Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Сергей Назаренко в Металлисте
15 апреля 2015, 14:10
Интервью

Сергей Назаренко: «Я и с бородой — отнюдь не старик»

На вопросы обозревателя «СЭ» ответил бывший футболист «Таврии», а ныне харьковского «Металлиста» — Сергей Назаренко, который накануне забил свой сотый мяч на высшем уровне. «Он шел к этому более пятнадцати лет». С таких слов мог бы начинаться этот материал, если бы Назаренко действительно шел именно к этому. Но первый же его ответ доказал: этот футболист не из тех, кто лукавит, говоря, что для него важнее достижения командного свойства, а не личные рекорды.


НИКОГДА НЕ СЛЕДИЛ ЗА СТАТИСТИКОЙ

— Сергей, вы знали о том, что на момент начала весенней части сезона остановились в шаге от попадания в «Клуб Тимерлана Гусейнова»?

— Понятия не имел. Я за своими голами не слежу и тем более их не считаю. Так что узнал, как и все, уже после матча.

— Сколько sms-сообщений было на вашем мобильном, когда зашли в раздевалку?

— Ох, не считал. Помимо сообщений были еще и пропущенные звонки. С голом поздравил одноклубник Красноперов, а еще — один из тренеров «Днепра» Владимир Езерский. Ну и, конечно, звонил Макс Калиниченко...

— Вы выходите на замену во втором тайме и забиваете победный мяч. Раньше такое уже случалось?

— Вот так навскидку и не вспомню. Может, и не было. Говорю же: за статистикой никогда не следил.

— Было бы обидно, если бы с вами случилось то же, что и с Олегом Матвеевым...

— А что с ним случилось?

— Закончил карьеру с показателем в 99 голов. В донецком «Металлурге» еще сетовали: да если бы мы знали, неужели не дали бы один пенальти пробить?!

— Действительно обидно. Ну и с Сашей Косыриным похожая история случилась. Тоже один гол забить не успел...

— Но в «Клуб Олега Блохина» за счет израильских мячей заслуженно попал. А так — ведь и в футбол возвращался ради этих двух недостающих на тот момент мячей. Вы бы так смогли?

— Хм... Сложный вопрос. Мне кажется, если бы даже знал о такой ситуации, то вернулся бы, скорее, из-за желания продолжать играть в футбол. Мне это по-прежнему нравится.

— А вот ваш добрый друг и многолетний партнер Калиниченко признался недавно, что период в «Таврии» фактически отбил у него желание продолжать карьеру.

— Не все люди одинаковые. У каждого своя ситуация и свое отношение к происходящему. Макса понять могу: у него ведь и травм накопилось немало — часть из них беспокоила. Ну а я, когда все это произошло, прислушался к себе — и понял, что хочу еще поиграть. Хотя и не лишь бы где...

ПРЕЗИДЕНТА «ЧЕРНОМОРЦА» НИ РАЗУ НЕ УВИДЕЛ

— Как можно оценить период, проведенный вами в «Черноморце»? Роман Григорчук так ждал, пока вы наберете форму, а когда это случилось...

— ...наступили темные времена. Ситуация в стране осложнилась до такой степени, что людям стало не до спорта. Хотя еще верю, что рано или поздно все изменится к лучшему и футбол поднимется с колен... А с Романом Иосифовичем работать было любопытно. Интересный тренер, не такой как другие. Хотя двух одинаковых наставников в своей карьере я пока не встречал.

— Как решился вопрос с деньгами, которые зачислялись вам в одесский «ИМЭКСБАНК»?

— Да, по сути, никак. В какой-то момент был введен лимит на снятие средств. Сначала он составлял тысячу гривен в день, затем — 500, потом опять тысячу. А после этого ограничение составило 3000 гривен... в месяц! То есть мы могли тратить в среднем по сто гривен в день наличными. А сейчас банк объявил себя банкротом. Большая часть моих начислений осталась там.

— Вы были одним из тех, кто настаивал на встрече с владельцем «Черноморца» Леонидом Климовым.

— Увы, эта встреча так и не состоялась. Почетного президента клуба я ни разу толком не увидел.

— Сейчас финансовых претензий к «морякам» у вас нет?

— Мы поговорили с руководителями. Мне дали статус свободного агента и пообещали рассчитаться с долгами до 1 июня. Жду, надеюсь... Что еще остается? (Улыбается).

— Можете раскрыть тайну: был ли Сергей Назаренко зимой в расположении «Волыни»?

— Могу. Не был. Ни единого дня. О своем пребывании в Турции с луцким клубом сам узнал из интернета. Зачем журналисты это написали — ума не приложу.

— Того же Калиниченко звали в команду Виталия Кварцяного, но Максим прямо сказал: с главным тренером, скорее всего, не сработается. Вам было бы интересно поработать с Виталием Владимировичем?

— Так он мне звонил. Как раз перед тем, как я подписал контракт с «Черноморцем».

— То есть вы были готовы рассмотреть это предложение?

— Нет, я его не рассматривал. (Улыбается). Виталию Владимировичу прямо объяснил ситуацию. Сказал, что хотел бы сейчас поискать какой-то другой вариант. И он меня понял.

— А есть в Украине тренер, к которому вы готовы поехать по первому зову?

— (После паузы). Наверное, все-таки нет.

ПОЛУЧИЛ ПЕРВУЮ ЗАРПЛАТУ ЗА 16 МЕСЯЦЕВ!

— Предложение от «Металлиста», полученное уже этой зимой, было не единственным?

— На тот момент — единственным, потому что я все еще пытался разрулить свою ситуацию с «Черноморцем».

— Как вы отнеслись к харьковскому варианту?

— Нормально, даже положительно. Мне хотелось еще поиграть, а «Металлист» — хорошая команда с отлаженной инфраструктурой — современной базой, стадионом...

— Вы не боялись, учитывая слухи о ситуации в харьковском клубе и забастовку игроков, что в третий раз подряд войдете в ту самую реку, что и в «Таврии» с «Черноморцем»?

— Не хотелось бы в это верить. И потом, мой контракт с «Металлистом» заканчивается уже летом, так что, по сути, пришел я в команду всего на три месяца. Да, харьковчане предлагали подписаться на год, но что может нам помешать вернуться к этому разговору по окончании сезона, когда станет окончательно понятно — подходим мы друг другу или нет?

— На данный момент клуб выполняет свои обязательства?

— Да, первую зарплату уже получил. В полном объеме. Можно даже сказать, что это моя первая полноценная зарплата за последние 16 месяцев. (Смеется).

— Не секрет, что на данный момент в «Металлисте» есть две категории игроков — играющие и бастующие. Как складываются отношения между этими двумя группами?

— Мы общаемся, причем без проблем. У каждого игрока есть право на выбор поведения в любой ситуации, и я это право уважаю. Более того, надеюсь, что в самое ближайшее время руководство и наши товарищи достигнут компромисса.

— Но вы же понимаете, что для вчерашних новобранцев клуба это может означать переход из основы в резерв. Те, кто вчера выходил на поле, могут поменяться местами с теми, кто бегал по кругу.

— Звучит банально, но конкуренция — это полезная вещь для любого спортивного коллектива. В наше время нет смысла разбрасываться хорошими футболистами. А «Металлисту» для решения своих задач они необходимы очень остро.

— Кстати, о задачах. Перед командой действительно стоит цель попадания в Лигу Европы?

— Руководители просят нас очень постараться. Но мы и сами хотим играть в еврокубках. А вот оценивать шансы пока рано: чемпионат все покажет.

— Вам нравится в Харькове?

— Красивый город, но жить я пока предпочитаю на базе. До Днепропетровска тут недалеко. Два часа езды, и ты дома, с семьей.

МЩУ «МЕТАЛЛУРГУ» ЗА СМАЗАННЫЙ ДЕБЮТ

— На зимних сборах вы играли регулярно и почти всегда в основном составе. В каком качестве вас использовал Игорь Рахаев?

— Чаще всего выходил под нападающими. Но дело в том, что тогда мы могли играть в четыре центральных полузащитника, Кирилл Ковальчук и Олег Красноперов располагались чуть сзади, а мы с Эдмаром — ближе к атаке. Но сейчас в связи с известными обстоятельствами этот квадрат превратился в треугольник с участием Алексея Довгого и Ивана Бобко.

— До матча против донецкого «Металлурга» вы тренировались в общей группе всего шесть дней. Что за проблемы со здоровьем не давали вам появиться на поле еще в марте?

— В последнем контрольном матче заключительного сбора в Турции то ли надорвал, то ли даже разорвал сухожилие. Ситуация была достаточно безобидная: никакого стыка, просто тянулся за мячом. Причина? Видимо, сказались интенсивные сборы. Нагрузились мы неплохо, а тут еще и возраст... (Улыбается). В общем, мышца не выдержала.

— На субботней послематчевой пресс-конференции Игорь Рахаев сказал, что выпускал вас исключительно с намерением усилить атаку.

— Тренер попросил меня попытаться максимально обострить игру впереди, но, в общем, требования к центральным хавбекам у нас одинаковые — действовать созидательно, не забывая об обороне.

— В вашей коллекции 20 мячей, забитых на международной арене: восемь в еврокубках и 12 за сборную. Можете назвать самый ценный из них?

— В еврокубках каждый гол на вес золота. А что касается сборной, то здесь ответ напрашивается сам собой: осенью 2009-го забил в Днепропетровске победный мяч в ворота сборной Англии.

— А первый гол на высшем уровне помните хорошо?

— Это было на десять лет раньше (20 октября 1999 года. — Прим. М.С.). «Днепр» на «Метеоре» играл против столичного ЦСКА. Мы вели 1:0, за пять минут до конца получил мяч в штрафной и успел пробить в дальний угол мимо Виталия Ревы. Киевляне, правда, один гол отыграли, и так получилось, что мой удар принес команде победу.

— Вы забивали многим вратарям. Кто-то был для вас непробиваемым?

— Вряд ли. И чужим забивал, и своим — для разнообразия. (Смеется).

— Это когда же?

— В еврокубках — в матче с болгарским «Литексом» (осенью 2005 года. — Прим. М.С.) к изумлению Славы Кернозенко замкнул прострел болгарина с левого фланга.

— На результат повлияло?

— И да, и нет. Мы проигрывали 0:1, а «отличился» я уже в компенсированное арбитром время.

— Список пострадавших от вас клубов очень широк. Но один из них мучился намного чаще остальных...

— Донецкий «Металлург»?

— Да, 15 раз!

— Наверное, это была моя подсознательная месть за смазанный дебют в высшей лиге. (Смеется). В моем первом матче «Днепр» проиграл «Металлургу» со счетом 1:5!

И С БОРОДОЙ — ОТНЮДЬ НЕ СТАРИК

— Что получится, если распределить ваши голы в процентном соотношении между правой и левой ногами, а также головой?

— Правая победит с большим отрывом. А головой я вообще забивал раза два в жизни.

— На одном из украинских сайтов появилась подборка — десять лучших голов Сергея Назаренко. Большинство из них забиты ударами со штрафных. Был ли человек, который обучал вас этому ремеслу?

— Да нет, вроде бы не было. Просто в завершающей стадии тренировок у нас всегда были удары. Мячи выкладывались дугой у линии штрафной, а мы били-били-били... В какой-то момент, помнится, появились искусственные «стенки». Стало еще интереснее. Так вот со временем прорезались какие-то способности...

— 19 раз вы успешно исполняли пенальти. Это искусство также давалось исключительно с практикой?

— А как же! Устраивали соревнования с партнерами и вратарями — в основном, на интерес. До трех голов, до пяти, на вылет, до незабитого... Ну и вратари у нас были очень хорошие: чего стоит хотя бы мастерство отражения 11-метровых Саши Шовковского.

— А сколько раз вы промахивались, исполняя пенальти?

— Абсолютно точно, выступая за «Таврию», один раз не забил вратарю донецкого «Металлурга» Юре Панькиву. У него, кстати, эти способности тоже развиты очень прилично.

— Комментаторы уже иногда называют вас Сергеем Юрьевичем. Партнеры такую привычку еще не переняли?

— Нет, по отчеству пока не величают.

— Помнится, одно время вы праздновали голы легкими взмахами виртуальных крылышек. Откуда такой забавный ритуал?

— Да как-то интуитивно он появился. Никого не копировал. Просто в момент радости ты себя не контролируешь. Отсюда и всяческие неожиданные проявления.

— Чем обусловлен ваш новый имидж — с обильной растительностью на лице?

— В какой-то момент захотелось что-то поменять. На голове волосы не растут, вот и решил отрастить их пониже. (Смеется). Родным вроде нравится.

— Когда побреетесь, почувствуете себя совсем молодым?

— Куда уж моложе? (Улыбается). Я и с бородой — отнюдь не старик.

— В тот день, когда вы вошли в «Клуб Гусейнова», ваш экс-партнер по «Днепру» Евгений Селезнев побил ваше же достижение результативности в днепропетровском клубе. Какие чувства испытали в связи с этим?

— Рад за него. Пусть примет мои поздравления через «СЭ». Его критиковали, а он молча делал свое дело. Молодец!
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus