Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Андрей Черемисин
18 октября 2013, 18:30
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Андрей Черемисин: «Надеюсь, что в основном составе Таврии со временем появятся наши воспитанники»

Мастер спорта Андрей Черемисин «Таврии» отдал более 35 лет своей жизни, — сообщает клубный официальный сайт. Обладатель Кубка Украинской ССР-1974, бронзовый призер первой лиги СССР-1977 и чемпионата УССР среди команд второй лиги-1972 входит в великолепную восьмерку футболистов, которые сыграли за нашу команду 300 и более матчей. В 1969–1970, 1972, 1974–1980 годах в чемпионатах СССР Андрей Черемисин провел за «Таврию» 355 поединков, забил в них 76 голов. В Кубках Советского Союза выходил в футболке симферопольцев 20 раз, стал в них автором 7 мячей. В 1992-м году Андрей Андреевич входил в тренерский штаб «Таврии», который привел коллектив из столицы Крыма к званию первого чемпиона Украины. Сейчас наш собеседник возглавляет «Таврию» U-9.



— Андрей Андреевич, как увлеклись футболом?

— Я родился в Краснодаре, но в семь лет отец переехал в Нальчик. Там я и постигал азы футбола. Начинал, как и многие мальчишки — во дворе старшие ребята играли, а мы, младшие, смотрели. Помню, мне было лет 5, я им мяч подавал. Шло время, мы подрастали. Когда кто-то из старших не приходил, нас стали привлекать играть с ними. Так и я начинал. А со временем уже наше поколение становилось старшим. Уже с нами пытались играть младшие. Раньше во дворах дети часто занимались подвижными играми, развивались физически, физиологически. Сейчас этого намного меньше, у малышей другие интересы, зачастую — малоподвижный, зависимый от компьютера образ жизни. А чтобы стать хорошим футболистом, нужно этому виду спорту уделять много времени, гораздо больше, чем компьютерам, телевизорам, телефонам и прочей отвлекающей технике.

— Какие впечатления остались от занятий в ДЮСШ?

— Конечно, организованные тренировки отличаются от игры во дворе. В детско-юношеской спортивной школе для тебя тренер — это всё. И папа, и мама. Когда на занятия приходят заинтересованные дети, сразу видно, что им нравится, они хотят попасть в команду, поехать на соревнования. Есть стимул, ты начинаешь этим жить. И то, что говорит тренер, ты сразу впитываешь в себя, неукоснительно выполняешь, а дома ты это снова прокручиваешь, повторяешь, чтобы в следующий раз наставник тебя похвалил. По крайней мере, так старался выполнять тренерские задания я.

— Сразу стали играть в нападении?

— Еще в детско-юношеском возрасте можно выявить у футболиста уровень технического развития, отсутствия боязни обводки. Такие игроки и становятся представителями атакующей линии команды. Спортсмены, тяготеющие к разрушительным функциям, как правило, попадают в оборону. У меня тренер увидел задатки нападающего и полузащитника, поэтому я и провел большую часть карьеры на этих позициях.

— Самый памятный эпизод юношеской карьеры?

— Был период, когда у меня не хватало физических кондиций, лучше была развита техника. Из-за недостаточной «физики» я не всегда попадал в основной состав своей команды, меня выпускали, как правило, на замену. А играть, конечно, хотелось чаще. Я решил, что нужно менять ситуацию. И пошел параллельно заниматься легкой атлетикой, чтобы прибавить в физическом развитии, в скорости бега. У меня было 4 занятия футболом, не меньше времени занимала и королева спорта. Выходных не было. Но зато за два года мне и технику бега поставили, и научили, чтобы не закрепощался. Это дало положительный эффект. Я набрал физических кондиций, и моя игра стала более яркой. Как говорили тогда тренеры: «Физический потенциал помогает раскрыть все возможности». Если у тебя есть мастерство, умение, для их раскрытия нужен физический потенциал. Конечно, легче с таким подходом было и при переходе во взрослый футбол. А в общеобразовательной школе я играл еще и в баскетбол, и в волейбол.

— Какую роль в становлении вас как футболиста сыграл первый тренер?

— Я всегда с большим уважением и любовью вспоминаю моего первого наставника — Юрия Чистохвалова. Он и сам играл на высшем уровне, был большим импровизатором, великолепным технарём, но из-за тяжелейшей травмы рано закончил выступления. Он был не только классным тренером, но и замечательным человеком. Юрий Чистохвалов любил повторять своим воспитанникам: «Никогда никого не бойся! Ты — уникальный, ты сможешь всё сделать! Только вкладывайся в каждый эпизод. И у тебя всё получится!» Такая психологическая мотивация мне всегда помогала. Никогда никого на поле не нужно бояться! Например, «Таврия» в наше время и против сборной СССР играла в товарищеских матчах, и против клубов высшей лиги. И мы давали им хороший бой. Считаю, что когда у тебя есть уверенность, есть наработанные до автоматизма какие-то приемы, то бишь мастерство, оно всегда будет проявляться. Главное — не бояться даже самых сильных чемпионов. Потому что даже в Библии сказано: «Сомневающийся ничего не получит». Если он не верит, если в нём нет веры, он ничего не получит.

— Болельщики со стажем помнят, что вы очень хорошо играли обеими ногами. Такое не часто бывает. Как развили изначально неударную ногу?

— Я много работал над этим. И на тренировках, и в другое время. Помимо этого, однажды получил травму голеностопа правой (ударной) ноги. В течение полугода после того случая я очень много играл (бил по воротам и отдавал передачи) левой ногой. Со временем стал действовать левой почти так же хорошо, как и правой. Мне стало комфортно. Ведь в чем заключается игра? Чтобы мяч был от противника на дальней ноге. Разработанная левая мне очень помогла в карьере. Потому что когда мяч у тебя на дальней ноге, тебе не нужно перестраиваться, ты прогрессируешь. Убежден, что хорошему футболисту всегда нужно развивать свои сильные стороны и как можно выше подтягивать слабые.

— Вы начинали играть в «Спартаке» из Нальчика, но могли оказаться и в «Спартаке» московском, у которого вас почти что увела «Таврия»!

— За нальчикский «Спартак» я выступал три года. В 1968 году мы играли в одной зоне с «Таврией». Тогда в двух матчах я забил голы в ворота симферопольцев. В Нальчике мы проиграли со счетом 1:2, а в столице Крыма уступили крупно — 1:5. Вскоре после этого меня пригласили в «Таврию». Я уже дал согласие и написал заявление о приеме в команду из Симферополя. Но тут в Нальчик приехал московский «Спартак», который хотел забрать в Москву Владимира Эштрекова, Виталия Мирзоева и меня. Тогда ведь была централизованная система: столичная команда могла приглашать к себе лучших футболистов из коллективов своего общества (в моем случае — это общество «Спартак»), играющих в регионах. По большому счету, Нальчик не мог отказать Москве. Но тогда так получилось, что Симферополь вышел на меня раньше.

— В командах каждого физкультурно-спортивного общества футболисты играли и играют по определенному стилю?

— Да. Стиль игры «Спартака» отличается от стиля игры, например, «Динамо». Поэтому игрокам, условно говоря, нальчикского «Спартака» было проще адаптироваться в «Спартаке» московском. У них был один стиль — техничный, комбинационный. Ведь, к примеру, «Барселона» и воспитывает футболистов в стиле, который присущ этой команде, и покупает игроков, которые исповедуют ее стиль — тоже техничный, комбинационный. Мне повезло, что меня из нальчикского «Спартака» отпустил только недавно пришедший тренер. А тут приехал на контрольную игру московский «Спартак». Их цель — просмотреть Владимира Эштрекова, Виталия Мирзоева и меня. А я уже даже вещи забрал в Симферополь. Разумеется, московская делегация оказалась не в восторге от того, что футболист из спартаковского общества ушел в «Таврию».

— После этого симферопольская команда некоторое время не могла заявить вас для игр...

— Было и такое. Уже начался сезон-1969. Я пропустил первый тур. Москва никак не высылала разрешение играть мне за «Таврию». Я как раз накануне попал в молодежную сборную России, а в 1969-м — и в молодежную сборную УССР. То есть уровень был неплохой. Московский «Спартак» не мог смириться с потерей футболиста из своей структуры. Во втором туре симферопольцы играли дома. Первый тайм я провел на скамейке запасных, потому что руководство «Таврии» ждало звонка из Федерации футбола СССР и получения разрешения на мою игру за команду из столицы Крыма. В конце первой половины матча или в перерыве «добро» из Москвы было получено. После первого тайма «таврийцы» выигрывали 1:0. Во втором после долгого ожидания и я вышел на поле стадиона «Локомотив». Прошло минут 10-15, мы получили право на угловой, последовал навес. И я, сыграв на опережение, забил головой в ворота напротив табло. Затем мы провели и третий мяч, победили тогда 3:1.

Андрей Черемисин

— Была и еще одна причина для переезда в Симферополь?

— Я согласился перейти в «Таврию», потому что в Нальчике не было возможности получить высшее образование на факультете физвоспитания. А в столице Крыма такая возможность была. Я уже понимал, что свяжу жизнь с игровой и тренерской деятельностью.

— В 1970-м году вы некоторое время играли в донецком «Шахтере»...

— Нас с Николаем Климовым поменяли на Виктора Орлова и Василия Грубчака. Думаю, «Таврия» в перспективе от этого только выиграла. Через год я вернулся. И в сезоне-1971 симферопольская команда забила 79 голов, что стало лучшим показателем второй группы чемпионата Советского Союза.

— В 1973-м году вас призвали в армию...

— Из «Таврии» тогда призвали не только меня. Ушли служить еще и Валентин Прилепский, Владимир Григорьев, Александр Шиманович и Валерий Макаров. Но несмотря на это симферопольская команда выиграла свою зону и заняла второе место в переходном турнире, что позволило выйти в первую лигу Советского Союза.

— В первом дивизионе «Таврия» не затерялась?

— Даже наоборот! После службы в армии мы с Валентином Прилепским вернулись в команду, заметно усилив ее атакующую линию, которая по праву считалась сильнейшей в первой лиге. Ярким подтверждением этому стали 74 гола — лучший показатель среди всех команд первого дивизиона. По итогам сезона мы заняли высокое шестое место. В следующем году опустились на одну позицию. В 76-м выбили из Кубка СССР сам московский «Спартак», а в чемпионате замкнули четверку сильнейших. В 1977 году «Таврия» остановилась в шаге от путевки в высшую лигу, финишировав на третьем месте.

— Вы сделали несколько хет-триков за время выступления за «Таврию». Первые два интересны тем, что состоялись в один день — 14 июня. В 1969-м году вы забили 3 гола в ворота команды из Николаева, а в 1971-м — трижды огорчили соперника из Львова. Такое совпадение можно как-то объяснить?

— Есть такой нюанс. В спортивной деятельности каждого человека есть определенные закономерности, есть подъем (когда футболист в хорошей форме) и есть спад (когда не всё получается). Всё заключается в том, насколько долго получается удержать период активности, подъема, хорошей физической и функциональной подготовки. Всплеск и спад цикличны, они повторяются. Возможно, те два хет-трика объясняются этим моментом.

— Самый памятный матч и гол за «Таврию»?

— Как-то мы дома играли с запорожским «Металлургом». У нас никак не получалось забить гол. Оставалось минут 15 до конца встречи. И тут я ударил почти из центрального круга. И попал точно в ворота, мы выиграли 1:0. Не знаю, почему я тогда ударил. Ребята у меня после поединка спрашивали, на что я рассчитывал, нанося удар из центра поля? Я не мог ответить. Так получилось. (Улыбается) Мне и раньше доводилось забивать дальними ударами, со средней дистанции. Огорчал соперников из-за штрафной площадки довольно регулярно. Но тот мяч, конечно выделяется. Ради таких моментов и стоит играть в футбол. Возможно, это и называется «выручил», потому что тогда противник нам не уступал, где-то даже доминировал, действовал организованно, дисциплинированно. Такие эпизоды мне более памятны, чем хет-трик, потому что три гола одного человека — заслуга всей команды. Хет-трик получается тогда, когда и у тебя, и у коллектива всё в игре получается. А забить, по сути, из ничего — это очень значимое достижение, на мой взгляд. К слову, в той «Таврии» было 8-9 футболистов, которые могли взять игру на себя и сделать результат.

— Кто из тренеров «Таврии» тех лет запомнился больше других?

— В плане обучения некоторым футбольным тактическим моментам запомнился Валентин Бубукин. Он сам играл на очень высоком уровне, стал чемпионом Европы, капитаном сборной страны был. И тренером оказался замечательным. Когда Валентин Бубукин пришел в «Таврию», у нас появились розыгрыши штрафных, аутов. Он объяснял, как уходить от соперника и многое другое. Бубукин часто каждому из нас устраивал своего рода мастер-класс — мог сам отлично исполнить штрафной удар, выполнить обводку и тому подобное.

Еще один тренер — Сергей Шапошников — запомнился тем, что был хорошим руководителем-мотиватором организованных командных действий, дисциплины. У него был грамотно поставленный тренировочный процесс.

Андрей Черемисин

— Вы в «Таврии» играли не только в нападении?

— Действовал и в полузащите, и в обороне. Играл крайнего, центрального и последнего защитника. Был разносторонним футболистом, поэтому мог сыграть на любой позиции.

— В чем секрет успехов «Таврии» 1970-х годов?

— Тогда в команде были подобраны идентичные футболисты. И в человеческом, и в физическом, и в психологическом, и в исполнительском аспектах. «Таврия» играла в комбинационный футбол. И люди приглашались определенного уровня. Ведь понимание игры у команды растет тогда, когда у футболистов похожие умения, навыки, мастерство, когда мы играем в одном стиле. Мы тогда старались взять самое лучшее у «Аякса» или «Милана» тех лет. Тот стиль игры «Таврии» очень нравился болельщикам. Тогда стадион в Симферополе почти всегда был забит до отказа (на второй тайм пускали бесплатно, поэтому после перерыва количество зрителей достигало 30 тысяч), матчи нашей команды ехали смотреть со всего Крыма. В 1970-е годы у «Таврии» неудачным был, пожалуй, только сезон-1979, когда мы боролись за выживание. Тогда у нас ушли несколько ведущих игроков, было много молодых.

— Самый лучший партнер в играх за «Таврию»?

— Это Виктор Орлов. Мы с ним взаимодействовали, не глядя друг на друга. Он знал, куда я себя предложу. Я знал, куда он отдаст передачу, с какой точностью и скоростью. Мы были идентичны в футбольном понимании. Мы любили определенные приемы использовать — через розыгрыш мяча, в пас и тому подобное. И когда против нас попадались очень хорошие футболисты, а нам удавалось их перехитрить, переиграть, это было очень приятно! Мы, бывало, стоим и смеемся над беспомощностью сильных и опытных соперников, настолько у нас было отменное взаимопонимание с Виктором Орловым. Он — мастер паса, дирижер в команде, отдавал такие передачи, что их и обрабатывать не надо было, настолько они были точные (до миллиметра выкатывал), выверенные, удобные для меня. У него чутье такое тогда было, а у меня были хорошие технические возможности. Поэтому нам и удавалось добиваться кое-какого результата. Также я отлично взаимодействовал с Юрием Аджемом, Анатолием Кваниным и многими другими.

— В 1980-м году закончили карьеру в «Таврии». Чувствовали силы еще поиграть?

— Уже не было той мотивации. Появилось много хороших молодых футболистов. А играть где-то во второй лиге не хотелось. Да и семье хотелось уделять больше внимания.

— Как сложилась карьера после того, как повесили бутсы на гвоздь?

— В 1981-1988-м годах работал детским тренером в «Таврии». С 1989-го по 1995-го входил в тренерский штаб нашей основной команды, которая выиграла золото чемпионата-1992 и стала финалистом Кубка Украины-1994. Моими обязанностями были контроль и организация тренировочного процесса.

— Ваши впечатления от чемпионства-1992?

— Нам немного повезло. Страна развалилась, футболисты разъехались. Однако «Таврии» удалось пригласить несколько хороших игроков. Мы попали в группу с «Черноморцем» и «Шахтером». Команду из Одессы обыграли дважды, а в последней встрече — в Донецке с «Шахтером» — заработали ничью, которая вывела нас в финал. Во Львов приехали с мыслями о том, что всё уже решено заранее. Стартовые 15 минут «золотого» матча это отчасти подтвердили — «Динамо» владело преимуществом. Но затем всё изменилось. И уже «Таврия» диктовала свои условия. А когда Сергей Шевченко после перерыва забил гол, зрители встали и начали скандировать «Таврия»! «Таврия»! Соперник из Киева в тот момент выглядел беспомощно. У нас была очень высокая мотивация, благодаря чему мы и стали первыми чемпионами Украины.

Таврия - чемпион Украины 1992 года

— Где работали после 1995 года?

— Полгода я провел в Житомире, тренировал «Полесье». Затем вернулся в Крым. Два года возглавлял джанкойский «Авангард». После — снова занимался с детьми. Организовал команду «Спартак». Она два года подряд завоевывала звание чемпиона Симферополя. А затем футбольные клубы обязали иметь свою футбольную школу. И меня в 2003-м году пригласили работать тренером в школу «Таврии».

Детский тренер Андрей Черемисин

— Как сейчас проходит работа с юными воспитанниками нашего клуба?

— Очень хорошо, что у нас теперь есть новое тренировочное поле на стадионе «Локомотив». Постепенно улучшаются условия для занятий, мы осваиваем новые тренировочные программы. Всё движется вперед. Я надеюсь на то, что в основном составе «Таврии» со временем появятся наши воспитанники. Так должно быть. Это необходимо, престижно иметь в команде местных футболистов. Наличие в составе своих воспитанников говорит о качестве работы всего клуба. Это важно и для болельщиков, которые порой ходят смотреть на какого-то определенного игрока. Как раньше Москва ходила на Стрельцова, как раньше Крым ходил на Коробочку, Аджема, Прилепского и других. Замечательно, конечно, когда болельщики ходят посмотреть и на всю команду.

Детский тренер Андрей Черемисин© sctavriya.com

— Расскажите о вашей семье.

— Мою жену зовут Татьяна. У нас есть сын Антон. Он немного играл в футбол во второй лиге. У него двое детей — Андрей и Кристина.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Благодарю!

— Ваши пожелания ветеранам, команде, болельщикам!

— Всем пожелаю здоровья. И ветеранам, и нынешним игрокам, и болельщикам. Как и в жизни, у любой команды бывают подъемы и спады. Главное — постараться как можно скорее преодолеть трудную ситуацию. Нужно уметь делать выводы и идти дальше. Всем желаю удачи, благосостояния, уверенности в завтрашнем дне, чтобы всё лучшее всегда осуществлялось. Болельщикам желаю всегда оставаться с командой, поддерживать «Таврию» в любое время — и в победное, и в другое.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus