Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Вячеслав Беляев - тренер по физподготовке Металлиста
24 апреля 2015, 20:33
Интервью

Вячеслав Беляев: «Я не украинофоб, но мнение каждого мы должны уважать, если хотим жить в демократическом обществе»

Новый тренер «Металлиста» по физподготовке — Вячеслав Беляев — в интервью Matchday рассказал о переезде из Крыма, высказываниях о «киевской хунте и фашистах из нацгвардии» и своей работе в Харькове.



Высказывания о «киевской хунте и фашистах из нацгвардии», размещенные на странице в Facebook (сейчас страница уже удалена, — прим. tavriya.com.ua), которая, если судить по аккаунту, принадлежит новому тренеру «Металлиста» по физической подготовке Вячеславу Беляеву, имели эффект разорвавшейся бомбы. Многие издания даже написали, что владелец харьковского клуба Сергей Курченко взял в команду человека, публично поддержавшего аннексию Крыма. Роман Бебех встретился с одиозным тренером «Металлиста», чтобы узнать, Беляев ли писал «о хунте» и как специалисту дался переезд из Крыма в Харьков.

— Вячеслав, несколько дней назад поднялся большой ажиотаж вокруг высказываний «о киевской хунте», которые в Facebook разместил человек, чей аккаунт совпадает с вашими именем и фамилией...

— Могу сказать только одно: в политике я не эксперт и не имею к ней никакого отношения. В интернете написали, что я — украинофоб. Но хочу отметить, что в симферопольской «Таврии» я работал с молодежью, и у нас были ребята в основном из Украины, плюс футболисты из других стран. Я не разделяю людей на украинцев, узбеков, татар. Я работаю в футболе. Это многонациональная игра. В «Таврии» я работал с таким футболистом, как Мухаммед Алию. Темнокожий спортсмен, с которым не было никаких конфликтов. Моя цель — развивать футбол, но никак не вмешиваться политику. Для этого есть политики.

— Как вы оказались в «Металлисте»?

— Ситуация с профессиональным футболом в Крыму подвисла. Поэтому на полуострове мы создали академию. Поймите, мы всю жизнь в футболе и не могли быть вне любимой игры. На базе футбольного клуба «Таврия» в Новопавловке организовали школу, в которой тренируются 350 детишек. Им все равно, какая политическая обстановка. Они хотят играть в футбол.

— А какая ситуация с футболом в Крыму? Чемпионат организовали, но, как я понимаю, это уровень первенства района города Киева...

— Я сказал бы — уровень чемпионата области. Хотя многие футболисты, живущие в Крыму, играют в этом турнире. У нас в «Скифе» есть Лаки Идахор, Алексей Бабырь, Арсен Абляметов. Мы предложили ему тренировать, завершив карьеру футболиста. Берем молодых ребят из интерната, которым нужна игровая практика. А с этим мы им можем помочь.

— Почему решили переехать из Крыма в Харьков?

— Движение вперед важно и для меня, и для каждого тренера. Хотя я, скорее, в процессе обучения. В Крыму занимался первой командой, когда поступило предложение от футбольного клуба «Металлист». Из Харькова уехал тренер по физподготовке — Мишель — и руководству клуба предложили мою кандидатуру. Возможно, учитывая мои специальные навыки, которые я приобрел и развивал, работая с английским тренером в «Таврии». Он мне очень многое дал. Каждый хочет попробовать себя реализовать на высоком уровне. Многие специалисты работают и в Казахстане, и даже в Китае. Для меня, как для начинающего тренера, честь поработать с Игорем Рахаевым. Я пока на испытательном сроке, мне предложили показать себя до конца сезона.

Вячеслав Беляев и Адам Седлер

— Сложно тренеру по физподготовке приходить в команду в конце сезона...

— Никаких проблем. Игорь Владимирович Рахаев уже все распланировал. У меня с ним диалог, он все подсказывает. Второй тренер — Юрий Геннадиевич Ушмаев — мне также помогает. Люди работали с ведущими специалистами, а для меня это большая школа.

— Вы упомянули английского тренера, работавшего в «Таврии». Это Адам Седлер? Специалист, которого в Крым пригласил Дмитрий Селюк?

— Да. Я работал в его штабе. Потом работал вместе с Никосом Каридасом. Затем мы организовали крымских ребят, которые никуда с полуострова не уехали, и создали команду «Скиф». Ее по каким-то критериям не оценили. И мы решили создать школу. Первая команда основывалась на воспитанниках «Таврии».

— Когда собирались перебираться на материковую Украину, не думали, как пройдет переезд? Ведь даже дорога сейчас непростая. К тому же российское телевидение говорит, что в Украине «бандеровцы» едят младенцев. Не боялись сюда ехать?

— Принимая любую информацию, отношусь к ней с умом. Телевидение сегодня — способ манипуляции. В Украину ехал работать в футболе. Эта игра аполитична и многонациональная. К сожалению, в футболе сегодня много политики. Почему-то принимаются политические решения, не учитывая интересы самой игры. Мы должны думать о детях. На них нужно обратить внимание, и делать это надо было еще вчера. Те же поля строить. Дети сейчас все «в гаджетах» и меньше думают о футболе. Эту ситуацию надо менять. По уровню развития футбола мы находимся очень далеко от европейских команд и академий. Хорошо, что у нас есть «Динамо», «Шахтер», «Днепр», «Металлист» — клубы с большими академиями. Также отметил бы «Карпаты». Но такие школы нужны во всех регионах страны. Не будет детей — у нас ничего в будущем не будет.

— Вы понимаете, в какой стране будут играть воспитанники крымского футбола?

— Не могу ответить на этот вопрос. В истории таких прецедентов не было, чтобы настолько быстро все поменялось. У детей горят глаза, они мечтают играть в футбол, и нельзя отбирать у них мечту. Если будут хорошие футболисты, востребованные в Украине — пусть едут в Украину. Если ребята будут востребованы в Польше или России, то какие проблемы? В Европе уже практически нет разделения на «своих» и легионеров. У нас остались старые предрассудки, и от них стоит уходить.

— Аккаунт в Facebook, на котором были размещены резонансные заявления, ваш?

— Я не любитель этой соцсети. Не сижу там часами. Поскольку были не очень приятные случаи в «Таврии». Не возьмешь игрока в заявку, и начинаются угрозы, грязью обливают. У меня есть страница в Facebook, но не та, о которой вы говорите. Но я видел подборку цитат от моего имени.

— Страница ваша?

— Я не знаю, с какой страницы взяты эти цитаты.

— Но ведь аккаунт на ваше имя, есть фотографии вашей семьи...

— Моих фотографий в интернете достаточно. Но я не знаю, кто это, чей этот аккаунт, хотя фотографии реально мои. Но вы же лучше меня знаете, что сейчас каждый имеет доступ в плане информации практически ко всему, и любого человека можно осквернить. Признаюсь, переживал, когда подняли эту тему в интернете. У меня нет цели кого-то очернить, оскорбить или опорочить. У меня четверо детей, и моя задача — развиваться и двигаться дальше. Быть примером для своих детей. А эти цитаты... Не знаю, откуда они взяты. Я не эксперт в области интернета. Повторюсь, сейчас любого человека можно очернить. Также можно найти хорошую информацию. Например, ребята из «дубля» «Таврии» звонят и пишут, благодарят за совместную работу. Нужно смотреть на ситуацию с двух сторон. А в этой истории... Может, это заказ. Я не знаком со Славой Сиротой, это он поднял эту тему. И мне сложно понять, откуда такой интерес к моей скромной персоне.

— Но вы должны понимать, что, приезжая в Украину, вы попадаете в страну, где идет война. И все воспринимается через эту призму. И вдруг в Facebook обнаруживается аккаунт с вашими данными и антиукраинскими высказываниями. Нацгвардию, например, там называют фашистами...

— Я не нашел в этих высказываниях ничего криминального. Даже если кто-то высказывал свое мнение. У нас демократическая страна. И, наверное, любой может высказать свою точку зрения. Наверное, у Святослава Сироты есть свое мнение. Но у меня для него один вопрос: «Для чего это было сделано?» Во всем есть подоплека. Вот мы с вами сидим, пьем кофе. Работает официант, но я же не буду на него компромат искать. Это личная жизнь человека.

— Вы тоже должны понимать, что тренер — это публичный человек, и любое высказывание может сыграть против вас. Ведь, по сути, это написано от вашего имени...

— Если человек высказывает свое мнение, то мы должны это уважать. Слова, облетевшие интернет, могли быть написаны моей женой. Я не скрываю, что доступ к моей странице есть и у нее. Но не хочу однозначно говорить, что это она писала. Какая разница? Если мы стремимся жить в демократической стране, то мы должны слышать друг друга. Или мы все должны быть одинаковыми? Кто-то может ошибаться. Только время покажет.

— Вы приехали в Киев на тренерские курсы. Проблемы в выборе языка общения были?

— Да какие проблемы с языком? В центре лицензирования ФФУ прекрасные атмосфера и микроклимат. Приятно общаться с коллегами, преподавателями. Вчера общались, учились друг у друга. Старались не затрагивать политические темы. Телевидение очень влияет на людей, а в информационной сфере творится бардак. Скажу, что одна из моих дочерей учиться на преподавателя украинского языка и литературы. У нее есть мечта работать в этом направлении. И я стараюсь ее поддержать, сделать все, чтобы ее мечта осуществилась. Ни в коем случае меня нельзя назвать украинофобом.

— Что бы вы пожелали болельщикам харьковского «Металлиста»?

— Нам нужно держаться вместе. Большое спасибо за поддержку! Понимаю, что небольшое количество болельщиков на трибунах связано с определенными обстоятельствами. Но, поверьте мне, футболисты выкладываются на 100 процентов. Тренерский штаб работает во благо «Метталиста» и никто не отбывает номер. Очень хотелось бы, чтобы мы сплотились. Неважно, кто откуда, какой расы и вероисповедания. Мы должны сплотиться ради мира в стране и мира во всем мире. Ведь улыбку ребенка не заменит человеку ни ВКонтакте, ни Facebook. Если Святослав Сирота от меня чего-то хочет, он мог бы приехать и сказать мне все в лицо. А поддевать или разжигать конфликт, не зная человека.... Для меня это загадка! Не хочу оправдываться! Мне бы хотелось, чтобы мы, взявшись за руки, обратили внимание на нашу молодежь. Не обязательно, чтобы ребенок был спортсменом. Главное — здоровые люди. Посмотрите на наши стадионы. Там слышен мат. Это неправильно! Как в таких условиях могут приходить на стадион дети? В то же время обратите внимание на стадионы в Европе. На футбол ходят дети, женщины, пожилые люди. Хотелось бы, чтобы мы становились культурнее. Говоря «мы», имею в виду всех людей. Я родился в СССР. Для меня все — одна семья! Мы должны быть одной семьей. Я так думаю. Я не эксперт в политических вопросах, но мне бы хотелось, чтобы мы жили в мире.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus