Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Константин Панчик - ветеран Таврии
23 сентября 2013, 04:23
ИнтервьюФото пресс-службы СК «Таврия»

Константин Панчик: «За время выступлений в Таврии завоевал три медали»

Ветеран «Таврии» Константин Панчик в интервью клубному официальному сайту рассказал о том, как в однажды День Победы уже к 5-й минуте матча забил два гола, как после провала в 1979-м предсказал чемпионство в 1980-м, и о многом другом.



Чего только не сделаешь ради любимой игры и любимой команды! Герой нашего интервью — Константин Панчик — при необходимости выходил на поле с сильнейшей ангиной или двойным переломом дуги под глазом. Против этого, конечно, были родные. Но ветеран «Таврии» убежден, что футбол — это большая объединяющая сила, в которой нет места слабакам и симулянтам. За «Таврию» Константин Панчик действовал на позициях нападающего и защитника. В 1973-м и 1977-1980-м годах он провел за симферопольцев 117 матчей в чемпионатах СССР, забив 10 голов, и 6 поединков в Кубках, став в них автором одного мяча.

— Константин Станиславович, вы сразу выбрали футбол?

— Сначала я серьезнее занимался баскетболом. Ходил в детско-юношескую спортивную школу. Мне тогда было 9-11 лет. А на улице организовалась футбольная команда, когда в начале 1960-х только ввели знаменитый турнир «Кожаный мяч». Мы играли на поляне, на которой сами сделали ворота. Правда, однажды их как-то кто-то срезал себе на дрова. Всякое бывало, время-то было тяжелое. Мы так хорошо тренировались, что стали чемпионами города Коростень по «Кожаному мячу». Профессионального тренера в той уличной команде у нас, конечно, не было. Был парень. Мы его считали наставником. Он сам шнуровал мячи. Тогда еще были такие мячи — шнуровочные. Так в то время и получилось, что я сделал выбор в пользу футбола.

— Где начинали играть в старшей категории?

— Мой первый профессиональный клуб, с которым стал чемпионом юго-западной железной дороги, — «Локомотив» (Коростень). Я сам — киевский. Но со временем родители переехали в этот город Житомирской области. Футбольную команду из Коростеня курировал Петр Кривонос — начальник юго-западной железной дороги. Меня — ученика 10-го, выпускного класса — заметили. Петр Федорович Кривонос сказал мне, что я буду играть за винницкий «Локомотив». Я уехал туда выступать. Но вскоре моя невеста прислала мне письмо, в котором было указано, что если я не вернусь, мы расстанемся. Я вернулся в «Локомотив» (Коростень). Из Винницы мне писали, чтобы я приехал к ним. Но так как я нигде не был заявлен, повлиять на меня им было тяжело.

— Подходило время отдать долг Родине?

Матрос Константин Панчик— Да, у меня как раз был призывной возраст. Служить меня направили на военно-морской флот в Севастополь. До 1973 года я служил и играл за севастопольские команды, в том числе на первенство коллективов физкультуры, поэтому считаюсь воспитанником футбола этого города. Так получилось, что перед демобилизацией мы на сборах играли товарищеский матч с «Таврией». К тому моменту я уже написал заявление в севастопольскую команду второй лиги. Но Анатолий Николаевич Заяев уговорил меня уехать в «Таврию». Я переехал в Симферополь (в военной форме, между прочим, а гражданскую мне по приезду в столицу Крыма купил Заяев), поступил в университет.

— Ваш дебютный сезон «Таврии» определенно удался!

— Да, в сезоне-1973 «Таврия» победила на стартовом этапе в чемпионате второй лиги, стала второй в финальном раунде и завоевала путевку в первый дивизион. В том году я провел за симферопольцев 9 матчей. Первой для меня была игра с «Судостроителем» из Николаева, мы взяли верх со счетом 1:0. Свой первый гол за «Таврию» я забил головой 11 сентября 1973 года в поединке с соперниками из Горловки. Мы выиграли — 4:2. Мне повезло — я застал очень сильное поколение нашей команды — Лисенчук, Занин, Лущенко, Авдеев, Кванин, Аджем, Орлов, Коробочка, Климов и другие. Мне попасть в состав было очень тяжело. Все-таки был молодым. Но зато опыта набрался — очень много! «Таврия» в сезоне-1973 выступила ровно и заслуженно заработала повышение в классе.

Таврия - чемпион УССР 1973 г.

— В стартовом сезоне мячи после тренировок доводилось уносить?

— Я пришел в «Таврию» после трех лет службы, но все равно уносил после тренировки мячи. Не считал это зазорным. Потому что не могли же, в самом деле, таскать мячи лидеры команды — Климов или Орлов. Это было уважение молодежи к более опытным футболистам. А еще раньше было такое, что мы красили мячи. Раньше ведь другие «шарики» были, не то, что сейчас. Приходил администратор. И мы красили. Мячи аж репели! Как отдаст, бывало, в голову — такая была краска!

— 1974-1976 годы вы провели не в «Таврии». Почему?

— Летом 1973 года я женился. Но нашему тренеру — Сергею Шапошникову — это не понравилось. По его убеждению, свадьбы футболистов могли быть только по окончании сезона — в декабре. Но какая свадьба зимой? Я женился летом. А Шапошникова это не устроило. И он отпустил из команды на мою свадьбу только Виктор Юрковского. В конце сезона я ушел из «Таврии». Был вариант вернуться в Севастополь. Но там не решился вопрос с квартирой. А я уже был женат. Поэтому хотелось идти туда, где бы обеспечивали жильем.

— Так оказались на севере Крыма?

— Совершенно верно. За мной приехало руководство «Титана». В Армянске только-только образовалась команда. Эдуард Федин забрал меня туда на полтора года. Получается, что я — один из пионеров этого клуба. Мне в Армянске дали тогда двухкомнатную квартиру, я там жил. Я в «Титане» много забивал голов. Там и состав подобрался очень сильный — Лебедь, Климович и другие. У них было, чему поучиться. Мы играли и на область, и (позже) — на первенство КФК Украины. Через полтора года меня приезжали приглашать три команды — Севастополь, «Таврия» и «Кривбасс».

Футболист Константин Панчик

— Вы оказались не в крымском клубе. Почему?

— Выбрал Кривой Рог, потому что там работал Александр Гулевский, при котором я пришел в симферопольский клуб и которого я хорошо знал. В «Кривбасс» пришел во втором круге сезона-1976. И мы становимся чемпионами второй лиги Украины, выходим в первую лигу. Я за второй круг забил там 12 голов. И по окончании того чемпионата меня приехала возвращать в Симферополь «Таврия», тот же Шапошников и его помощники. На протяжении второго круга они смотрели несколько матчей с моим участием, я в них забивал голы. К тому же так случилось, что переходной поединок «Кривбасс» играл с Пятигорском на нейтральном поле именно в столице Крыма. Мы в гостях проиграли, дома победили их, поэтому был назначен третий матч, на нейтральном стадионе. Им оказался «Локомотив».

— Чем запомнилась та игра?

— Я вышел играть в Симферополе с сильной ангиной — горло сильно болело, ничего не мог глотать. В той встрече я не забил, но отдал результативную передачу Олегу Чумаку. Минут за 15 минут до конца меня заменили, потому что мне было уже совсем плохо. Но тот самоотверженный случай наверняка произвел сильное впечатление на тренерский штаб «Таврии», который смотрел ту игру. У «Кривбасса» тогда тоже был хороший состав — Захаров, Чумак, Приставка, из Донецка отличные футболисты играли.

— Как вас убедили вернуться в «Таврию»?

— Сказали, что если я не вернусь в Симферополь, то не сдам госэкзамены (улыбается). А я как раз заканчивал университет. Легкий шантаж получился, но выбор у меня был небольшой. Ночью подогнали автобус, мои бывшие одноклубники Занин и Гусев помогали грузить мои вещи, так я и уехал из Кривого Рога. Но поднялся скандал. «Кривбасс» не собирался меня отдавать просто так. Были написаны письма в Федерацию футбола, было указано, что мне дали хорошую квартиру в престижном районе Кривого Рога — далеко от завода. Болельщики меня там любили. И это письмо в Федерацию подписали Герои соцтруда, Герои СССР. Они считали недопустимым мое бегство из «Кривбасса» в «Таврию». Зато экзамены в университете сдал! В итоге Федерация футбола меня на первый круг сезона-1977 дисквалифицировала.

— Что делали в это время?

— Играл в «Титане»! Числился в «Таврии», но выступал в непрофессиональных соревнованиях за команду из Армянска. К слову, в этом крымском городе мне тоже предоставили хорошие условия, там и состав подобрался великолепный. В плане заработка я тогда потерял, потому что в Симферополе в то время условия были похуже, чем в «Титане». Но зато спортивный результат снова был очень неплохой — в сезоне-1977 «Таврия» и я стали призерами. Команда заняла третье место в чемпионате первой лиги СССР.

Футболист Константин Панчик

— В 1979-м году провели не так много матчей. Почему?

— Когда от «Таврии» многие отвернулись в городе, я уехал на некоторое время в никопольский «Колос». Эта команда играла во второй лиге, но была там одной из самых обеспеченных. Владимир Емец и его помощники собрали отличных футболистов. Там были и наш Валентин Прилепский, и Петр Найда, и Маслов, и другие. Я на их фоне никакой звездой не был. В том сезоне «Колос» с моим участием стал чемпионом во второй лиге.

— А у «Таврии», тем временем, дела не складывались...

— После первого круга я вернулся в симферопольскую команду, которая была на грани вылета из первого дивизиона. Но все закончилось удачно. Мы выиграли один из ключевых матчей — в Краснодаре у «Кубани», мне после той игры дали премию, так у меня появилась машина — «Жигули». А болельщики после того матча кричали с трибун нам, боровшимся за выживание: «Симферопольская „Таврия“, в высшую лигу!» Было приятно заслужить такую оценку от краснодарских зрителей. Вскоре после этого я сделал предположение, что в следующем сезоне мы будем бороться за места с 1-го по 6-е. Так в итоге и получилось — в чемпионате-1980 мы победили и завоевали путевку в высшую лигу. Анатолий Николаевич Заяев после этого много лет вспоминал тот мой прогноз, удивляясь, как я на него решился? Ведь мы в 1979-м году заняли только 18-ю строчку.

— Как готовились к сезону-1980, который стал таким удачным для «Таврии»?

— В 1980-м году нам много физподготовки заложил наш тренер Анатолий Полосин. Даже, пожалуй, слишком много. Нагрузки были очень высокие. Был даже момент, что пришлось вызывать на базу куратора команды от партии. Мы сказали, что уже падаем от нагрузок. Дело было в том, что нагрузки не закончились с началом сезона. Одно дело, когда идет подготовка к чемпионату, там закладывается фундамент. Но ведь нам давали большие нагрузки и во время сезона — кроссы шли один за другим. Повезло, что тренерский штаб прислушался к кураторам «Таврии» от партии, нам уменьшили нагрузки. И мы смогли в нормальном режиме играть и побеждать в первой лиге СССР. В сезоне-1980, конечно, у нас был великолепный состав: Юрковский, Матухно, Королев, Маринцов (правый полузащитник из Николаева), Синельник (центральный полузащитник), Серебрянский (вместе с Синельником были оплотом коллектива в центральной зоне поля), Каталимов, Сыроватский, Науменко, Цымбалюк (который пришел из «Металлиста» и составил ударный тандем с Науменко), братья Причиненко и другие. Получился отличный сплав опыта и молодости. Мы много забивали, мало пропускали. Всё сложилось удачно.

Таврия - чемпион первой лиги СССР, 1980 г.

— В высшей лиге чемпионата СССР вам сыграть не удалось. Почему?

— Во время подготовки к сезону-1981 я в контрольной встрече с «Нистру» в Артеке заработал ушиб легкого, отхаркивал кровью, несколько недель пролежал в больнице. Время подготовительных сборов было упущено. Команда уже набирала мощь. Меня после возвращения сразу поставили на тренировки в общую группу. Но я там не чуть не задохнулся от нагрузок — давали о себе знать последствия ушиба легкого. О возможности сыграть в высшем дивизионе пришлось забыть.

— Но карьеру футболиста не закончили?

— Был вариант уехать играть в Керчь. Но меня позвали в Белоруссию, к Анатолию Байдачному в «Днепр» (Могилев). Там я провел два сезона, все это время был капитаном команды, забивал. Меня любили местные болельщики и руководство. Мне даже выделили автомобиль «Газ-2410». Как ни удивительно, но и с этим коллективом я занял призовое место! — стал победителем чемпионата второй лиги. В 1981-м мы заняли второе место — после «Даугавы». А в 1982-м году в переходных матчах обыграли «Буковину» из Черновцов. Поэтому так сложилось, что за карьеру у меня много медалей собралось. Только с «Таврией» я завоевал три штуки! Не думаю, что у кого-то из футболистов симферопольской команды есть столько наград, выигранных в период выступления в столице Крыма.

Футболист Константин Панчик

— В Могилеве решились на смену амплуа?

— В Белоруссию я приехал играть нападающего. Но в начале второго сезона (мы на старте обыграли Мурманск, а затем уступили в Ленинграде — 0:6) подошел к Байдачному и сказал очевидную вещь, что у нас — не самая лучшая оборона. Нужно там наводить порядок. Предложил свои услуги в качестве последнего защитника. Наставник мне ответил, что тренеры и сами понимали ситуацию, хотели мне это предложить. В итоге всё так и получилось. Я как более опытный постарался навести порядок в оборонительных построениях «Днепра». И мы стали гораздо меньше пропускать голов. А по итогам сезона заработали путевку в первую лигу. У нас тогда был очень неплохой состав в Могилеве — Белошапка в воротах, я, мой брат, Александр Щербаков и другие.

— Отыграли там всего 2 года. Почему?

— В Белоруссии у моего сына обнаружили опухоль головного мозга. Пришлось вернуться в Симферополь. Хотя меня и тогда, и позже уговаривали остаться играть в Могилеве. Здесь, в столице Крыма сыну сделали успешную операцию. Я принял команду из Красногвардейского района, в колхозе 19-го партсъезда. Мы в первенстве ФСО «Колос» всех обыгрывали на рубеже середины 1980-х.

— Самый памятный матч в составе «Таврии»?

— Это было 9 мая 1978 года. Мы в Симферополе обыграли кишиневский «Нистру» — 4:1. Я уже к 5-й минуте забил 2 гола. Было приятно смотреть на табло и видеть там два раза свою фамилию в День Победы.

Таврия. Общекомандная фотография

— Самая яркая игра за другие команды?

— В первом сезоне в Могилеве запомнился матч с победителем турнира — «Даугавой». Мы их, чемпионов дивизиона, в гостях победили, решающий гол подопечным Александра Старкова забил я, с разворота, после углового. Забил ногой, послал мяч точно в «девятку». Хотя большинство мячей в карьере провел головой.

— Довольны своей игровой карьерой?

— Да. Потому что так получалось, что куда бы ни приходил, везде была удача, хорошие результаты. Сейчас я — заслуженный работник физкультуры и спорта Крыма. Уже поданы документы на присвоение мне звания «Заслуженный работник физкультуры и спорта Украины».

Константин Панчик

— После завершения игровой выбрали судейскую карьеру. Как это произошло?

— В середине 1980-х мне предложили стать судьей. Я попробовал. Стало получаться. И одно время сочетал работу администратором футбольной команды и арбитраж. Тогда судейский комитет Украины возглавил Лев Саркисов. Он поставил дело так, что в арбитры набили бывших футболистов. Потому что они лучше понимали происходящее на поле, знали различные нюансы поведения игроков. Мы когда проводили первый сбор, сыграли товарищеский матч с дублем «Динамо» (Киев). Завершили ту встречу вничью — 0:0, причем, могли даже забить несколько голов. То есть ни в чем не уступили действующим игрокам. Их тренер Колотов тогда высоко оценил уровень нашей подготовки.

Арбитр Константин Панчик

— Работать доводилось не только в Украине?

— Конечно. На еще одном сборе мы судили юношеский турнир команд союзных республик в Каунасе. Победили там футболисты из Грузии, второй стала Литва. Наша работа и там понравилась руководству Федерации. Я стал работать на матчах второй, первой лиг. В высшем дивизионе был боковым судьей. Думаю, если бы не распался СССР, проводил бы матчи и в качестве главного арбитра. Тогда ведь судьи чередовали работу: поединок в качестве главного, затем — в качестве линейного. Считаю, что это было неправильно. Потому что приходилось постоянно перестраиваться, из-за этого случались ошибки. Мне больше нравилось судить в поле. Все-таки я был полевым футболистом — нападающим, защитником. Каждый момент я мысленно проигрывал в голове: как бы я действовал, куда я бы побежал, успел бы не сфолить и тому подобное.

— Когда были футболистом, всегда уважали судей?

— Разные случаи были. В годы игровой карьеры доводилось во время матчей и словесно срываться на судей. Дело чуть ли не до рукопашной доходило. Все-таки это — игра, эмоции. Когда сам стал арбитром, начал понимать поведение игроков по отношению к служителям Фемиды. На крики с трибун в свой адрес старался не обращать внимание: таков уровень культуры, что в СНГ футбольных судей обзывали и обзывают разными словами. Я — первый арбитр в Украине, которого рекомендовали к присвоению звания «судья ФИФА», у меня был свой именной значок. Мне тогда было уже 42 года. Судил олимпийские сборные Польши и Швейцарии, получил благодарность от УЕФА, работал лайнсменом на международных встречах.

Арбитр Константин Панчик© sctavriya.com

— В вашем послужном списке есть административная работа в коллективе из Вилино.

— Во второй половине 1990-х меня пригласили работать с командой в этом поселке Бахчисарайского района. Мне там предложили хорошие условия. Когда работал в Вилино (не тренером, а администратором или начальником — это у меня лучше получается), наша поселковая команда становилась бронзовым призером чемпионата Крыма! Считаю это весьма приличным достижением. Мы тогда сотрудничали с ТНУ, с Александром Зверянским. Как-то раз мы в Армянске обыграли «Титан!» Их руководство тогда было в шоке от нашей прыти. А когда хозяйство в Вилино развалилось окончательно, мы стали сотрудничать с «Таврией». Наша команда называлась «Таврия-ТНУ».

— С кем в «Таврии» было наиболее комфортно играть?

— Виктор Орлов отдавал великолепные передачи, с Олегом Серебрянским было хорошо играть. Нравилось играть с братьями Причиненко, с Андреем Черемисиным, с Синельником. Понимали друг друга без слов, с полу-взгляда. К слову, большинство голов на стадионе «Локомотив» забил в ворота, которые находятся со стороны табло.

Когда стал действовать в центре обороны, прекрасно взаимодействовали с Виктором Юрковским. Мы с ним и за пределами поля дружили. Это — представители разных поколений, но с ними было приятно выступать в одной команде. И с другими ребятами, конечно, тоже.

— Самые нераскрывшиеся таланты «Таврии» на вашей памяти?

— В Симферополе был такой — Беглецов. Выступал на позиции «под нападающими», умный, техничный, подавал большие надежды. Шапошников его очень любил, как он действовал на поле. Но этого футболиста погубили наркотики. Из местных ребят он был одним из самых талантливых. Затем какое-то время пытался играть в Чернигове. Но больших успехов не добился.

У Леонида Чернова начинал заниматься Юрий Закусилов. Левша, тоже обещал стать интересным футболистом. Но не сложилось.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Благодарю!

Константин Панчик - бывший футбольный арбитр

— Что пожелаете ветеранам, команде, болельщикам?

— Ветеранам — здоровья, поддержки, уважения окружающих. Команде желаю, чтобы играла лучше, чтобы вернула болельщиков на трибуны, с честью вышла из трудной ситуации. У нашего поколения тоже были непростые моменты. Но мы старались играть «через не могу», добивались результата на «морально-волевых». Как-то был у «Таврии» выезд по маршруту Смоленск — Вильнюс. В Смоленске мне местный высокого роста нападающий Зюзин в верховой борьбе буквально вбил дугу под глазом внутрь черепа. Получил двойной перелом, боль была сильнейшая! Наш доктор поставил мне дугу на место, лопаточкой — лучше и не вспоминать. Мы прилетаем в Вильнюс. Меня вызывают тренеры и говорят, что нужно выходить и играть, потому что у литовцев в нападении — высокие ребята. Против них нужен защитник, хорошо играющий головой. Делать было нечего — вышел, отыграл с двойным переломом. Повезло, конечно, что никто второй раз в то место не ударил. Желаю, чтобы и у нынешней «Таврии» было побольше хэппи-эндов! А болельщикам желаю всегда и везде культурно и от всей души поддерживать нашу команду!
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus