Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

16 мая 2008, 14:58
Другое

Йожеф Сабо: "Фоменко взрывной"

Экс-наставник киевского Динамо дал шокирующее своей откровенностью интервью Спорт-Экспрессу.

- Сейчас у вас то, что называется "трудный период"?

- Да. С ноября нет никакого заработка. Контракт с киевским Динамо еще действует, но те копейки, которые платят, - это несерьезно. В больницу попал с аритмией. Надо было отлежаться, успокоиться.

- Успокоились?

- Да. Даже записался на тренерские курсы. Получил лицензию класса А, с ней можно тренировать первую и вторую лигу.

- Поздравляем. Но как же вы работали со сборной и киевским Динамо без лицензии?

- Украинская у меня была, а сейчас хочу иметь международную категорию PRO. Пока есть время, пройду все стадии.

- После ухода из киевского Динамо с тренерским ремеслом не завязали?

- Ну что вы! Я же ничего другого не умею делать - буду тренировать обязательно. Только неизвестно, где именно. Может, в Венгрию поеду. Мне два года назад предлагали возглавить там сборную.

Знаете, я себя никогда не выпячивал, но вам первым скажу. Как бы меня ни критиковали, я неоднократно приводил киевское Динамо к чемпионскому званию. Становился обладателем Кубка. Два цикла работал со сборной Украины. Мы занимали вторые места в группе и играли в плей-офф. А какие команды нам противостояли? Франция, Германия, Португалия...

- Однако ни разу в финальную часть большого турнира не пробились.

- Часто не везло. Чтобы чего-то добиваться, нужны исполнители. Есть, скажем, хороший тренер Маркевич. Сделал из Металлиста достойную команду. Но конкурировать с Шахтером и Динамо не в силах - нет ни денег, ни игроков.

- В "Динамо" вы возвращались много-много раз. Новый приход возможен?

- В эту команду не вернусь никогда. В "Динамо" я пробыл 49 лет, сделал для него немало. Мою фамилию невозможно стереть, как кое-кому хочется. Сейчас упрекают: "Сабо постоянно мелькает в газетах..." А что - мне нельзя говорить? Нельзя приходить на телевидение? Нельзя с вами встретиться? Да, я открыто заявляю - в киевском Динамо меня оскорбили!

- Отставкой?

- Это была не отставка. Меня "сократили".

- Уволили по сокращению штатов?

- Да. Но я все выдержал. И все равно докажу, что я - Специалист с большой буквы. А если какие-то алкоголики выступают и меня клеймят - отвечал и буду отвечать.

- Вы о ком?

- О господине Леоненко, к примеру. Всю жизнь я ненавидел пьяниц, а в футболе их просто не терпел. На моем веку было достаточно талантливых футболистов, карьеру которых сгубил алкоголь. И Леоненко среди них. Когда он еще играл, я ему шаг за шагом расписал, что его ждет. Так и случилось. Он настолько себя запустил... После футбола нигде не работал и до сих пор не работает.

Джордж Бест и Герд Мюллер были великими футболистами. Но после того как они запили, на телевидении их было не встретить. Ни одна телекомпания не приглашала, каждая дорожила имиджем. У нас же все наоборот. А что может сказать алкоголик? Он злой на весь мир!

- Сами никогда не пили?

- Могу позволить себе шампанского. Или 50 граммов коньячка. Когда играл, вообще не прикасался. Ни разу мои дети не видели меня пьяным. Да и никто не видел. Для меня пьяница - это не футболист. Его бесполезно тренировать. Он днем работает, получает нагрузки, а ночью напился - и все ушло. Сейчас пьют меньше. Но другая появилась зараза - казино. Некоторые игроки просиживают там до утра, а потом предъявляют претензии тренеру: "Почему не играю?!"

- У вас нынче полно свободного времени. Освоились в новой жизни?

- О пенсии не вспоминаю. Бегаю каждый день по полчаса в приличном темпе, делаю зарядку. Для своих 68 выгляжу неплохо. Побывал в Австрии и Карпатах - я же горнолыжник, лет тридцать катаюсь. Кстати, в Карпатах, в горах, у меня дом. Построил еще при советской власти.

- Он же сгорел в прошлом году?

- Сгорел другой дом, который я рядом построил. Думал: у меня дети, внуки, будем там собираться...

- Подожгли?

- Не знаю, но выгорел дотла: пожарные не могли подобраться, это высоко в Карпатах. А узнал я об этой беде, когда лежал в больнице. Надо же - только завез мебель, телевизор - и вдруг... Мы даже застраховать этот дом не успели.

Наверное, я чем-то провинился перед Богом. Очень не хотел снова браться тренировать киевское Динамо. Вот за то, что не желал, а взялся, меня Бог и наказал. Но себя настраиваю: что бы ни случилось - надо жить. Два раза в неделю хожу в церковь. Помолился, попросил прощения, - от соприкосновения с божественным становится легче.

- Верите в чудеса?

- Чудеса бывают, молодые люди. Вот, например, одно чудо произошло на моих глазах относительно недавно. На сборе замечательный человек и футболист Тибериу Гиоане проснулся утром и свободно заговорил на португальском. На языке, даже слова из которого не знал еще накануне. У нас у всех глаза из орбит! А Гиоане попросил молитвенник, открыл и начал читать вслух. В гостинице были португальцы - он с ними запросто болтал. Если бы это произошло не на моих глазах - я бы не поверил.

- Фантастика.

- Вот поэтому я хорошо чувствую себя в церкви. После увольнения ни на кого не держу зла, мне не дано мстить, никогда не знал, что такое "завидовать". У меня нет врагов.

- Шутите? Помните, как о вас в газетах отзывались Ребров или Гусин?

- Да Ребров мне должен каждый день звонить и говорить: "Спасибо, спасибо, спасибо..."

- За что?

- В начале 90-х его списали как футболиста, а я поддержал, помог вылечиться... Вот злость Гусина мне понятна. Он давно затаил обиду - в те же 90-е. Когда я пришел в Динамо, президент с Гусиным контракт не подписывал. Я сказал: "Андрей, оставайся, но гарантировать тебе место в составе не могу". Мы с ним полчаса разговаривали, а он потом заявил, что никаких бесед не было. Что мне было делать? Кричать на каждом углу, что Гусин не прав? Собаки гавкают, караван идет.

- Вы Гусину места не гарантировали, а Лобановский, когда вернулся, взял его в основу.

- Гусин - типичный разрушитель. Лобановский увидел его в Динамо-2, где тот играл нападающего и не выделялся. Но Гусин - рыжий! А Лобановский не представлял команду без рыжего, - на фарт! У него играли Кузнецов, Бессонов, Михайличенко... Васильич был помешан на приметах. Не приведи господи, если автобус на игру поедет непривычным маршрутом. Как-то милиция не пропускала, так Лобановский вышел: "Звоните куда угодно, но мы должны ехать здесь..."

- Ну а Ребров на что-то же обиделся.

- Все началось прошлой осенью с поражения дома от Ахтырки 0:1. Ребров не забил пенальти, ухнул мяч куда-то на трибуны. После матча беру выкладку: у него 19 из 20 передач - чужому. Зрители потом транспаранты вывешивали: "Реброву позор!" А он обижаться начал, что его не ставлю.

- Из-за этого?

- Из-за того, что у него одна травма за другой. Сейчас его купила Казань - так, сколько он матчей пропустил? Я сразу сказал в одном интервью: Реброву в Рубине придется тяжело. Возраст, мышцы уже не эластичные, начнут рваться. Играть не будет.

- Мышцы - ладно. Но как это может быть - 19 передач чужому?

- Когда я увидел эту выкладку, да еще при незабитом пенальти, многое стало ясно. Сговор. Вскоре команда проиграла в Киеве Металлисту. Меня просто "сплавляли". Бог им судья.

- Вы говорили, что домой вам, позвонил человек и сказал: "Киевское Динамо сдало матч харьковчанам".

- Верю этому человеку. Обмануть или ошибиться он не мог. Я тогда никому ничего не говорил, лежал в больнице. И вдруг выходит интервью Раца, оставшегося руководить командой на пару с Лужным. Читаю: оказывается, футболисты давно хотели меня "сплавить". Я и понятия об этом не имел, но Рац-то общается с игроками!

- Почему вас невзлюбили?

- Приходя в Динамо последний раз, я сделал жесткое заявление. Сказал, что планирую обновлять команду. Вводить молодежь, которая, кстати, играет нынче у Семина. В матче на Кубок поставил Гармаша, Рыбку, Фаркаша. Могло такое понравиться ветеранам, как вы думаете?

Команда прогнила изнутри. Там были чудовищные проблемы. Перед игрой с Металлистом приключился еще эпизод. Харьковчане отыграли в Одессе и приехали в Киев. Домой не заезжали. Я знал, что они будут свежие. И решил: на сбор заедем за два дня до матча. Лучше подготовимся. Объявил, и подходит ко мне этот грузин...

- Резо Чохонелидзе, гендиректор?

- Да. "Ребята недовольны вечерним заездом. Считают, это неправильно". Отвечаю: "А я уверен, что правильно". Возможно, и от этого случая пострадал. Не смогли уладить конфликт.

Люди, от которых теперь Динамо избавилось, мутили воду. Если бы такой игрок был один, я бы справился. Выгнал. Вырезал бы опухоль, как выражался Лобановский. Лучше убрать самого великого футболиста, но сохранить коллектив.

- Кого надо было убирать?

- Бразильцев и Гавранчича, которого я еще года полтора назад, когда ненадолго возвращался в Динамо главным тренером, выдворил с португальского сбора. И сказал президенту, что этот человек не нужен. Пожалуйста, продай его, делай с ним что хочешь. Потом вернулся в Киев - и меня заставили Гавранчича взять обратно.

- Заставили?!

- Да. После чего не Гавранчич, а я покинул команду. Поднялся, попрощался и ушел. Тогда еще привезли в Динамо маленького бразильца, не помню фамилию.

- Майкла?

- Точно. Не знаю, куда он делся. Совсем слабый футболист, у нас молодежь лучше была. И вот эти люди портили воздух в команде. Возникли группировки, которые надо было разбить. Но быстро это не сделаешь.

- У Лобановского тоже возникали проблемы с бразильцами? (при Лобановском в Динамо не было бразильцев. Первый из них Леондро Машаду появился при Михайличенко - прим. Football.ua)

- За две-три недели до смерти он обронил: "Йожеф, я очень устал. Наверное, не буду работать. Не могу с ними сладить, они меня не понимают..." Я с Лобановским дружил. По полдня с ним сидел на базе. Видел, что система, по которой работаем, прекрасная. Туда нужно было новизну добавлять, и Лобановский это понимал. При мне что-то вычеркивал, вписывал. Смотрел тренировки с балкона, потом вызывал игрока: "Ты очень плохо работал. Я не сплю, расписываю тренировки - а ты что вытворяешь? Не готовишься к завтрашней игре". Футболист через полчаса сам возвращался: "Я буду землю грызть, Валерий Васильевич..."

- На похоронах Лобановского вы, кажется, что-то пообещали?

- Да, сказал у гроба: "Васильич, мы продолжим твое дело. Будем работать так же, как ты работал, по этой системе". И слово сдержал.

- А стоило?

- Только такими нагрузками можно слепить команду, которая будет обыгрывать Реал или Челси. С техникой у нас плохо, нет ее. Футболистов покупаем второго сорта. А если нет исполнителей, шанс в одном - пахать. Мы встречались с МЮ, увидели: у них 9 игроков отходят назад - и атакуют 8. Игроки физически подготовлены, нет брака в передачах. А у нас второй-третий пас - чужому. Как нам МЮ забивал?

- Как?

- Наш замешкался в центре поля, мяч тут же отобрали, бум - гол. Потому что в чемпионате Украины никто не пытается прессинговать в центре. Мы не привыкли к такой игре.

- И все-таки нигде в Европе столько не работают на тренировках, как было у Лобановского.

- Расскажу один эпизод. В Италии перед игрой с Ювентусом на тренировку приехал Липпи. Подошел к нам: "Господин Лобановский, преклоняюсь перед вами. Из вашей системы я взял половину..." Да, нагрузки огромные. Выдержит не каждый. Знали бы вы, сколько раз Каладзе терял сознание на тренировках у Лобановского! Но именно Васильич сделал из него игрока.

Вспоминаю нашу встречу в начале 70-х на сборе в Сочи. Я доигрывал в московском Динамо, а он возглавлял Днепр. С тренировки его футболисты возвращались в десять вечера. От усталости еле плелись. Говорю Лобановскому: "Валера, у тебя ребята стонут. Ты же сам твердил, что большие нагрузки ни к чему, работу необходимо строить с мячом!" "Э-э, Йожеф, - раздалось в ответ, - тогда я был молодой и дурной. А теперь понял, как надо готовить команду". Многие на Украине до сих пор работают по его системе. Литовченко, Калитвинцев, Фоменко. Тот же Миша Фоменко, поверьте, отличный тренер.

- Как же отличный тренер может драться с собственными игроками?

- Всякое случается. Фоменко взрывной. Когда он тренировал Динамо, в Чехии после матча схватился в раздевалке с вратарем Кутеповым. Я их разнимал. Фоменко сказал что-то резкое, тот огрызнулся. Миша подошел и ударил его головой.

- И с Леоненко Фоменко дрался?

- Только на сей раз растаскивал не я, а ребята.

- Тяжелый у Лобановского был характер?

- Нормальный. Вот у кого характер не подарок, так это у Блохина, при всем уважении к Олегу. Не представляю, как его терпел Васильич. Однажды перед выездным матчем Блохин так вывел его из себя, что Лобановский рассвирепел: "Сажайте его на самолет - и отправляйте в Киев. Он мне не нужен". Команда в шоке. Но Васильич хитрый был. Игрокам сказал: "Когда вернемся в Киев - устрою собрание. И вы, как комсомольцы, должны взять Блохина на поруки". На собрании Лобановский распекал его на чем свет стоит. Затем поднялся капитан: "Валерий Васильевич, не выгоняйте Блохина. Берем его на поруки". Лобановский выдержал паузу и тихо произнес: "Не возражаю". Мастер!

- Лобановский ведь и за столом посидеть был мастер?

- Когда был игроком - спиртного в рот не брал. Выпивать начал после того, как стал тренером. Но удар держал как никто. Да и уговорить его пропустить по рюмочке днем было невозможно. Расслаблялся лишь вечером, в компании. Зато просыпался в шесть утра, бежал кросс и перед командой появлялся свеженький.

- Размолвки у вас бывали?

- Никогда. Я к Лобановскому старался прислушиваться. Тренировал сборную, а он был консультантом - но не давил, не навязывал свое мнение. Говорил: "Я бы сделал так, но отвечаешь за результат ты. Твое слово последнее". Помню случай со Скаченко. Нам предстояло играть в Киеве со сборной России. Валерий Васильевич сказал: "Не ставь Скаченко". А я выпустил его в основе.

- И что?

- Сергей забил и отдал голевой пас. Лобановский после пожал плечами: "Видишь, что такое - седьмое чувство? Оно у тебя было - и Скаченко матч выиграл. Молодец".

- Кстати, о Скаченко. Правда, что накануне матча Лиги чемпионов вы нашли его пьяным на лестнице базы?

- Не так было. Скаченко загулял. Нашли его дома, а не на лестнице.

- То есть?

- Не появляется человек в команде, и все. Послали администратора на поиски - где Скаченко? Что с ним? А он вышел из дома, ключи забыл, захлопнул дверь - и сидит. Спящим у двери его и обнаружили. После этого ЧП Скаченко покинул Динамо. Я же говорил: для меня пьяницы не существуют.

- Но позже вы приглашали Скаченко в сборную.

- Так мы его как раз "зашили". И не только его. Даже сегодня в киевском Динамо есть "зашитые" футболисты. Не могут люди справиться с собой.

- За кого-то вы все-таки боролись.

- Скаченко был ценным игроком. Очень работоспособным, вроде Шацких. Как Шацких можно держать на лавке? У него слабая техника, но парень бегает, находит моменты и забивает. Уважаю таких футболистов. И Скаченко все время искал момент, головой здорово играл.

- Что ж не боролись за Леоненко, лучшего футболиста Украины тех лет?

- Такой человек. Как-то привел ему в пример Пеле. В ответ услышал: "Что за футбол был в те времена? Пешком по полю ходили". Спрашиваю: "А Блохин?" - "Да кто он? Блохин мне бутсы должен чистить..." Я часто вспоминал слова Газзаева. Тот приехал в Киев, когда Леоненко переходил к нам из московского Динамо, и сказал: "Счастье для нас, что вы его забираете. Игрок-то неплохой, но вы с ним настрадаетесь".

Пусть на меня Леоненко обижается, но расскажу такую историю. На сборах у нас было по две тяжелейшие тренировки. А я вечерком захожу к нему в комнату и нахожу двадцать пустых банок из-под пива! Двадцать! О каком футболе говорить?

Что еще возмущало - как только Шевченко заиграл в Динамо, Леоненко на него насел и стал руководить. Я знал, что ничего хорошего из этой дружбы не выйдет и что Андрей может пойти той же дорогой. Вызвал его: "Я не могу запретить тебе общаться с Леоненко, но домой к нему не езди ни в коем случае". Спасли Шевченко для футбола. А то ведь его практически затянуло.

- Шевченко выпивать начал?

- Нет, но курил. Я все замечал. Мы каждое утро мерили давление. Шевченко приезжает на базу - 170 на 110. Что происходит? Я-то в курсе, что он не пьяница. А у него, оказывается, баба была - лет на десять старше. Тоже соки пила из него. Но главное, его дружбу с Леоненко нейтрализовали. Еще и поэтому Леоненко злой на меня.

Когда вернулся Лобановский и я передавал ему команду, за Шевченко Бавария предлагала семь миллионов долларов. Он уже состоялся как футболист. Но Лобановский не спешил с ним расставаться. Милан два года за Андреем ходил. А сегодня ты только захотел посмотреть футболиста, приехал - а его агенты перехватили.

- Ни одному агенту по физиономии не дали?

- Нет. Я бываю злой, но в драку не кидаюсь. Хоть недавно хотелось.

- Что стряслось?

- Идет по телевидению передача - появляется на экране тренер Баранов, который живет в Финляндии. Когда-то играл за Металлист. Говорит про меня гадости. А все из-за момента, когда он тренировал киевский Арсенал. До конца матча минут пятнадцать, Баранов выскакивает к полю и кричит футболисту: "Ты чего уступаешь? Убивай его!" Я как услышал это - готов был его разорвать. Но сдержался. Просто сказал на пресс-конференции: "Такие тренеры работать не должны. Его слова - преступление перед футболом. Все игроки едят из одного тазика. Как можно на поле кого-то убивать?!"

- А Игорь Гамула нам рассказывал, что вы в раздевалке могли стакан с чаем запустить в стену.

- Было. Бросал что-то в стенку от злости. Но с годами стал более степенным. Давно ничего не кидал. Хотя вот Фергюсон швырнул бутсой в Бекхэма. И кого после этого продали? Разве Фергюсона? Все потому, что Бекхэм чересчур увлекся рекламой. Перестал играть.

- С братьями Суркис вы остались друзьями?

- Сейчас я уединился, никого не вижу. Посмотрим, что будет дальше. Но поймите, раз меня сократили - значит, я не нужен. Мне, профессионалу, предложили сумку за кем-то носить, но я так не могу. Имя заработал честным трудом. В последнее время хожу пешком - люди меня видят, летят навстречу, обнимают! Мне так приятно!

- Старики?

- Если б старики, я бы не удивился. Молодежь подходит, вот в чем дело. "Позвольте с вами сфотографироваться? Большое спасибо, что вы есть..." Я раньше постоянно на машине ездил, даже не подозревал, какие в Киеве чудесные подземные переходы отстроили.

- Некоторые говорят: лучше б Сабо не настолько "горел" футболом.

- Мне это президент Динамо внушал. А я ему советовал взглянуть на итальянских или испанских тренеров. Они разве не "горят"? Или смотрю на Николая Павлова, который лет шесть не работал, а теперь принял Ворсклу. Выиграл матч - вскочил, оббежал всех, расцеловал... Мне и радостно за него, и смешно. Я, конечно, так не бегал, как он.

- Но переживали не меньше Павлова?

- Как мне не переживать, если футболист не понимает очевидного? Вот история: сборная Украины играет во Франции. Я каждому персонально разъясняю задание. Одному втолковываю: центральный защитник французов Блан подключается к атаке на "стандарты". Как угловой или штрафной - мчись за ним. За что угодно хватай его, хоть за гениталии, только не дай забить. Это, между прочим, выражение Виктора Маслова: "Да схвати ты его за я..а!"

- Бедный Блан.

- Перед стартовым свистком снова к этому игроку подхожу: "Ты помнишь?" Пятая минута. Штрафной в наши ворота, Блан побежал - а этот, наш, стоит в центре поля. Я выскакиваю, ору. Наш парень лишь тогда очнулся. А Блан уже голову подставил под передачу. Счастье наше - выше ворот ударил. В перерыве кричу: "Сколько можно повторять?" - "Я забыл..." Как же можно?! Конечно, я буду злой!

- Когда вы злой - переходите на мадьярский мат?

- Ругаюсь исключительно по-венгерски.

- Богатый язык в этом смысле?

- Не такие уж в нем ругательства - но мне славно удается излагать. Я и думаю по-венгерски. Впрочем, и по-русски здорово разговариваю, а мой земляк, 80-летний Михаил Коман, до сих пор не умеет, ужасный акцент...

- Человек вы эмоциональный. Последние слезы в вашей жизни?

- Когда узнал, что в Динамо меня сократили. Я плакал, как ребенок! Знаете, что обидно? Не оценили мою преданность! С Динамо связана вся жизнь, для меня это больше, чем клуб. До сих пор не понимаю, почему приняли такое решение.

- Кто?

- Новый генеральный директор Динамо получил от руководства полный карт-бланш. И первым делом уволил спортивного директора Буряка, а вице-президента Сабо сократил. В чем мы виноваты? В том, что не смогли заманить в Киев Роналдинью?

- "Профессия селекционера - самая неблагодарная на свете", - сказали вы однажды.

- Так и есть. От тебя требуют невозможного. Привезти классного, но дешевого игрока. На самом деле откопать хорошего футболиста - еще полдела. Главное - его уговорить. Вот бразильцы у нас никак не приживаются. Поиграют год-два - и мечтают убраться отсюда.

В селекционном отделе Динамо отныне делают ставку на молодежь. Однако опытный человек тоже необходим. А то, помню, послали молодого селекционера просматривать защитника. Возвращается и докладывает: "Никакой". "Подожди, - говорю. - Что, у него вообще положительных качеств нет?" - "Черт его знает. По этому матчу понять нельзя". "Так может, - спрашиваю, - его команда больше атаковала, и он, как центральный защитник, не имел возможности отбирать мячи и себя проявить?" "Да-да, так и было", - обрадовался наш разведчик.

- Гендиректор Спартака Первак пять раз летал в Белград за Видичем. А вы кого просматривали дольше всего?

- Я, между прочим, тоже летал в Белград за Видичем. Общался с президентом Црвены Звезды Джаичем. Вопросов не было - отличный футболист, но клуб запросил за него огромные деньги, и сделка сорвалась. А особенно долго мы вели уругвайца Сосу, который позже оказался в Спартаке. Несколько раз мотались в Южную Америку, просматривали его и пришли к выводу, что Coca нам по стилю не походит. Будет тормозить игру. Жизнь показала - не ошиблись. Он и в Спартаке не задержался.

- Самые необычные обстоятельства, при которых отыскали игрока?

- Косовского увидел в Виннице на матче местной Нивы с одесским СКА. Сразу приглянулся. Быстрый, резкий, работоспособный крайний хавчик. И это при том, что на нем в тот момент килограммов десять висело лишних. Когда брал Косовского в Динамо, многие отговаривали: "Что за футболист? У него же задница прилипает к полю!" А я поработал с ним - и как Виталик раскрылся! Сейчас бизнесом занимается. Хотел тренером стать, но сильно заикается, ему тяжело.

- Вы едва не купили для киевского Динамо Кержакова.

- Это правда. И с ним, и с его отцом вели переговоры еще до Севильи. Предлагали такие деньги, которые испанцы вряд ли заплатили бы. Почти договорились. Но он слишком хотел уехать в Европу. Отличный футболист. Когда в форме - и бежит, и защитника "раздевает" на ходу. Люблю агрессивных.

- Как-то вы сказали - всякий женившийся игрок на год для футбола потерян.

- Или на полгода.

- Почему?

- Он систематически живет с женщиной. Наверное, поэтому. Такой момент еще старые тренеры подмечали.

- С вами, когда играли, было то же самое?

- Нет. Жена в Ужгороде жила, бывал у нее наездами. Для нынешней молодежи прозвучит смешно, но я был фанатично предан футболу. Потому и пробился в основной состав сборной СССР. Хотя конкуренция была сумасшедшая!

- Майка сборной Союза у вас осталась?

- Одна, порванная. Кто-то из бразильцев разодрал, когда играли на Маракане.

- В те годы во всех зарубежных поездках наши команды сопровождали "комитетчики". Дурили их?

- Году в 65-м известный футбольный импресарио Ланц вывез сборную СССР в Южную Америку на серию коммерческих матчей. Оплачивались они по отдельности, но все деньги сразу забирал кэгэбэшник. Игрокам полагалось по 85 долларов. Не за игру - за всю поездку! Чтобы хоть как-то дать нам подзаработать, Ланц устроил в Бразилии лишний матч. А нас предупредил: "Деньги у вас все равно отберут. Поэтому выпишу каждому чек на 500 долларов. Назад полетите через Париж и там в универмаге сможете обменять их на вещи". После матча заходит руководитель делегации, чемоданчик уже приготовил. "Денег нет, - отвечаем. - Вот, одни чеки". Тот к Ланцу: "Как их можно обналичить?" - "Никак. Подарок спонсоров". "Комитетчик" аж побагровел.

- В советские времена у вас единственного из футболистов была "Чайка".

- Сколько же чепухи говорят про эту "Чайку"! Будто гонял на ней по Киеву и промчался по встречной полосе перед кортежем Щербицкого, а мне этого не простили...

- Что было на самом деле?

- За рулем "Чайки" я сидел один раз. Когда меня тащили на буксире.

- А подробнее?

- Это было в 69-м. Старенькую "Чайку" продавало венгерское посольство. Предложили мне - согласился. Заплатил 19 с половиной тысяч, хотя знал, что автомобиль не на ходу. Не было задней полуоси, не работал "автомат". Мне пообещали все отремонтировать в гараже КГБ. Там на некоторые "Волги" ставили двигатели от "Чайки". И ночью на тросе машину дотянули до моего гаража.

Когда я зарегистрировал ее в ГАИ, слух о "Чайке" моментально понесся по всему Киеву. В это время проходил партийный съезд. В перерыве зашел разговор о футболе. И кто-то ляпнул: "Футболисты совсем оборзели! Сабо на "Чайке" ездит! Скоро вертолеты начнут покупать". Шелест, в ту пору первый секретарь украинского ЦК, услышал и насупился: "Отобрать у него "Чайку"!"

Едва рассвело, нагрянули ко мне начальники городского и республиканского ГАИ, которые на "Чайку" номера выдавали. Чуть ли не на колени упали: "Отдай машину. Иначе с нас погоны снимут".

- Отдали?

- Я махнул рукой: черт с вами, вот номера, техпаспорт. Делайте с ней что хотите. Но куда девать автомобиль, который стоит на приколе? Гаишники долго ломали голову. Полтора месяца еще "Чайка" пылилась у меня в гараже. Потом позвонил Константин Продан, правая рука Щербицкого: "Йожеф, ты же сумеешь договориться с посольством? Пускай "Чайку" заберут назад. А мы тебе "Волгу" взамен дадим".

- Договорились?

- Да. И вскоре я узнал: эту "Чайку" венгры перепродали народной артистке Армении. На трейлере отогнали в Ереван. Машину она отремонтировала и еще много лет на ней каталась.

- Часто вас футболисты обижали? Нам в Москве казалось странным, когда молоденький мальчишка Алиев в газетах заявлял: "Сабо вообще не тренер, только орет".

- Эх, Алиев... Знали бы вы, как я с ним намучился. Алиев настолько часто попадал на штрафы, что иногда по зарплате в "минус" уходил.

- За что штрафовали?

- Нарушение режима. Воспитывали его, уговаривали бросить пить. Он немножко держался, но потом все начиналось по новой. Повезли его и Милевского с основой на сбор в Португалию. Оттуда они должны были лететь в молодежную сборную. Утром выхожу их проводить, возле гостиницы ждет такси - а ребят нет. Администратор кинулся искать по номерам. А Милевский и Алиев спят. Абсолютно пьяные. Всю ночь где-то развлекались.

Их с трудом разбудили, оттащили под душ. Когда они спустились вниз, я, увидев, в каком они состоянии, лишился дара речи... Так они позже в самолете еще приняли спиртного и, пошатываясь, явились в сборную. Михайличенко, который тогда тренировал молодежку, тут же их отправил в Киев.

Ладно, Сабо у Алиева плохой. Но Михайличенко, получается, тоже плохой? И Демьяненко? И Буряк? Он же и при них в Динамо не играл. Да и как его можно было ставить, если у меня в пять утра порой раздавался звонок: "Господин Сабо, приезжайте туда-то и заберите вашего пьяного в зюзю Алиева..."

Отдали его в аренду в Запорожье. Надеялись, он там возьмется за ум. Тренер Металлурга уговаривал: "Не волнуйтесь, я найду к парню подход, у меня будет играть". Проходит время - Алиев не попадает даже в запас. "В чем дело?" - спрашиваю тренера. "Ну и негодяй ваш Алиев, - отвечает. - С ним невозможно работать". Вытащили его из Запорожья, откомандировали в киевский Арсенал - история повторилась.

- А при Семине в Динамо он стал игроком основного состава, забивает.

- "Зашили". И вот результат. Хочется верить, Алиев наконец-то понял, куда катился. Он же не только с режимом не в ладах был. Еще и самомнение о-го-го какое! Не забуду один эпизод. Заканчивается тренировка. Белькевич, ветеран, остается на поле. Отрабатывает подачи с фланга в штрафную. Алиев берет стул, усаживается прямо на поле и снисходительно так говорит: "Валек, неправильно подаешь. Мяч иначе надо закручивать. Да и вообще пора тебе на покой, а майку с 8-м номером мне отдай".

- Не может быть.

- Клянусь вам, так и было! Подобной наглости в жизни не слышал! Белькевич скромный и спокойный мужик, а другой бы на его месте Алиева сразу размазал. Я ему потом вставил по первое число: "Как ты, мальчишка, можешь такое говорить? Сам-то для футбола хоть что-то сделал?!"

- Дети ваши давно живут в Америке?

- Уже 15 лет. Дочка занимается кибернетикой, сын связан с автоматизированными системами управления.

- Зовут к себе?

- Навещаю их, но оставаться в Америке не хочу. Мое место здесь.

- Три "не люблю" - на ваш выбор?

- Не люблю непорядочных людей. Если сталкиваюсь с ними, для меня это катастрофа, долго переживаю. Не выношу пижонства. Еще не то что "не люблю"... Скорее не понимаю молодых футболистов, которые отказываются вкалывать после тренировки. Кто-то остается - "стандарты" отрабатывает, удары по воротам. А некоторые ребята, не оглядываясь, пулей несутся из раздевалки, рассаживаются по машинам - и по газам.

- Вы окончили факультет журналистики. Книгу писать не собираетесь?

- Есть такие мысли. Немало записей набралось. Одного не хочу - чтобы книга получилась "прилизанной". Если уж писать - только правду. Моя беда - говорю все без утайки. Друзья упрекают: "Йожеф, ты слишком откровенен". Но меня не переделаешь. Сабо надо воспринимать таким, какой я есть. Поэтому написать-то напишу, а издана книга будет после моей смерти.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ, "СЭ" | Football.ua

Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus