Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Геннадий Лисенчук
7 января 2014, 14:30
Интервью

Геннадий Лисенчук: «Наша Таврия играла для зрителей и получала удовольствие от футбола»

Ветеран нашей команды Геннадий Лисенчук в интервью клубной пресс-службе рассказал о том, что стал вратарем по совету мамы, что в дебютном сезоне в «Таврии» в 25 домашних матчах пропустил всего 1 гол, и о многом другом.



Безупречный выбор места в воротах, мгновенная реакция, умение отлично руководить защитниками. Сильные стороны Геннадия Лисенчука можно продолжать еще долго. Он играл в «Таврии» четыре сезона. И за этот период высокий, пластичный голкипер успел снискать любовь болельщиков, уважение партнеров и восхищение соперников. Геннадий Анатольевич надежно действовал и на линии ворот, и на выходах, проявляя смелость, достойную настоящих спортсменов. В 1973-м, 1975 – 1977-м годах Лисенчук провел 121 матч за нашу команду в чемпионатах СССР (в 47 случаях сохранив ворота «на замке») и 4 поединка в Кубке Советского Союза. Сейчас Геннадий Анатольевич — доктор педагогических наук по физическому воспитанию и спорту, заслуженный тренер Украины, заслуженный работник физической культуры и спорта страны, отличник образования Украины. Среди его наград — орден «За заслуги» ІІ степени и орден «Знак почёта».

Геннадий Лисенчук

— Геннадий Анатольевич, где и когда вы увлеклись футболом?

— Мой отец был военным, служил в Польше. Я родился в этой стране, в городе Волденбург. Когда мне было пять лет, отец, офицер советской армии, демобилизовался, мы переехали в Жердевку Тамбовской области. Мне родители рано привили любовь к спорту. Я летом занимался футболом, легкой атлетикой, а зимой — лыжными гонками, хоккеем. То есть физически был подготовлен всегда довольно хорошо. Жердевка — это небольшой городок на Тамбовщине, тогда в нем насчитывалось 14 тысяч жителей. Рядом с этим городом, в пяти километрах, находился поселок сахарного завода, в строительстве которого отец участвовал еще до отъезда в Польшу. Поэтому наша семья в Тамбовскую область и вернулась — семья знала, куда едет и какие там условия. У этого завода была своя спортивная школа, свой спортивный зал, свой стадион. Мы, детвора, там занимались. Футбол у меня всегда был в приоритете. На заводе была своя команда — «Пищевик». Я выступал за нее на первенство Тамбовщины среди коллективов сахарных заводов (их там немало) и среди любительских команд. В Жердевке я прожил до 20 лет, закончив 8 классов школы и техникум сахарной промышленности.

— Вы сразу стали играть на позиции вратаря?

— В хоккее я играл в нападении. И в футболе начинал играть в поле. Но однажды врачи сказали, что их беспокоит мое сердце. Моя мама (она была фельдшером) решила, что мне все равно нельзя расставаться со спортом. Она посоветовала быть вратарем. Так и оказалась предопределена моя судьба голкипера.

— Где начинали карьеру в большом футболе?

— Когда мне было 20 лет, я гостил у сестры в Полтаве. Там меня заметили тренеры местной команды «Сельстрой». У них тогда формировался коллектив для класса «А» второй лиги. Туда собирали опытных футболистов. Такими (опытными) вратарями у них были ребята из ростовского и одесского СКА, а молодым — я. С ними оказалось тяжеловато выдерживать конкуренцию, вскоре мне порекомендовали рассмотреть вариант с командой «Днепр» (Кременчуг). Там я сразу стал основным вратарем. После этого еще были «Шахтер» (Кадиевка) и «Заря» (Ворошиловград, сейчас — Луганск).

— Именно из «Зари» вы перешли в «Таврию»...

— В 1972-м году команда из Ворошиловграда стала чемпионом СССР. Но я не провел необходимого для получения золотой медали количества матчей. На награждение «Зари» приехал Александр Гулевский, который тогда возглавил симферопольскую «Таврию». Александр Петрович работал в отделе футбола Центрального Совета ФСО «Авангард». От этого общества он и прибыл на торжественную церемонию награждать команду. Гулевский только-только принял крымский коллектив, вел работу по формированию состава, переговорил с наставником «Зари» Германом Зониным. Тот и дал добро на мой переход в «Таврию», чтобы я получал игровую практику.

— Первые впечатления от симферопольской команды?

— Меня звали и в другие команды. Но мне понравилась и столица Крыма, и инфраструктура, и амбиции «Таврии» — желание бороться за место в первой лиге. Анатолий Заяев убедил меня, что симферопольцам по силам решать большие задачи. Это подтверждал и состав — в 1973-м году я играл с такими футболистами, как Владимир Лущенко, Геннадий Гусев, Олег Жилин, Иван Авдеев, Анатолий Кванин, Юрий Аджем, Виктор Орлов, Анатолий Коробочка, Николай Климов. В моем дебютном матче «Таврия» со счетом 3:0 победила «Строитель» из Полтавы. У меня уже был опыт за плечами (в том числе и выступлений в высшей лиге), поэтому я не очень волновался перед стартовой игрой.

Команда Таврия на базе в Почтовом. 1973 год

— Что запомнилось из первого сезона?

— Тогда подобралась настолько сильная команда, что мы сразу завоевали путевку в первый дивизион, а я в 25-ти домашних матчах пропустил всего 1 гол. Нас было не остановить, болельщики нас, конечно, любили и поддерживали! В том сезоне руководство советского футбола ввело эксперимент — в случае ничьей в основное время сразу после матчей пробивались пенальти. Это была попытка борьбы с ничейными результатами. Именно в том чемпионате в Жданове (сейчас это Мариуполь) мы сыграли 0:0, а в серии пенальти уступили 18:19! То было в начале чемпионата, мне же запомнился поединок на финише первенства УССР, когда я в серии пенальти отразил удар противника и «Таврия», победив 5:4, досрочно заняла первое место, получив право выступить в финальном раунде второй лиги. А там мы стали вторыми и заработали повышение в классе.

Команда Таврия на стадионе Метеор (Фиолент)

— Но в 1974-м году «Таврия» играла без вас. Почему?

— Летом 1973-го я закончил машиностроительный институт в Ворошиловграде. Меня должны были призвать в армию. Я рассчитывал служить в Крыму. Но меня забрали в Одессу, отдавать долг Родине и играть за местный СКА. Я был обязан явиться туда в течение 24-х часов и даже не попал на чествование «Таврии» по случаю выхода в первую лигу, которое было через несколько дней. Любопытно, что, скрутив выданную в Симферополе шинель и прибыв поездом в Одессу, я там оказался первые дни никому не нужен, потому что в декабре администрация местной команды была в отпуске. Меня отправили в часть в Тирасполь, где я прослужил три недели — до начала января, прошел там хорошую школу, участвовал и в стрельбах, и в ночных вылазках. Похудел на 8 килограммов, а затем обо мне вспомнили в СКА, и я, наконец, стал играть там. В декабре 1974 года проходило первенство Вооруженных сил СССР, что отодвинуло дату моего возвращения. На том турнире наша команда заняла призовое место, а меня признали лучшим вратарем.

Команда Таврия на стадионе Локомотив><br /><br /><b>— После СКА были приглашения от других команд?</b><br /><br />— Был вариант с московским «Спартаком». Помимо этого, меня настойчиво звали в «Нистру» (Кишинев), который тогда играл в высшей лиге чемпионата СССР. Приглашали и в одесский «Черноморец». Но я вернулся в «Таврию», которую тогда возглавил Сергей Иосифович Шапошников и от пребывания в которой в 1973-м году у меня остались самые лучшие воспоминания. Я приехал в Симферополь и отыграл здесь еще три сезона.<br /><br /><b>— Самые памятные матчи за «Таврию»?</b><br /><br />— Мы в то время играли очень уверенно. Особенно дома, когда собирался полный стадион. Мы играли для зрителей, получали удовольствие от наших действий и поддержку от трибун, где болельщики тоже, вероятно, получали удовольствие от нашего футбола. Запомнились предсезонные матчи с «Динамо» (Киев), молодежной и олимпийской сборной СССР, которые в марте ежегодно готовились или в Крыму, или недалеко от полуострова. Это был большой опыт сыграть с тем поколением «Динамо» — с Колотовым, Блохиным, Мунтяном и другими в составе, а также сразиться с лучшими молодыми футболистами страны. Играли мы на центральном поле в Симферополе, которое в то время было одним из лучших в Советском Союзе. И последующие поединки в первой лиге тоже были по-своему интересными, потому что футбол для нашей «Таврии» тогда являлся большим праздником. Я всегда с удовольствием приезжаю в столицу Крыма, встречаюсь с ветеранами команды, с друзьями, партнерами по коллективу, мы ходим и на «<a href=Локомотив», и на стадион «Фиолент», где часто играли поздней зимой и ранней весной. Конечно, наиболее удачным стал сезон-1977, когда мы заняли третье место в чемпионате первой лиги СССР.

Геннадий Лисенчук

— Кого из своих партнеров по «Таврии» выделите?

— У нас всегда был замечательный коллектив. Особо мы сдружились с центральным защитником Владимиром Туховским. Мы и на поле хорошо понимали друг друга, и жили рядом — на Московском кольце в Симферополе, и на базе жили в одной комнате, и до сих пор часто и много общаемся. Когда на базе жили в трехместной комнате, то сдружились и с Константином Панчиком. У нас все ребята были отличные, со всеми было приятно общаться, возможно, потому и результаты были хорошие. Анатолий Заяев любил нам повторять: «Вы должны хорошо играть уже за то, что живете в Симферополе, за чистый крымский воздух, свежие фрукты и овощи». Мы действительно гордились, что выступаем за «Таврию». У нас была не самая высокооплачиваемая команда. Но, как правило, те, кто попадал сюда, редко уезжали навсегда или по своей воле. В выходные мы часто отдыхали всем коллективом на море, на природе. Это очень объединяло нас.

— Где играли после «Таврии»?

— Меня снова позвали в московский «Спартак». Я ездил в столицу страны, разговаривал с Николаем Петровичем Старостиным, с Константином Бесковым, посмотрел предложенную мне квартиру, написал заявление на переход в «Спартак», но в итоге оказался в команде «Крылья Советов» (Куйбышев, сейчас — Самара), которую тогда возглавлял... Александр Петрович Гулевский, благодаря которому я и в «Таврию» перешел (улыбается). Он уговорил меня поехать в Куйбышев. Там я провел два сезона, в одном из них мы стали победителями первой лиги, поднялись в высший дивизион. В 1979-м году в составе сборной РСФСР я стал бронзовым призером Спартакиады Народов СССР, за что получил звание «мастер спорта СССР по футболу». В 1980-м играл в Запорожье (опять же у Александра Гулевского), затем была очень серьезная травма, после которой я восстанавливался 8 месяцев. В 1981-м году выступал за полтавскую «Ворсклу», днепропетровский «Днепр», а завершал карьеру в никопольском «Колосе». В 1982-м поступил в Высшую школу тренеров СССР, закончил ее в 1984-м. Тогда же стал работать в Никополе. До 1991-го года также возглавлял команды из Николаева, Полтавы и Кривого Рога. А с распадом СССР стал работать в Министерстве Украины по делам молодежи и спорта.

— В спорте остаетесь и до сих пор!

— Совершенно верно. С 1994-го года я возглавлял Ассоциацию футзала Украины, тренировал сборную страны, мы неоднократно становились призерами различных международных соревнований. Помимо этого, защитил две кандидатские, докторскую. Сейчас я — доктор наук, профессор в университете спорта на кафедре футбола.

Геннадий Лисенчук

— Расскажите о вашей семье.

— Мою первую жену звали Наталья. Она подарила мне сына Сергея. К сожалению, в 1992-м супруга умерла после перенесенного инфаркта. В 1995-м я женился второй раз. С Ольгой мы познакомились в Москве. Она — тоже спортсменка, гандболистка, играла в высшей лиге, мастер спорта СССР, одна из немногих, кто, выступая за пределами Киева, оставалась в поле зрения тренерского штаба сборной страны, который тогда возглавлял Игорь Турчин. Сын Сергей защитил кандидатскую, доцент, он — арбитр национальной категории по футболу, делегат УЕФА по футзалу. У него замечательная дочь — Наташа. Тринадцать лет назад мою внучку назвали в честь бабушки, моей первой жены.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Благодарю. Конечно, я продолжаю следить за симферопольской командой. Вижу, что сейчас непросто, что нынче в клубе другие, чем были в наше время, приоритеты. Но уверен, что Симферополь заслуживает, чтобы «Таврия» пережила этот период и снова вернулась на высокий уровень. Как и все, я искренне радовался, когда был завоеван Кубок Украины в 2010-м году. Был в тот день на стадионе в Харькове. Верю, что команда возродится, потому что здесь хорошая школа, теперь есть тренировочное поле. Ветеранам желаю здоровья и долгих лет жизни. Надеюсь, что болельщики всегда будут поддерживать «Таврию».
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus