Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Анатолий Кванин
10 октября 2013, 15:22
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Анатолий Кванин: «В школьные годы мы ловили сусликов, выбивали их, сдавали шкуры, а на вырученные деньги покупали мяч»

Анатолий Кванин играл в дубле донецкого «Шахтера», мог перейти в «Динамо» (Киев), но командой жизни для него стала «Таврия», — сообщает клубный официальный сайт. С 1968 по 1975 годы он провел за наш клуб ровно 300 матчей (забил в них 21 гол) в чемпионатах СССР, и входит в великолепную семерку футболистов, сыгравших 300 и более поединков за симферопольцев. Круглое количество поединков — 10 — бесстрашный опорный полузащитник отыграл за таврийцев и в розыгрышах Кубков Советского Союза. В них отмечающий сегодня 70-летие герой нашего интервью отличился двумя результативными ударами.



— Анатолий Петрович, как увлеклись футболом?

— В Дружковке Донецкой области в послевоенное время, примерно в 1950-м году, мячей, естественно, было очень мало. Их было очень трудно достать. Мы воровали у мам чулок, набивали его чем-то мягким. Таким «шариком» и играли. Футбол был для детворы главным увлечением. Начинал играть не в ДЮСШ, а в уличной команде. В городе были свои соревнования, среди дворовых коллективов. В качестве награды там был мяч. Настоящий мяч, представляете, кожаный, двухрантовый! Для нас, юных ребят, это было верхом мечтаний!

— Если не удавалось выиграть мяч, искали другие способы достать его?

— В средних классах школы мы так зарабатывали на мяч: в школе вывешивали объявление о необходимости борьбы с грызунами (за это можно было получить на класс грамоту), мы ловили сусликов, «выбивали» их, сдавали шкуры и на вырученные деньги бежали покупать настоящий мяч! Такое не забывается! Тяжелое было время, но зато есть, что вспомнить.

— Помните, как «выросли» из детского футбола?

— В 14 лет меня пригласили в юношескую городскую команду. Мне выдали форму. Представляете — настоящую форму! Я был так счастлив, что даже уснул в бутсах (шипы у них были словно пробки из-под шампанского), толстых щитках (тогда они были гораздо более объемные, чем сейчас), гетрах, футболке, шортах. Спалось мне в ту ночь замечательно!

— Какими были успехи в юношеском футболе?

— Я сразу стал довольно много забивать, хоть был и помладше многих в той нашей юношеской городской команде Дружковки. Возможно, потому что я никогда не отлынивал от необходимых по ходу матчей единоборств, от борьбы.

Меня заметили тренеры юношеского состава донецкого «Шахтера», пригласили туда. Я стал играть за них в юношеском первенстве Советского Союза среди команд мастеров класса «А». Затем меня взяли в дубль «Шахтера», я там играл 2 года, уже был близок к основному составу.

Анатолий Кванин© sctavriya.com

— А ведь могли оказаться в историческом противнике донецкого клуба...

— Да. В 1964 году мы вернулись из Африки, отдыхали с ребятами в Сочи. Там Виктор Маслов пригласил меня и Виталия Хмельницкого в «Динамо» (Киев). Хмельницкий согласился. А я отказался — в тот момент у них на моей позиции сильно выступал Андрей Биба. Вскоре после этого я получил травму мениска, год не играл. В 1966-м году вернулся в Краматорск, в котором начинал карьеру в классе «Б». Мне там, между прочим, сам Анатолий Дмитриевич Коньков сумку носил! (Улыбается) Он и сейчас не стесняется этого, когда я ему напоминаю о тех моментах. Поиграл в Краматорске до конца 1966 года. Затем пригласили в Алчевск, выступал там.

— Как оказались в Симферополе?

— В конце 1967 года в Алчевск приехал тренер «Таврии» Анатолий Демьяненко. Пригласил меня играть за симферопольцев. Мы поговорили, обсудили это предложение. Так я и оказался в крымской столице, где в дальнейшем провел 8 сезонов.

Анатолий Кванин

— Начало карьеры в нашей команде определенно удалось!

— Да, старт в Симферополе у меня получился довольно насыщенным. 12 июня 1968 провел первый матч за «Тавию» — в Краснодаре, где отыграл все 90 минут. А уже 20 июня забил первый гол, поразив в гостях ворота команды из Нальчика. Был розыгрыш штрафного удара, случился отскок, мяч попал мне на ногу. И я пробил, несильно, но точно. Вратарь коснулся мяча, но он все равно влетел в угол. Наш тренер Анатолий Федорович Зубрицкий тогда сказал на собрании клуба, что прежде у симферопольского коллектива был хороший мотор, но не хватало нужного винтика. Получается, что этим винтиком стал я. До этого «Таврия» занимала не очень высокие места в таблице, а с моим приходом регулярно оказывалась в верхней половине. (Улыбается)

— На какой позиции играли в «Таврии»?

Анатолий Кванин— Я играл опорного полузащитника, выполнял много штрафных, угловых. Забивал не очень много, но зато с моих передач партнеры провели большое количество мячей. Валентин Прилепский до сих пор любит шутить: «Знаешь, почему у меня залысина? Потому что я только голову высунул среди пяти-шести защитников, а ты так точно навесил, что мне оставалось только опередить соперников и забить гол. А забивал я много, поэтому и залысина появилась».

— Чем запомнился дебютный сезон в симферопольской команде?

— В 1968-м году «Таврия» заняла шестое место в классе «А» во 2-й группе 2-й подгруппе. Тогда наша команда забила соперникам 51 гол. У нас был сильный коллектив, мы хорошо действовали и в нападении, и в защите.

— Дальше — больше?

— В 1970-м году мы заняли 2-е место в классе «А» во 2-й группе в 1-й зоне, в следующем сезоне стали пятыми, а через год третьими. Особенно раскрылась наша команда при тренере Валентине Бубукине. Он отлично готовил футболистов к сезону, наигрывал с нами разные комбинации (стенки, скрещивания и другие), был хорошим мотиватором. И как человек Бубукин был — супер! Порядочный, открытый, а сколько он знал анекдотов! В любой ситуации мог поднять или улучшить настроение! При нем раскрылось много игроков, которые на долгие годы стали основными в «Таврии» — и Валентин Прилепский, и Николай Климов, и другие. Валентин Бубукин всегда любил футбол. Он никогда не говорил: «Вышли и поработали». Работать надо, например, на заводе. Он говорил: «Вышли и сыграли».

— В сезоне-1973 «Таврия» совершила настоящий рывок!

— Это был, конечно, успех. Мы сначала победили в 1-й зоне, а в финальном этапе стали вторыми. И вместе с футболистами из Свердловска пошли на повышение. В этом большая заслуга Валентина Бубукина. Он научил нас многим азам футбола. Когда вместо него — накануне сезона-1973 — пришел Александр Гулевский, мы уже были сформированным коллективом, дружной сплоченной командой. А чуть позже — при Шапошникове — мы играли в еще более зрелый футбол, никого не боялись! В 1973-м году мы при Гулевском стали чемпионами УССР, завоевали путевку в первую лигу. В том сезоне были матчи, когда мы к 5-й минуте вели в счете 4:0! Это был шквал! Мы буквально сносили многих соперников. Нас боялись и уважали. Тогда никто не смел приехать в Симферополь и играть здесь вполсилы. Николай Климов, Валентин Прилепский крушили оборону противников словно карточный домик.

Значок Таврия, 1973 г.

— Достойно «Таврия» выступила и в 1974-м году, в дебютном для себя сезоне в первой лиге советского футбола.

— Мы заняли 6-е место среди 20 команд. Победителем тогда стал московский «Локомотив». Среди наших соперников были и другие именитые команды. Мы в том сезоне стали самым результативным коллективом первой лиги, забили больше всех — 74 гола в 38 поединках! Среди составляющих успехов тех лет могу выделить то, что в то время каждый год один-два футболиста из дубля вливались в основной состав «Таврии». И так должно быть всегда. Ведь болельщики хотят приходить в том числе и на игру своих земляков.

— С кем из партнеров игралось особенно легко?

— У нас была великолепная четверка в полузащите! Я играл опорного, под нападающими — Виктор Орлов, справа — Юрий Аджем, слева — Иван Авдеев. Мы отлично понимали друг друга, сыгранность была на высочайшем уровне. Например, Авдеев был менее техничным, чем, к примеру, Аджем, ушедший затем в ЦСКА (Москва), но он столько бегал (не вхолостую, а полезно), что мы шутили: «Если бы твои ноги, Иван, дать собаке, она бы сошла с ума!»

Таврия

— Самый яркий матч за «Таврию»?

Анатолий Кванин— Мы принимали команду из Орджоникидзе (ныне — Владикавказ). У них был сильный коллектив, техничные футболисты. «Таврия» долго не могла забить гол. И тут — отличная атака. Следует пас на меня. И я с линии штрафной бью! И вижу, что мяч летит в ворота. Я еще до гола поднял вверх руки. После этого психологическое преимущество в той встрече было полностью на нашей стороне, мы победили. За них играл такой футболист Курашинов, вредный немного. И мне по ходу поединка в одном из эпизодов удалось прокинуть мяч ему между ног. Не каждый раз такое удается. Было приятно, конечно, осадить злость и пыл противника. А вообще хороших матчей та «Таврия» проводила достаточно много!

— Какая из игр запомнилась, где вы отдали результативную передачу?

— Таких матчей тоже было большое количество. Например, играем в Хмельницком. Долго не можем забить. И вдруг — получаем право на угловой. Я подаю, а Валентин Прилепский головой забивает! Через некоторое время зарабатываем штрафной. Я навешиваю, а Прилепский снова головой оформляет дубль! Мы с ним до сих пор любим вспоминать подобные эпизоды нашей карьеры в «Таврии»!

— Самый необычный матч за симферопольцев?

— Играли с Житомиром. При счете 0:0 я не забил пенальти. У них в воротах стоял мой земляк — Валентин Журба, который отразил мой удар. А судил ту встречу другой мой земляк по Донецкой области — Стрелецкий. Он усмотрел нарушение со стороны голкипера — преждевременный выход с линии. И потребовал перебить 11-метровый! Представляете, каково мне было? Я ведь как футболист оценил удачные действия вратаря: он хорошо выполнил свою работу — отбил пенальти. Было неудобно смотреть в глаза земляку-голкиперу перед повторным пробитием с «точки». И тут тренер команды соперников — Лившиц — в знак протеста увел своих подопечных с поля. Тот поединок так и не был доигран. Нам присудили техническую победу. А вскоре я узнал, что Лившица сняли с работы. Мне до сих пор неприятно вспоминать тот эпизод. Думаю, что в том числе и из-за меня так получилось...

Программка матча Таврия - Рубин, 1975 г.

— Чем запомнилось турне «Таврии» в ГДР в 1975-м году?

— Мы сыграли в Лейпциге, Галле и Йене, это была как награда за хорошо проведенный сезон. В ГДР мы заработали победу, ничью и поражение. На уровне зарубежных соперников «Таврия» смотрелась достойно, ведь обыграли мы, например, не кого-нибудь, а чемпиона ГДР! Хотя в целом те встречи носили скорее дружеский, контрольный характер. Но даже в таком формате — между играми не было ни тренировок, ни нагрузок — мы не позволили себе выступать спустя рукава. Запомнился такой эпизод. В матче с «Карл Цейсс» я со старта не играл. Вышел в концовке на несколько секунд, вскоре раздался финальный свисток, мы тогда победили 2:1. И у меня один из немцев по-доброму спросил: «Вышел для того, чтобы премиальные получить?» Я улыбнулся — какие тогда могли быть премиальные за товарищеские встречи?

— Нынешняя молодежь, возможно, не поверит этому...

— Думаю, раньше футбол был мне ближе, чем сейчас. Люди побеждали, получали медали, грамоты, плакали. И каждый верил их слезам счастья. Тогда были другие ценности, футбол был более искренней игрой, менее зависимой от денег. В то время никто даже подумать не мог плохо играть из-за задержки зарплаты или отказа руководства улучшить контракт. В наше время спортсмены в первую очередь играли, а не занимались подсчетом денег. Я, например, за всю карьеру заработал, если подсчитать и перевести на нынешние курсы, менее 10 тысяч долларов. Сейчас в избалованных клубах за такие «копейки» не каждый дублер согласится даже бутсы зашнуровать, не то что выйти на тренировку. Если образно выразиться, то вместо футбольного приема «подкаты» мы теперь имеем грязное дело «откаты». Возможно, родись наше поколение сейчас, — были бы обеспеченными людьми. Хотя не в деньгах счастье. А с другой стороны — теперь некоторые ветераны не могут купить необходимые лекарства, потому что пенсия смехотворная.

Таврия

— Какими тогда в «Таврии» были тренировки?

— У каждого тренера они были своими. У Зубрицкого это была своего рода каторга. Например, в Ялте помню, выполняли упражнение, когда нужно было с партнером на плечах по ступенькам стадиона двигаться, перемещаться, бежать. При Бубукине мы «штурмовали» Сапун-гору. Это не так уж и просто, скажу я вам. Было очень тяжело. Но зато во время чемпионата чувствовалось, что мы способны выдерживать сезон. У Шапошникова была разнообразная подготовка — и физическая нагрузка, и работа с мячами. Он сам каждый день вырывал на поле одуванчики в Почтовом. И мы, футболисты, тоже не считали это чем-то унизительным.

— Тогда очень строго было с весом футболистов...

— У меня такой организм, что с весом никогда не было проблем. Сколько бы ни кушал, утром весы постоянно показывали 62,5. Врач команды во время обедов в Почтовом любил говорить: «Кванину можете давать сколько угодно еды! У него все равно вес — величина на удивление постоянная!» А другие ребята, знаю, если вечером много покушали, то рано утром, часов в 5, вставали и старались различными методами сбросить вес. Было и такое.

Анатолий Кванин

— Куда ушли из «Таврии»?

— В конце сезона-1975 пришлось покинуть команду, случился конфликт с Шапошниковым. Ушел в «Титан» (Армянск). Думал, что иду туда тренером работать. А меня уговорили поиграть за них. Возраст у меня был далеко не пенсионный. Я согласился стать играющим наставником «Титана». Уровень там был, конечно, пониже, чем в «Таврии». Поэтому в Армянске доводилось и по пять голов за матч забивать. Мы стали чемпионами УССР, дважды выходили в финальную пульку, где разыгрывали право заявиться во вторую лигу чемпионата Советского Союза. Но сначала уступили футболистам из Чернигова, а затем соперникам из Мукачево. За «Титан» тогда играли несколько ветеранов «Таврии» — Портнов, Морозов... В Армянске работал примерно 20 лет. Научился там и зубы лечить. Поэтому не только тренировал, но еще и стоматологом трудился на своем уровне. (Улыбается) К слову, через год после моего ухода Шапошников извинился передо мной, признал, что в моем уходе был неправ он, погорячился тогда. Но вернуться футболистом в Симферополь мне уже было не суждено. Но на одном из матчей «Таврия» устроила мне приятную церемонию проводов из большой игры.

Футболисты Таврии провожают Анатолий Кванина на стадионе Локомотив в Симферополе

— В 1990-е вернулись в Симферополь?

— Да. Одно время работал у дочки Яны в магазине продавцом. У меня всегда выстраивалась очередь. Люди знали, что у меня всегда хороший товар и замечательная атмосфера! Некоторые помнили по игре в футбол. В 2002-м году стало плохо с сердцем, еле откачали. Сумел встать на ноги. И благодаря протекции Николая Тимофеевича Гостева уже примерно 10 лет работаю тренером в Комплексной ДЮСШ, занимаюсь с юными футболистами. В прошлом сезоне стали чемпионами Симферополя для ребят 1997 года рождения. И впервые в истории этой ДЮСШ заявились в первенство Крыма. В трех стартовых турах одержали 2 победы и, не забив два пенальти, уступили 1:2 коллективу из Молодежного. У парней были такие эмоции!

— Расскажите о вашей семье.

— Я счастливый отец трех детей и дедушка шести внуков! У сына Александра есть свое дело, он любит спортивную рыбалку, недавно выиграл международные соревнования в Португалии. Сын Евгений пробует себя в футбольном судействе.

— Вам сегодня — 70 лет, а «Таврии» в этом году — 55. Наши поздравления!

— Благодарю!

— Что пожелаете ветеранам, команде, болельщикам?

— Ветеранам желаю долгих лет жизни, хорошей заслуженной пенсии, внимания к ним. Хотелось бы, чтобы при клубе был Фонд ветеранов «Таврии», который помогал бы бывшим игрокам нашей команды. Нынешнему составу желаю преодолеть все трудности, добиваться побед, радовать болельщиков. В наше время говорили, что если не умеешь хорошо играть, то хоть мешай это делать сопернику! (Улыбается) Выкладывайся на поле так, чтобы после матчей аж жилки были видны на шее от усталости, напряжения и выполненного задания. Я продолжаю болеть за «Таврию». Все-таки сыграл 300 матчей в чемпионатах за симферопольцев, отдал нашей команде большую часть карьеры. Болельщикам желаю всегда быть вместе с «Таврией», переживать вместе с ней на стадионе, помнить, что команда играет для зрителей, подстегивать нынешних футболистов действовать лучше.

Анатолий Кванин
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus