Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Анис Буссаиди
23 марта 2015, 02:05
Интервью

Анис Буссаиди: «Когда Таврию возглавил Костов — происходили странные вещи»

Он был на хорошем счету в Украине: стабильно выступал за донецкий «Металлург» и «Таврию», успел поиграть за рубежом: в австрийском «Зальцбурге», греческом ПАОКе и российском «Ростове». Неоднократно приглашался в национальную сборную своей страны. Сейчас ему 33 года, и он близок к завершению карьеры.



— После «Таврии» вернулся на родину, в Тунис, — говорит корреспонденту «Украинского футбола» Анис Буссаиди. — Сейчас провожу больше времени с семьей, работаю экспертом на телевидении и радио. Поддерживаю форму с одной из местных команд. Не теряю надежду, но, к сожалению, не имею серьезных предложений. Поэтому, скорее всего, буду вынужден заниматься другими делами.

— С Украиной потеряли связь?

— Ни в коем случае. Я люблю Украину! Это моя вторая родина! Я столько лет провел в вашей стране, у меня жена украинка, дети здесь родились. Имею квартиру в Донецке, но вы знаете, что там происходит. Давно там не был. Хотя связь не теряю, недавно гостил в Киеве, встречался со старыми знакомыми, планирую начать учиться на тренерских курсах.

— Не думали съездить в Донецк посмотреть на квартиру?

— С квартирой все нормально, стоит невредима. Но пока мне в Донецк нельзя — не хочу рисковать жизнью. Сами понимаете, я иностранец, а ситуация в городе крайне нестабильна. Очень много людей погибло. За что? Просто в голове не укладывается. Надеюсь, рано или поздно все успокоится.

— Недавно Юнес Беланда открыто заявил, что это война России с Украиной. А вы что думаете?

— Не только у вас подобное происходит. Сирия, Ирак, Ливия, немного задело и Тунис... Не скажу, что в Украине война, но агрессия очевидна. Считаю, надо бросать оружие, садиться за стол переговоров и искать мирные пути урегулирования конфликта. Надеюсь, в Украине, России и Европе ситуацию держат под контролем, скоро все стабилизируется. Просто не понимаю, как в 2015 году европейские страны могут не находить взаимопонимание?!

— Вы выступали в Крыму, когда Россия захватывала полуостров. Как это воспринимали?

— Я видел танки, военных, видел, что ситуация накаляется. Было немного страшновато, но нас уверяли, что нечего бояться. В конце концов, до стрельбы дело не дошло, но еще никогда в жизни со мной такого не было, чтобы заснул в одной стране, а проснулся в другой. Очень необычные ощущения. Не понимаю, зачем было врываться на чужую территорию и захватывать ее часть?

— Пожалуй, о симферопольском этапе карьеры у вас остались не лучшие воспоминания?

— Последние шесть месяцев команда на глазах разваливалась, все видели, что клуб загибается. Очень обидно, что руководство использовало труд футболистов, хотя знали, что никто ничего не собирается платить. Можно было сразу предупредить, мол, у нас не за что содержать команду, ищите себе другое место работы. А нас откровенно обманули. Это самый ужасный год в моей жизни. Очень обидно было. Из-за этого я и оставил футбол, больше не хотелось снова ввязываться в подобную грязь.

— В «Таврии» вам много должны?

— Очень много — 250 тысяч евро. Причем, должны остались не только мне, но и Сергею Погорелому, Сергею Назаренко, Максиму Калиниченко, Дамиру Кахриману и многим другим. У каждого есть семьи, обязательства. Это, в конце концов, наша работа, которая должна оплачиваться. В Симферополе нас все время кормили обещаниями, а в итоге — нагло использовали. Мы же все силы отдавали за «Таврию», столько лет защищали цвета этой команды, а с нами так сделали. Хотя команда достигала определенных успехов в премьер-лиге, из года в год старалась бороться за высокие места. Но потом все развалилось, в последний период, когда «Таврию» возглавил Николай Костов, вообще происходили странные вещи. Насколько мне известно, при нем некоторые футболисты получали деньги, а некоторые — нет.

— Не думали подавать в УЕФА и ФИФА? Ведь вы — легионер, у вас контракт.

— К кому обращаться? Клуб прекратил существование, вместо него появился какой-то другой, а бывшее руководство «Таврии», очевидно, решило просто забыть о долгах. После последней игры за симферопольцев мне ни разу не звонили. Самому связываться не вижу смысла, если у людей не было совести даже объяснить ситуацию, то о чем можно говорить? Были деньги, не были, неужели заблаговременно тяжело об этом сказать? Думаю, при желании можно было найти спонсора и решить этот вопрос. Точно не знаю, поступали в клуб заработанные нами деньги или нет. Но, такое впечатление, люди думали, как самим заработать. Жаль, что расставание с Симферополем, в котором также некоторое время отлично себя чувствовал, получилось таким грустным. Надеюсь, в Федерации футбола Украины сделают выводы, чтобы футболисты были более защищенными. Это имидж футбола страны. Сейчас у многих ребят, которые выступают или выступали в Украине, накопилось много вопросов к клубам.

— После «Таврии» никто не интересовался вашими услугами?

— Звали в Польшу, в команду-участницу Лиги Европы, на Кипр, в Грецию, Тунис, Бахрейн. Но, как вам говорил, последний год, проведенный в «Таврии», сильно на меня повлиял. Конечно, если бы поступила действительно интересное предложение, я бы согласился, но не хотел играть, где придется. Потому что я достойно провел карьеру: много выступал за свою национальную сборную, успел поиграть в таких солидных клубах, как ПАОК, «Зальцбург», «Ростов», донецкий «Металлург», с которым участвовал в еврокубках, и никогда не слышал претензий в свой адрес, ведь полностью выкладывался на поле.

— В донецком «Металлурге» организация была на другом уровне?

— Да, с радостью вспоминаю три года, которые провел в «Металлурге». Это совсем другой опыт, отношение к футболистам, уровень инфраструктуры. Тогда не было никаких нареканий относительно зарплаты. Это стабильная команда, которая на протяжении длительного времени демонстрирует содержательный футбол, хорошо комплектуется. Единственное — немного не хватает поддержки болельщиков. Это очень важно для любой команды. С каждым годом «Металлург» улучшал статистику в этом вопросе. Но, к сожалению, последние события в Украине внесли свои коррективы.

— С фанатами у вас когда-нибудь возникали проблемы?

— Никогда. Болельщики не трогают того, кто выкладывается на 100 процентов. Нигде у меня не было проблем с ними, наоборот, люди подходили ко мне после матчей, благодарили за игру. Были времена, когда играл не совсем удачно, но перед этим имел проблемы со здоровьем, и никто из зрителей не ругал меня, люди все прекрасно понимали. Нормально, когда сторонники требуют от команды лучших результатов. Хотя не всегда это происходит в корректной форме.

— Вы выступали в России. Заметили разницу с Украиной?

— На мой взгляд, в Украине намного сложнее играть, чем в России. Там качество исполнителей лучше, более быстрый футбол. А в украинской премьер-лиге неуступчивые, жесткие соперники, нередко бывает так, что одна команда играет, а другая только и думает, как не пропустить.

— Чувствуете, сколько еще могли бы играть на высоком уровне?

— В карьере профессионального футболиста почти не бывает так, чтобы травмы совсем тебя не задели. Но у меня, слава Богу, не было с этим серьезных проблем. Так что в плане «физики» со мной все в порядке, еще три года мог бы спокойно выступать на приличном уровне. Но сейчас все ищут молодых, на опытных уже не обращают внимания.

— Можете рассказать о своей семье?

— Жену зовут Мария, познакомились в Донецке. Влюбился с первого взгляда, уже восемь лет вместе, и ни разу не пожалел о своем выборе. До сих пор она мне чрезвычайно нравится, поэтому такой женщине буду благодарен всю жизнь. У нас две замечательные принцесски — Сельма и Амира.

— Не думали, как Эдмар, взять фамилию жены и получить украинское гражданство?

— Нет, у меня уже не тот возраст. Наоборот, моя жена уже настоящая туниска, нежится на море, ест рыбу, говорит, что чувствует себя, как дома. Дочери в начале тяжело адаптировались, но понемногу привыкают, изучают французский: младшая, которой два с половиной годика, — со мной, старшая, ей шесть с половиной, в школе еще и английский изучает. Главное, что они рядом и постоянно радуют папочку. Дома никогда не бывает скучно. Считаю, дети — это лучшее, что нам дает Бог, хочу, чтобы у меня было четверо потомков.

— Имеете бизнес в Тунисе?

— Слава Богу, я не слишком зависим от денег. Во время карьеры неплохо зарабатывал. Кроме того, вкладывал деньги в недвижимость, это бизнес моей семьи. Поэтому сейчас могу себе позволить поиграть в удовольствие.

— С вашим менеджером Дмитрием Селюком поддерживаете отношения? Он не предлагал стать агентом?

— Селюк — один из тех людей, которых я очень уважаю. Рад, что судьба познакомила меня с ним. Он много сделал для меня, помогал не только в футболе, но и в жизни. У нас до сих пор теплые отношения, не сказалось и то, что я больше не играю. Он прямой человек, говорит, что думает, дружит с большими командами. Это он порекомендовал мне записаться на тренерские курсы, и в будущем стать наставником. Сам много думал об этом, имею большой опыт как футболист, и вижу в новой профессии очередной вызов для себя.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus