогда играл раскованно, все выходили и старались добиваться победы. В то время в Симферополе были полные трибуны, настоящая футбольная атмосфера на стадионе.

— У каждого вратаря есть неудобный противник. Были ли такие у вас?

— Да, был такой неудобный нападающий — Лебедь из Херсона, много мне забивал. Он был высокий, смелый, на Херсонщине — местный герой. Черныш из этого же города тоже много неприятностей на поле мне доставлял.

— Может ли вратарь действовать на грани человеческих возможностей?

— Бывали случаи, когда после сильного удара соперника я прыгал и вытаскивал сложнейший мяч. После игры меня спрашивали, как так удалось? А я отвечал, что не помню, что порой вратарь действует инстинктивно, машинально. Так бывает.

— Тяжело ли быть вратарем футбольной команды?

Валерий Макаров— Считается так, что ошибки вратарей виднее, чем недоработки полевых игроков. Когда нападающий не забил, его немного пожурили. И всё. А вратарю за пропущенные голы косточки дольше перемывают. Особенно тяжело, конечно, молодым голкиперам. Быть вратарем — непросто, но интересно. На мой взгляд, вратарю сложнее играть дома. Психологически тяжелее. На твою игру приходят смотреть родственники, знакомые. У тебя нет права на ошибку. Ты — один. А полевых футболистов — много. Они могут и должны помогать друг другу в случае ошибок кого-то. У голкипера помощников нет. Только штанги и перекладина. Конкуренция вратарей должна быть всегда. В любой команде. В мое время у меня со всеми коллегами по амплуа были нормальные рабочие отношения. Никаких обид не было.

— Чем отличаются советские вратари от нынешних?

Вратарь Валерий Макаров— В Советском Союзе была отличная вратарская школа. И это при том, что в клубах не было отдельных тренеров голкиперов. С нами работали вторые наставники команд. И мы, вратари, сами помогали друг другу быть в форме. А сейчас в высшем украинском дивизионе у клубов много тренеров, а отличных голкиперов, увы, почти нет. При Союзе было так, что и в основе стоял классный вратарь, и в запасе находился почти такого же уровня его коллега по амплуа. Например, Яшин и Белов, Рушадзе и Котрикадзе. Банников уехал играть за сборную. Вернулся в клуб, а его место в основе уже занято. И так далее. Раньше наши вратари мяч ловили, падая на бок. А зарубежные голкиперы падали вперед, на живот. Сейчас я вижу, что в чемпионате Украины вратарь выходит вперед на форварда. А затем начинает пятиться назад, как гандбольный голкипер. Он садится назад и отбивает мяч ногой. В Советском Союзе вратари прыгали нападающим в ноги. И все были живы-здоровы. Сейчас же выходы один на один заканчиваются или травмами, или перестраховкой голкипера. Тот же Кавазашвили — маленького роста. Но никогда не боялся прыгать в ноги сопернику. А сейчас вратарь — под потолок, а боится идти на контакт с атакующим игроком.

Вратарь Валерий Макаров

— Кто во время матчей работает больше — вратарь или полевые игроки?

— Вратарь должен руководить защитой. Когда я начал играть в «Таврии», у нас был отличный состав, хорошие футболисты обороны. С ними было интересно, поучительно, надежно. В средней команде голкипер, как правило, выделяется, потому что он часто на виду — много выручает, прыгает, ловит мяч.

В клубе-гранде у вратаря работы меньше, он меньше выделяется. Но руководить защитниками голкипер должен везде. При любой схеме — будь то раньше (с либеро), будь то сейчас (с игрой в линию). Подсказывать нужно всегда — кого «взять», кого перекрыть, кто в опасной позиции, кто без опеки.

Кстати, полевые футболисты бегают полтора часа, но в итоге в весе больше теряет вратарь. Потому что у голкипера больше психологическая нагрузка. А с ней вес снижается не меньше, чем с физической нагрузкой полевых игроков. Как только начинается атака на твои ворота от чужих, ты уже начинаешь двигаться по штрафной площадке, следить за перемещениями соперников, подсказывать своим. Напряжение на вратаря больше — надо и за игроками наблюдать, и за мячом, предчувствовать, что будет дальше — навес, передача, верхом, низом. Надо постоянно соображать, думать. Поверьте, это не так просто, как многим кажется. Я за матч терял до двух килограммов.

Вратарь Валерий Макаров

— Чем запомнились тренировочные сборы в «Таврии»?

— Не только большими нагрузками. Наш тренер Анатолий Зубрицкий возил нас на перевал, где мы катались на лыжах. Вместо тренировки с мячом у нас была лыжная вылазка. Те, кто за нас играл из России, нормально двигались на лыжах, а крымчане — похуже.

Футболисты Таврии тренируются зимой на лыжах

Мы сначала на гору взбирались, а затем — вниз. Кто как мог. А после, внизу, делились на два коллектива. Один оставался чуть выше, другой — чуть ниже. И играли в снежки. Это и интересно было, и являлось частью двигательных упражнений.

— Какие матчи считали для себя удачными и интересными — малорезультативные или богатые на голы?

— Мне больше нравилось побеждать 1:0, чем 3:2 или 4:3. Все-таки пропускать никому из вратарей не хочется. 1:0 — это значит, что матч был боевым, но мы не допустили ошибок в обороне.

А сейчас (с точки зрения болельщика, а не действующего игрока) смотришь футбол в чемпионате Украины и удивляешься, почему команды так мало бьют по воротам, почему стало мало нормальных фланговых прострелов или навесов, почему при исполнении угловых игроки смотрят на мяч, а не на перемещение партнеров. Ведь люди платят большие деньги за билет, а качественного футбола нет. Это все равно, что ты заплатишь деньги за концерт, а артист выступит под фонограмму, то есть обманет тебя. Возмущают и модные нынче удары локтями или кулаками незаметно для судьи. Это же подлость.

— Как сложилась ваша карьера после «Таврии»?

— После ухода из команды я (закончив к тому времени ВУЗ в Симферополе), некоторое время играл за СКА Одесса. Тогда меня, Черемисина, Григорьева и Прилепского забрали в армию. Мы служили и выступали за СКА и за Тирасполь.

В 19 лет сломал дужку позвонка. Во время игры выпрыгнул и плашмя ударился о землю. Сначала эта травма не давала о себе знать. Но затем стало хуже. Меня вроде признали годным к службе только в военное время, но одесситы сделали так, что меня даже с травмой позвонка призвали в армию.

Через год я уехал в Запорожье. Там провел сезон. Затем вернулся в Симферополь. Год проработал в детско-юношеской спортивной школе. После чего меня уговорили вернуться на поле. И я еще сезон играл в Николаеве. А затем приехал продолжать работу в СДЮШОР в столице Крыма. Меня привел сюда Эммануил Анброх, который справедливо рассудил, что мне пора найти свое место после карьеры игрока. В школе олимпийского резерва, тесно связанной с «Таврией», я проработал больше 35 лет.

Тренер Валерий Макаров со своими воспитанниками

— Как вам современная молодежь, мечтающая о большом футбольном будущем?

— Я когда работал с мальчишками, всегда им говорил, что нужно анализировать, «прокручивать» в голове свою игру в прошедшем поединке. Если этого не будет, то не будет и прогресса. В мое время мы, например, после матчей такое практиковали. Собирались в кафе, кушали мороженое, а каждый про себя анализировал те или иные моменты. Я как вратарь думал, почему пропустил — или поздно выбежал на перехват, или медленно побежал.

Нас учили, что искать причины ошибок нужно в себе. Не в партнерах по команде или в ком-то другом, а в себе. Это особенно важно усвоить молодым. Очень важно признавать ошибки. Ведь не бывают такого, что футболист вообще не ошибается. Нужно уметь эту ошибку найти, дать ей оценку, постараться исправить, не допускать в дальнейшем, выручать ребят.

Необходимо помнить: сейчас ты выручишь партнеров по команде, а в следующий раз тебя выручат. Кто из детей и юношей правильно это понимает, тот вырастет в доброго футболиста. Важно усвоить, что труд никогда не пропадает даром. У меня из последнего набора начинал заниматься очень старательный парень. Он уже тогда выделялся, когда другие не слушали советов старших. Сейчас этот 15-летний футболист играет за «Таврию» U-19.

— Как изменилась игра голкиперов со времени вашей карьеры?

— Считаю, что у современных вратарей усложнилась игра. Раньше было проще. Голкиперу нужно было хорошо действовать на выходе, уметь кулаком выбить мяч. Сейчас нет последнего защитника. Вратарям нужно уметь играть ногами, правильно обработать мяч, выбить его или левой, или правой ногой. Необходимо уметь подчищать огрехи обороны, порой выбегать далеко за пределы штрафной площадки, грамотно играть головой.

— В последние 10-15 лет некоторые вратари любят исполнять штрафные и 11-метровые удары. Ваше отношение к этому?

— Штрафные удары в Советском Союзе вратари почти не били. А вот пенальти — да, случалось. Когда же вышло положение о лимите на ничьи, о том, что при ничьей пробиваются 11-метровые, даже мне доводилось их исполнять. Я служил в Одессе, играл за Тирасполь, там пробивал послематчевые пенальти. Внутреннее состояние перед ударом было непростое. Это лишь кажется, что легко забить. Когда ты сам стоишь в воротах, они представляются огромоными. А когда ты идешь бить пенальти, ворота видятся не очень-то и большими.

— Расскажите о вашей семье.

— Моя супруга Светлана — мастер спорта СССР по баскетболу. Играла за «Динамо» (Киев), симферопольский «Спартак», капитаном команды здесь была. У нее много медалей, наград. Она работает в колледже. Получается, что баскетбол сыграл большую роль не только в моей карьере, но и в жизни вообще. У нас со Светланой два сына — Андрей и Дмитрий, а также внучка Руслана. Она занимается большим теннисом.

Я недавно получил тренерскую лицензию «А». Сейчас не работаю. Но, возможно, скоро выйду трудиться, в колледж, вести группу футбола.

— В этом году «Таврии» исполнилось 55 лет. Ваши пожелания команде, ветеранам, болельщикам?

— Команде желаю выйти из нынешней ситуации, радовать болельщиков, потому что в Крыму любят футбол, всегда будут ходить на стадион. Хочу, чтобы в «Таврии» больше играло молодых местных ребят. Ветеранам желаю крепкого здоровья, а болельщикам — верить и надеяться, а также всегда и везде цивилизованно и культурно поддерживать симферопольский клуб.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus