Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

22 декабря 2009, 06:40
Другое

Анатолий Заяев: "Запрещал футболистам мороженое и воду из автоматов"

Семнадцать лет прошло с момента завоевания "Таврией" звания чемпиона Украины. К золотым медалям крымчан привел Анатолий Заяев. Бывшему тренеру «Таврии» 78, но он полон энергии и здоровых амбиций. Впрочем, другим Заяева и не знают.

- Анатолий Николаевич, бытует мнение, что «динамовцы» Киева проиграли не просто так: победа «Таврии» в первом чемпионате страны должна была прочнее связать Крым с остальной Украиной…

- Впервые об этом слышу. Скажу больше, я заметил, что у президента федерации футбола Виктора Банникова был документ, заявляющий мою команду в Кубок УЕФА. И это до матча! Но Виктору Максимовичу повезло, он взял с собой печать. И вот ему, побледневшему, позеленевшему – мне даже жалко было на него смотреть – пришлось переделывать документы и посылать нас в Кубок европейских чемпионов.

- «Таврия» тогда действительно была так сильна?

- Никто не мог нас обыграть. «Таврия» под завязку матча проиграла лишь команде из Шепетовки из-за пенальти, которого там и в помине не было.

- Перед решающим матчем с киевлянами сильно волновались?

- Мы в любом случае пробились в еврокубки. Для нас и разницы особой не было, какими мы финишируем в итоге: первыми или вторыми. Но когда я летел на игру, взял с собой шампанское и закуску: был уверен, что выиграем. А вот того, что «Таврия» так легко обыграет Киев, и допустить не мог.

- Торжества по поводу 15-летнего юбилея планировались?

- Мы с экс-президентом клуба Виктором Карасевым задумывали организовать встречу двух «Таврий» – чемпионов 1992 года и команды-финалиста Кубка Украины-94. Но в клуб пришли новые люди, и кто теперь захочет взять на себя такие затраты, да и зачем им теперь Заяев? Я стал первым чемпионом Украины, мой сын Александр – первым президентом, завоевавшим этот трофей, но никто из властей и не подумал нас хоть как-то отметить. Уже позже мне дали грамоту Верховного Совета Украины «За особые заслуги перед украинским народом».

- Поговаривают, что вы своему лучшему бомбардиру Сергею Шевченко, дабы он не перешел в другой клуб, выпросили «Волгу»…

- Шевченко как футболист стоил больших денег, потому что это был игрок редкого дара, который решал судьбу матча. Вот, например, приехал Виктор Прокопенко со своим «Черноморцем», это был матч на Кубок. Они в высшей лиге, а мы – в первой. Я чуть-чуть опоздал на тренировку, подхожу к бровке – занимается «Черноморец», а наши ребята были в это время на базе. Я позвал Витю, говорю: «Ты чего приехал в Симферополь?» – «Играть». – «Что там играть? Пройдет немного времени, и мы уже поведем 2:0». Он на меня так удивленно посмотрел. А потом Шевченко забил два мяча, еще в первом тайме. «Черноморец» смог отыграть лишь один.

Мне тогда говорили: «Анатолий Николаевич, мы хотим, чтобы машину взяли вы». «Я – отвечаю – брать не буду: не смогу предать команду. Скажут, что поработал немножко и сразу получил автомобиль». Точно так же некогда уступил одному игроку свою квартиру в Севастополе. Потом прошло три года, и мне другую дали… Я всегда своим футболистам помогал. Почти все у меня получили здесь трехкомнатные квартиры. Если посчитать, то в каждом доме, который сдавался, я выпрашивал по две квартиры. А однажды и вовсе четыре.

- Что запрещали своим игрокам?

- Мороженое и воду из автоматов. Игрок, например, пьет-пьет, а как он потом играть будет? Воду ведь тоже нужно употреблять правильно, не просто «надуваться». Ходит потом молодой пацан и потеет. Естественно, он уже и бегать не сможет.

- А мороженое?

- Так потом же горло болеть будет! Если у футболиста болит горло, он не имеет права играть, потому что это дает осложнения на сердце. А если я ему загоню сердце, то он уже не только не футболист, но и не человек.

Поэтому никогда не привозил игроков в аэропорт заранее, чтобы не было соблазнов. Когда ехали на поезде, то не допускал, чтобы они бегали по этим грязным вокзалам. Проходят, бывало, возле меня, а я смотрю – этот выпил, и этот выпил… Подзываю к себе, сажаю рядом и спрашиваю: «Ты что пил?» А он голову отворачивает. Говорю: «Куда отворачиваешься? Я же – непьющий и некурящий, сразу все чувствую за километр. Что же ты творишь, капитан команды?» Сразу снял с него капитанство и отправил в дубль.

- Еще какие-то наказания были?

- Если видел, что курят – по 30 рублей. Я сам курил, но в 70-м году сказал: «Больше курить не буду». Положил сигареты и с тех пор к ним не прикасался.

- Со своей женой вы вместе уже…

- Больше 50 лет… И сейчас Алла у меня очень красивая. Ей, когда мы женились, было 18, а мне – 25. Я тогда пришел из армии в отпуск, меня останавливает знакомая и приглашает встретить новый год в их компании. А Алла замуж выходить собиралась. Мы, значит, гуляли, а ее жених не выдержал и пошел спать. Я же ей стихи читал, песни пел. Дождался и мы пошли домой пешком. Так все и определилось.

- Свою свадьбу, небось, провели на «ура»?

- Я заказал 50 такси. И тут моя машина ломается. Люди говорят: пересаживаться нельзя, а то беда будет. Надо ремонтировать. Была осень, и стоит Алла, бедная, на улице, ждет меня. А ее бывший жених – он жил неподалеку – острит: «Да он, наверное, пошутил. Выходи за меня». Она отправила его куда подальше и осталась ждать.

- О вашем увлечении самодеятельностью ходят легенды...

- Я работал на мясокомбинате и организовал из наших сотрудников музыкальный ансамбль и эстрадный оркестр. Аншлаги были во всех клубах, мы даже начали давать платные концерты. Я играл Яшку-артиллериста из «Свадьбы в Малиновке», стихи читал, частушки с песнями пел, танцевал... Ставили спектакль «Чужой ребенок». Потом я организовал хор, дирижировал им, работал киномехаником. Все это было такой же страстью, как и футбол. Культура – она же засасывает страшно…

- В последнее время в украинском футболе культуры все меньше.

- Знаете, когда в 92-м мы играли с «Динамо» «золотой» матч, никто из киевского клуба не предлагал нам сдать игру. Не занимались киевляне такими делами. Они были сильны другим – командой. И сейчас судьям не надо помогать этому клубу, просто пусть судят честно. Но не надо помогать и «Шахтеру». Вот в чем вся проблема.

Людмила Русанова, газета «24»

Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus