Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Александр Гайдаш
27 октября 2013, 15:15
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Александр Гайдаш: «Таврия должна оставаться визитной карточкой Крыма»

В футболе не бывает мелочей. Успехи и неудачи зависят от многих факторов. Главное — собрать все положительные звенья победной цепочки. А для этого нужно очень много работать, убежден Александр Гайдаш. Представитель великолепной восьмерки футболистов, которые провели за «Таврию» 300 и более матчей, воспринимает всё то, что происходит вокруг реально, и не отчаивается в случае временных неудач, — сообщает клубный официальный сайт. Мастер спорта Советского Союза Александр Николаевич — одна из легенд «Таврии». В 1989-1991, 1992-1993, 1994-1995, 1995-1996, 1996-1999, 2002-2004 годах в чемпионатах СССР и Украины он провел за симферопольцев 331 поединок, забил в них 137 голов. В Кубках Советского Союза и Украины сыграл 24 встречи, отличился в них 7 мячами. Александр Гайдаш остается одним из лучших снайперов в истории чемпионатов Украины (95 голов). На счету нашего собеседника и 2 матча за национальную сборную страны. За время тренерской карьеры Александр Николаевич возглавлял ялтинский «Ялос», «Крымтеплицу» из Молодежного, «Феникс-Ильичевец» (Красногвардейский район).



— Александр Николаевич, вы начинали заниматься футболом в мариупольской команде «Факел». Значительную роль в вашем становлении как спортсмена сыграл Петр Шульман. А в «Таврию» пригласил Анатолий Заяев, который в декабре 1988 года убедил переехать в Симферополь. Получается, что в вашей карьере эти два специалиста занимают много места?

— Эти тренеры вложили в меня всё, что умели. Они очень многое мне дали. И Петр Шульман, и Анатолий Заяев. Когда на меня вышел Анатолий Николаевич, я играл во второй лиге за мариупольскую команду. Мы с женой ждали первенца. Учитывая это, Заяев нашел для меня квартиру в Симферополе. Помню, накануне Нового года нас с супругой привезли в столицу Крыма, мы вошли в многоэтажный дом, там выломали дверь в одну из квартир и сказали, что мы здесь будем жить.

— Помните первый матч за «Таврию»?

— В стартовом туре сезона-1989 команда в гостях играла с «Котайком» (Абовян). В середине второго тайма я заменил Сергея Морозова. Та встреча завершилась вничью — 0:0. У таких клубов тогда было очень тяжело выиграть на выезде. Например, коллектив «Гурия» (Ланчхути) в том же сезоне первой лиги, в которой выступали 22 участника, на своем поле выиграл все матчи, одержал 21 победу из 21 возможной!

Александр Гайдаш

— В 1989 году «Таврия» заняла в чемпионате первой лиги СССР 6-е место, а вы с 27 голами стали третьим среди бомбардиров турнира. Несколько раз уходили из команды, но несмотря на это провели за симферопольцев более 300 матчей и 137 мячей.

— Во время игровой карьеры не каждый футболист думает о личной статистике. Я, например, только после того, как завершил выступления, начал понимать, что можно было не уезжать за границу три раза, где у меня не сложилась игра. Тогда, возможно, провел бы больше матчей здесь, забил бы здесь больше голов. Мне недавно сказали, что я до сих пор остаюсь на пятом месте в списке лучших бомбардиров чемпионатов Украины! Конечно, приятно. Значит, тогда и я, и мои команды хорошо выполняли свою работу. А сейчас, значит, такие нападающие, что уже почти 10 лет не могут в большом количестве опередить мой результат. Осознание происходящего придет позже. Надеюсь, нынешним игрокам «Таврии» удастся не допустить худшего. Если бы, конечно, футболисты сначала становились тренерами, а затем — спортсменами, все было бы иначе! (Улыбается)

— В футболе никогда нельзя сдаваться?

— Сейчас «Таврия» в тяжелом положении. Известно ведь, что раненого многие с удовольствием добивают. Не хочется, чтобы симферопольская команда сдалась. Этого нельзя допустить. Я так понимаю, что в некоторых аспектах есть недоработка. А без этих аспектов добиться результата очень непросто. Например, на мой взгляд, у команды — не лучшее физическое состояние, не всегда получается игра у лидеров «Таврии». Для успеха нужно искать разные пути. Для победы должны воедино сложиться звенья одной цепи.

— Как можно преодолевать трудности?

— Должен сохраняться костяк, ключевые 5-7 футболистов. Хорошо, если это местные воспитанники. Игроков этого костяка надо сохранять любыми способами. А остальную часть состава можно добрать. Помню, в 1990-е Анатолий Заяев мог за сезон просмотреть до 70-80 человек, чтобы выбрать из них нескольких, тех, кто реально усилит команду. А сейчас для республики и «Таврии» не очень хорошо то, что, условно говоря, керчанин Калинин выступает за «Ильичевец»... Очень хочется, чтобы в Симферополь удалось вернуть побольше крымских футболистов.

— Что в этой ситуации необходимо?

— Нынешней команде срочно нужны свежие мысли, свежие идеи, встряска. Необходимы кардинальные перемены — в мотивации, в настрое, в эмоциональном плане. Я играл за «Таврию» 15 лет. Думаю, что имею право однажды узнать правду о том, что же стало причиной нынешнего положения команды, почему происходят те или иные события. Естественно, в груди покалывает за судьбу «Таврии». Хочу, чтобы она и дальше выступала в высшем дивизионе.

Команда Таврия. 1998 год

— В ваше время «Таврия» выступала успешнее.

— Дома мы тогда очень редко кому-то проигрывали или дарили ничью. Как правило, «Таврия» тогда на своем поле побеждала. И показывала при этом красивый футбол! Любое домашнее поражение было для нас трагедией. Мы, футболисты, в каком-то смысле после этого ноги уносили от справедливой критики болельщиков!

— Сейчас другое поколение?

— В воспитании нынешнего поколения нужны и кнут, и пряник. Тяжело сравнивать нас и тех футболистов, которые сейчас играют. Должна быть идея конкретно взятого клуба. У нас был случай, когда мы 1 ноября на автобусе поехали в Тернополь, проиграли там, нас закрыли на базе на неделю. А 8 ноября мы снова поехали на автобусе в тот же Тернополь. Важно, чтобы команда понимала ответственность. Важно, чтобы было распределение обязанностей по возможностям. В каждом коллективе должен быть дядька, который будет помогать, подгонять, вести за собой других.

— Ваши наиболее памятные матчи за «Таврию»?

— Из советского времени запомнились поединки с ЦСКА (Москва), с «Гурией» (Ланчхути). Мы с ними успешно играли, плюс ко всему мне удавалось забивать голы в тех встречах. В украинских чемпионатах запомнились игры с «Динамо», когда мы отыгрались с 0:3, с «Днепром», когда они приехали к нам в статусе лидера, а мы их обыграли 3:2 в Севастополе, с «Шахтером», когда 3:3 с ними сыграли тоже в Севастополе. Из голов запомнился, например, удар в дальнюю «девятку» со штрафного от VIP-трибуны «Кузбассу» из Кемерово. Люди до сих пор вспоминают тот выстрел с очень дальней дистанции!

— Что запомнились из тренировочных сборов?

— Сборы часто проходили в Алуште. Анатолий Заяев, бывало, разбудит нас в 7 утра. В 7:30 мы уже выходили на стадион. И пошло-поехало — 400 барьеров отпрыгали, в 8:30 возвращались в номер. Проходили мимо столовой, и кушать не хотелось. А в 10:00 снова нужно было идти на тренировку, на тяжелое как болото поле. Затем — обед, полтора часа отдыха, и снова — на резиновые дорожки, опилки или песок, «болото». Когда мы возвращались в 6 вечера в номер, то сил хватало на то, чтобы принять ванну и осознать, какое это счастье, что тебя до 7 утра никто не будет снова звать на тренировку! До утра мы или в карты играли, или ходили на почту, откуда могли позвонить домой или куда нам звонили.

— Что больше всего не нравилось из указаний или установок?

— Вставать рано. Когда тебя будили на зарядку, когда ты хотел спать, ты внутренне протестовал. Или, например, бывало такое, что нам не разрешали пить много воды во время тренировок. Такие были методики.

— Вас держали в ежовых рукавицах?

— В мое время у нас на базе в 23 часа вырубался рубильник. Света не было до утра. А, значит, не было ненужных соблазнов. Рядом ведь не было ни магазинов, ни транспорта. Тогда же мобильных телефонов еще не было.

Зато мы старались проявить смекалку — просили электрика, чтобы он подавал электричество в определенную розетку, чтобы мы могли, накрывшись одеялом, смотреть единственный на базе маленький телевизор! В этом тоже был элемент игры, «выживания» в строгих условиях. (Улыбается)

И воду еще выключали! Даже ту, что бежала со ставка. Мы просили включать ее, когда ходили в туалет.

— Играть было тяжело после таких нагрузок?

— Мы играли через два дня на третий — Москва, Узбекистан, Урал, Казахстан. И никто не жаловался на усталость, болезни, микротравмы, плохие поля! А сейчас многие футболисты постоянно плачутся, что приходится много играть. Они же выросли в тепличных условиях, у них нет той жилы, которая была в 50-80-е годы. Нас, случалось, на неделю запирали на базе. И давали только один выходной, за который нужно было успеть сделать все дела.

— Анатолий Заяев не только нагружал, но и поддерживал, поощрял футболистов?

— Сейчас это немного смешно вспоминать, но когда только появились жевательные резинки, он на тренировках ими нас баловал. Когда появилась валюта, за гол в падении головой в официальном матче мог премию в тысячу марок дать. В летнее время бывало, что Заяев любил потренировать нас часа два на солнцепёке при температуре воздуха около 60 градусов! Мы после этого всей командой бежали на рынок, покупали у бабушек трехлитровые бутыльки. (Улыбается) А на следующее утро все приходили на тренировку. И никто даже не думал беречь себя или убирать ноги. В 1990-е годы было тяжелое время для страны, но в нашем коллективе все друг друга поддерживали.

— Сейчас многим трудно поверить, что тогда футболисты получали маленькие зарплаты.

— В середине 1990-х у нас был искренний футбол, мы на базе все собирались вместе, общались, понимали, что делаем общее дело. Рвали жилы ради 300-500 долларов. Тогда уровень жизни и уровень зарплат был другой. Даже не знаю, что было бы с нашим поколением, получай мы нынешние зарплаты украинских футболистов! Тогда премия была примерно одна тысяча долларов. За решающий гол, например. Как-то был случай, Сергей Есин выполнил хороший навес, а я забил гол. Нам дают премию: ему — 200 долларов, мне — 800. Помню, я тогда зашел в раздевалку и сказал, что эта награда всем нам. Но делить эту сумму мы не будем, потому что она маловата. А после следующего матча, если выиграем, то с семьями все идем за мой счет в ресторан. Мы победили в следующей встрече. И вся команда с семьями отметила успех в ресторане. На ту премию я себе единственное, что купил солнцезащитные очки за 110 долларов. Они у меня уже 16 лет.

— Ваши лучшие партнеры в «Таврии»?

— Все партнеры — это неотъемлемая часть команды. Конечно, были фигуры калибра Сергея Шевченко, Шамиля Исаева, Александра Гуйганова. От каждого из них я знал, что можно ожидать во время матчей. Но организовать голевую атаку может даже вратарь или защитник. Помню, был выездной поединок. Голкипер противника выбивал мяч, шла последняя минута встречи, счет был 0:0. И Игорь Волков, играя «первый мяч», вынес его головой (метров на 50) мне на ход так, что я только подработал кожаную сферу, а затем забил гол. У Игоря получилась суперголевая передача! «Таврия» тогда победила 1:0. Конечно, это — случай, но такой случай, который говорит о том, что в игре важны все футболисты. В 1990-е годы хорошим партнером были любимцы крымской публики Сергей Есин, братья Александр и Геннадий Кунденок — замечательные умные игроки, от которых можно было ожидать интересных нестандартных решений. А какая классная у нас была команда в 2003-м, когда мы играли в Севастополе во время реконструкции стадиона «Локомотив»! Я сейчас думаю, что тот состав вообще мог никому не проиграть. Разве что какими-то околофутбольными моментами. В Севастополе мы тогда ни разу не уступили. В тот год за нас играли Беженар, Пирву, Осипов.

Команда Таврия. 2004 год

— Ваш пример настоящего футболиста?

— Стивен Джеррард. Выделю его за отношение к такому клубу, как «Ливерпуль», за то, как он себя ведет, за то, как он играет, за его лидерские способности. Уважаю Джеррарда за то, что он продолжает карьеру, за то, что выходит с капитанской повязкой. Знаю, что он всё отдаст для победы своей команды. Хочется, чтобы и в «Таврии» играли подобные футболисты.

— Сейчас на стадион «Локомотив» ходит не очень много зрителей...

— Хочется, чтобы болельщики оставались с «Таврией», чтобы за нашу команду болели целые поколения. От деда к сыну, от него — к внуку этого деда. Очень важно, чтобы в Симферополе и Крыму как можно больше людей в хорошем плане заразились футболом, поддержкой клуба на стадионе. Когда зрители, в том числе и я, начнут вздыхать от того, что наш игрок не забил в таком-то моменте, когда появятся футболисты, на которых захотят ходить, тогда трибуны снова будут заполняться. Очень важно, чтобы у болельщиков не было равнодушия, чтобы они переживали на матчах.

Александр Гайдаш© sctavriya.com

— Ваша мечта, связанная с «Таврией», историей клуба?

— Я об Анатолии Заяеве, наверное, каждый день вспоминаю. Его нет больше 10 месяцев. Но он настолько значимая фигура для Крыма, что есть чувство гордости, что я был с ним знаком. От этого легче. Анатолий Николаевич очень многое умел, он столько лет отдал «Таврии»! Он любил повторять, что пережил шесть секретарей обкома партии! А в Советском Союзе куратором команд были именно партийные чиновники.

Анатолий Заяев благодаря его знаниям, его советам занимает большую нишу в моей жизни. Он, например, мог развернуть самолет в другую сторону, чтобы «Таврию» вовремя доставили в нужное место, мог машиниста поезда убедить в необходимости ехать на другой свет семафора, потому что команда должна была успеть на игру в Запорожье!

Очень хочу, чтобы в честь Анатолия Заяева переименовали стадион «Локомотив». Он заслуживает этого, потому что для «Таврии», для Симферополя, для Крыма Заяев — легенда. Любые бюрократические преграды для этого переименования ничтожны по сравнению с величиной этого человека.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Благодарю! Хочу, чтобы о ветеранах симферопольской команды не забывали, чтобы тем, кому нужна поддержка, помогали. Историю клуба необходимо помнить. Футбольная «Таврия» должна оставаться визитной карточкой Крыма.

Александр Гайдаш© sctavriya.com
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus