Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Константин Вихорнов
30 сентября 2013, 14:00
ИнтервьюФото пресс-службы СК «Таврия»

Константин Вихорнов: «В наше время после матчей Таврии надолго останавливался транспорт – таким большим был поток людей со стадиона»

В футболе никогда нельзя признавать поражение во время матча. Это такая игра, которая обязательно даст шанс тому, кто его ищет, убежден Константин Вихорнов. В чемпионатах СССР в 1983-1984, 1988-1989 годах он провел за «Таврию» 74 матча, забил 1 гол. В розыгрышах Кубков Советского Союза сыграл за симферопольцев 3 поединка.



— Константин Николаевич, как стали заниматься футболом?

— Я родился в Москве. В 7 лет меня привезли в Симферополь, а примерно в 9 начал заниматься футболом. На стадион «Локомотив» меня привел брат, который старше на 7 лет и который из-за травмы рано закончил играть. Футбол тогда был для меня важной частью жизни — гонял мяч на тренировках, в школе, на улице.

— Какие впечатления были от первых занятий в детско-юношеской команде?

— Организованные занятия меняют молодых людей в лучшую сторону. Для тренировок требуются дисциплина, самоотдача, соблюдение установленных правил. Я был в восторге от работы в коллективе. На детско-юношеском уровне мы сначала тренировались на стадионе «Локомотив» (песчаное поле), а затем на «Фиоленте» (гаревое поле).

— Легко ли было совмещать занятия футболом с учебой?

— Начиная с 7-го класса, я учился в спецклассе во 2-й школе. Это был, возможно, первый подобный эксперимент в Украине. Парни у нас занимались футболом, а девчата — легкой атлетикой. У нас каждый день начинался с зарядки, а учиться мы шли ко второму уроку. У нас были тренировки и свободный график сдачи экзаменов, потому что мы участвовали в соревнованиях. Мы учились вместе с Александром Белозерским, который тоже играл в «Таврии». У нас был очень сильный класс, сплоченный коллектив. Игорь Волков младше нас, но он постоянно играл с нами. Мы становились чемпионами области, чемпионами Украины.

Константин Вихорнов и Игорь Волков

— Как преодолели переход во взрослый футбол?

Нападающий Таврии Валерий Петров— У нас при Анатолии Конькове была интересная практика — каждому молодому футболисту, который пришел из дубля, определяли, образно говоря, наставника. У меня это был Валерий Петров. Он помогал советами, делился опытом. Я хоть и стал тогда игроком основы, но не считал зазорным вскинуть после тренировок на плечи сетку с мячами или форму и отнести их в раздевалку. Это было нормально. Молодежь должна уважать старших, более опытных. Молодым нужно постоянно доказывать свою состоятельность, расти, матереть, а не «звездиться».

— Каким запомнился ваш дебютный сезон в «Таврии»?

— Сначала я некоторое время провел в дубле, а в 1983-м году дебютировал в основном составе. «Таврию» тогда возглавлял очень хороший, на мой взгляд, специалист — Анатолий Коньков. За тренировки, которые длились 50 минут, мы теряли до четырех килограммов веса, то есть физические нагрузки были очень приличные. В моем дебютном сезоне команда заняла 7-е место в чемпионате первой лиги СССР. Тогда у «Таврии» был сильный состав, все выполняли задания тренерского штаба, у коллектива был свой рисунок игры, самоотдача. Если мы какому-то сопернику уступали в классе, то старались дать бой благодаря самоотдаче. Те, кто застал игру братьев Причиненко и других футболистов «Таврии» того времени, это подтвердят. Тогда наша команда считалась неудобным противником для очень многих клубов. На каждый матч был сумасшедший настрой. Это очень важно — не уступить сопернику до игры и показать зрителям, что ты будешь не отбывать номер, а биться до конца.

Футболисты Таврии: Сергей Причиненко, Виктор Смигунов, Игорь Волков, Александр Гуйганов, Константин Вихорнов и Виктор Галустов

— У футболистов той «Таврии» было отличное взаимопонимание. Как это достигалось?

— Наши тренировки запомню на всю жизнь. Мы постоянно отрабатывали движения, точность передач, взаимозаменяемость. Например, играли «три в три» на половину поля в два касания. Это упражнение продолжалось до 12 минут. Было очень сложно, но зато во время матчей было проще — каждый футболист понимал, на что способен партнер по команде, куда самому сместиться, в какое место или под какую ногу отдать передачу тому или иному игроку.

— Вспомните свой единственный гол за нашу команду.

— 29 июня 1984 года «Таврия» играла в Душанбе. Забил после розыгрыша штрафного удара. Я тогда играл левого защитника, подключился на стандарт. Принял мяч, увидел, что вратарь двинулся на меня и перекинул его. Мы тогда выиграли у «Памира» со счетом 2:1. Ощущения от первого гола были потрясающие, окрыляющие.

— Болельщики со стажем помнят вас как замечательного разрушителя атак соперников.

— Совершенно верно. В «Таврии» я больше играл на оборону — левым защитником или полузащитником (левым либо опорным). У нас тогда каждый отвечал за свою позицию. Если кто-то из защиты шел вперед, то, конечно, допускался экспромт. Но сзади обязательно была подстраховка, взаимозаменяемость (что необходимо в любой команде). Да я и сам быстро возвращался в оборону. От защитника требовалось отобрать мяч у противника и начать атаку, с моих передач много забивали партнеры.

— Самая памятная результативная передача?

— Это было в концовке матча чемпионата-1984. «Таврия» в Симферополе 11 октября играла против команды «Звезда» (Джизак). При счете 0:0, когда сил уже почти не было и судороги хватали ноги, мне удалось пройти по флангу и сделать очень точный пас. Так редко бывает. Именно в то место, куда и хочешь, но редко выполняешь на заказ, особенно на последних минутах. А тогда мне удалось перебросить вратаря. И Игорь Савельев поразил по сути уже пустой угол. Мы выиграли 1:0.

— Со следующего сезона был перерыв в выступлениях за «Таврию». С чем он связан?

— В 1985-м году я ушел в армию. В это время играл за СКА (Одесса). Запомнилось то, что стал с той командой чемпионом СССР среди коллективов вооруженных сил. Во второй половине 1986-го ненадолго вернулся в «Таврию». Первую половину 1987 года провел на сборах в донецком «Шахтере». А с середины 1987 по середину 1988 годов играл в Кишиневе. В «Нистру» тренер Емец очень хороший состав подобрал тогда — Анатолий Роденко из «Шахтер», Виктор Кузнецов — игрок сборной СССР из «Днепра», Николай Васильев из московского «Торпедо». Да и помогала команде из Кишинева тогда, по сути, вся Молдавия. Начиная от простых болельщиков, которые чуть ли не на руках носили футболистов, и заканчивая министрами.

— Тот этап карьеры запомните с самой лучшей стороны?

Константин Вихорнов— Тренироваться и играть там было — одно удовольствие. Так и должно быть в хорошем клубе. К слову, с Васильевым я незадолго до этого пересекался на поле. «Таврия» в Адлере играла кубковый матч с «Торпедо». Помню, что мы уступили 0:3, а нападающий Николай Васильев забил из-под меня два гола. А уже в «Нистру» мы с Васильевым подружились, хотя он был старше меня. Я был несказанно рад увидеть его в одной команде со мной, потому что Николай был отличным нападающим.

В том сезоне в Кишиневе у нас два футболиста провели все матчи. Один из них — я. То есть и тренер мне доверял, и я старался оправдывать его доверие.

К слову, Емец был хорошим психологом, каким и Заяева считаю. Оба великолепно настраивали игроков на поединок, могли и пошутить. Анатолий Николаевич любил повторять: «Вы играете так, как будто в магазинах ничего нет». А Владимир Александрович мог запросто сказать врачу команды: «Намажь футболисту лицо зеленкой, все сразу пройдет. Заодно напугает соперников».

— Расскажите о зарубежных футбольных поездках.

— За границу мы ездили регулярно — ГДР, Венгрия, Польша, Болгария, Чехословакия. С нами были так называемые «смотрящие». Организованных экскурсий за границей для футболистов не делали. В программе было участие в тренировочных сборах и соревнованиях. Впрочем, иногда оставалось время на небольшие прогулки.

Когда играл за «Нистру» (Кишинев), на две недели уехали в Танзанию, проводили там сборы и несколько матчей сыграли — со сборной этой африканской страны, с чемпионом этого государства. Мы их тогда победили — уровень советского футбола был намного выше. Удивление тогда вызвали отличные от наших зрители. А с их футболистами играть было интересно — у них и физическое развитие, и координация движений другие.

Запомнился первый поединок в Африке. Я только-только пришел в «Нистру» из «Шахтера». По прилету тренер Емец хотел сразу же посмотреть меня в деле. Команда из Кишинева дебютную встречу африканского турне провела с футболистами из Папуа-Новой Гвинеи. У них игроки были такими, что ниже пояса не били — довольно резкие, грубые. Но их пластика, безусловно, отличалась от нашей. Было любопытно. Емец меня после первой же игры утвердил в основе «Нистру».

— Самым большим успехом «Таврии» с вашим участием стало 6-е место в чемпионате первой лиги СССР в сезоне-1989. Что это был за турнир — первая союзная лига?

— Тот первый футбольный дивизион Советского Союза по силе был сопоставим с нынешней украинской Премьер-лигой. А качество большинства матчей и накал борьбы были там даже и получше. В той первой лиге играли клубы, которые сейчас выступают в высших дивизионах России, Украины. В кубковых поединках представители первого дивизиона СССР давали бой соперникам из высшей лиги. Представители элиты тогда знали, что обыграть в Кубке соперника из второго или первого дивизиона очень непросто. Великолепный коллектив подобрался в сезоне-1989 и в «Таврии». Мы хорошо выступили в чемпионате, попали в шестерку лучших. Могли даже и выше забраться.

— Вспомните самый курьезный или драматический эпизод за время выступлений в Симферополе?

Константин Вихорнов— В одном из домашних матчей я играл левого защитника, в воротах стоял Александр Петров. Пошла фланговая передача в нашу штрафную. Я, стоя лицом к сопернику, скинул мяч головой назад нашему вратарю. Но не увидел, что он вышел чуть вперед. Случился автогол, мы стали проигрывать 0:1. Это запомнилось, потому что раньше со мной такого не случалось. Ноги задрожали, конечно. Однако отличный психолог Заяев в перерыве не снял меня с игры, а дал возможность перебороть растерянность. Помогли и болельщики. Потому что в то время на «Таврию» ходило очень много зрителей. Хотя наша команда и во вторую лигу СССР вылетала, но болельщики даже в трудные времена всегда были с командой, а не ждали, когда она сама выберется из трудного положения. Городской транспорт останавливался, потому что поток людей после матчей со стадиона лился буквально рекой! И так продолжалось не минуту-другую, а гораздо дольше.

— С тех пор многое изменилось...

— Очень хотелось бы, чтобы сейчас та часть людей, которая геройствует у компьютеров или телевизоров, приходила и заполняла стадион. Это очень важно и обязательно принесет свой результат. Поверьте, футболисты и тренеры очень хорошо слышат, что кричат с трибун. Одно дело, когда человек, считающий себя болельщиком, но не ходящий на матчи, в компьютере вымещает негатив. А другое — когда зрители на стадионе культурно, цивилизованно, в рамках приличия, с использованием исключительно нормативной лексики подстегивают «Таврию» играть лучше, исправлять собственные ошибки. Нынешней команде очень нужно, чтобы на игры приходило как можно больше поклонников. Лучше даже — чтобы на каждом поединке был аншлаг. Болельщики на стадионе — сила. А очень много болельщиков на стадионе — большая сила. Если у футболистов что-то не получается, зрители способны помочь изменить ситуацию в лучшую сторону. По себе скажу — после того автогола я многое услышал с трибун. Но ничего — переборол момент растерянности и в концовке того матча заработал пенальти в ворота соперника. Мы сравняли счет и сыграли 1:1.

— Вы довольно рано закончили играть в «Таврии». Почему?

— 9 сентября 1989 года в Ярославле (в самом начале матча — на 2-3-й минуте) мне в правом коленном суставе порвали крестообразные связки. Помню — выполз за поле, мне сделали заморозку и сказали, чтобы я дальше играл. Я ответил, что даже ходить не могу. Но все равно пришлось идти и играть. Правда, через 10 минут меня, конечно, заменили. Затем была операция в Москве. Она прошла успешно, заменили все крестообразные связки в правом колене. Оперировал меня ведущий хирург СССР Миронов. Он дал мне специальную методику для восстановления и сказал, что реабилитацию форсировать нельзя. Но тогдашний тренер «Таврии» требовал, чтобы я как можно быстрее возвращался на поле. В итоге принял решение уйти от этого специалиста.

— Вы могли оказаться в зарубежном чемпионате?

— На рубеже 1980-1990-х неделю провел на сборах в клубе высшей лиги чемпионата Польши. Но контракт так подписан и не был. Знаю, что поляки были готовы взять меня, но с украинской стороны возникли какие-то проблемы. После этого в футболе остался только как болельщик. Хожу на игры «Таврии», поддерживаю, переживаю, как и все.

— Где работаете?

— У меня фирма по организации фестивалей, гастролей, концертной деятельности, фейерверков.

— Расскажите о вашей семье.

— Я женат, есть дочь Юлия и сын Никита. Хочу весной отдать сына в ДЮФК «Таврия». Никите — 9 лет. Здесь такая ситуация: наше поколение нужно было с футбольных площадок загонять по домам, а сейчас — наоборот — детвору требуется уговаривать пойти заниматься физкультурой или спортом. Я хорошо знаю и Андрея Опарина, и Алексея Храмцова, к которому пойдет наследник. Пусть Никита пытается что-то сделать. Конечно, не факт, что он вырастет футболистом. Но занятия в коллективе ему не помешают.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Благодарю!

— Что пожелаете ветеранам, команде, болельщикам?

— Ветеранам желаю здоровья, бодрости, удачи, всего хорошего. Желаю почаще быть на стадионе — болеть за любимую команду. Раз уж компьютерозависимые поклонники «Таврии» в большинстве своем, к огромному сожалению, не хотят ходить на «Локомотив», может, тогда ветераны будут заполнять наш стадион? (Улыбается) Клубу желаю возрождения, поскорее встать на ноги, вновь сделать так, чтобы соперники «Таврию» не просто уважали, а боялись, как это было 40-30-20 лет назад. В Симферополе всегда была команда с характером. Даже при поражениях наше поколение билось до последнего. Никто просто так не мог выиграть у «Таврии». А болельщикам желаю на каждом поединке заполнять стадион. В любую погоду, в любой ситуации. Я, например, и детей привожу на игры. Потому что для футболистов важна поддержка. И чем эта поддержка будет больше, тем легче будет «Таврии» выбираться из нынешней ситуации.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus