Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Анатолий Сыроватский
14 декабря 2013, 16:20
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Анатолий Сыроватский: «Наша Таврия проявляла характер и в чемпионате, и в Кубке. Это всегда нравилось зрителям»

Воспитанник керченского футбола Анатолий Сыроватский в «Таврии» выступал в трех дивизионах советского футбола — втором, первом и высшем. Полузащитник с высокой техникой, потрясающей работоспособностью и великолепным видением поля играл за основной состав нашей команды (за дубль — уже в 1974-м) в 1975–1978-м, 1980–1986-м годах, — сообщает клубный официальный сайт. За это время Анатолий Иванович в чемпионатах СССР провел за симферопольцев 239 матчей, забив 22 гола. Еще 25 поединков и 1 мяч Сыроватский записал на свой счет в розыгрышах Кубка Советского Союза.



— Анатолий Иванович, как увлеклись футболом?

— Я родом из Керчи. С малых лет там гонял мяч. Начинал с турнира «Кожаный мяч». У нас была игровая площадка «Ласточка». Сейчас на ее месте стоят дома. Площадка была маленькая, а футболистов собиралось много. Чтобы добиться успеха, нужно было быстро ориентироваться, быстро думать, иметь хорошую технику. Поэтому у нас в Керчи и появлялось немало хороших игроков. Детско-юношеских команд тогда в городе было очень много. Первые шаги в футболе делал со старшими двоюродными братьями. Они меня брали в свою команду. Поэтому я с 6-7 лет привык играть против более старших на несколько лет соперников.

— У кого начинали организованные занятия футболом?

— Мой первый тренер — Василий Никитин. Среди его воспитанников — керчане Юрий Аджем, Юрий Лепестов, Георгий Мурский, в Симферополе он участвовал в становлении Владимира Занина, Ивана Авдеева, Владимира Лущенко, Николая Климова. Василий Никитин и Леонид Чернов — отличные детские тренеры — подготовили много замечательных футболистов. Когда в Керчь на тренировку к Никитину приходило ребят 50, он отбирал 20, а остальные были готовы в любую секунду заменить тех, кто по ходу занятия допускал ошибки. В такой конкуренции и появлялись хорошие футболисты. В советское время молодежь занималась разными видами спорта — волейбол, баскетбол, гандбол, легкая атлетика. У нас в Керчи рядом — море. Оно очень многое дает в подготовке. Но почти все свободное время мы играли во дворе в футбол.

— Ради любимой игры приходилось преодолевать немалые расстояния?

— Однажды школу, в которой работал Василий Никитин, закрыли. Он уехал работать в Симферополе. Чтобы продолжать организованные занятия, нужно было ездить из Аршинцево, что на окраине, в центр Керчи, где большой стадион. Там я тренировался у Владимира Демидчика.

— Важное значение в становлении карьеры имели юношеские годы?

— Тогда было такое положение, что при командах-участницах чемпионата Крыма обязаны были быть детско-юношеские коллективы, которые выходили на поле накануне поединка старших составов. Был период, когда я играл и за свой возраст, и за старшую команду. Однажды тренеры сборной полуострова — Яровой и Демьяненко — заметили мою игру и пригласили в команду. Мы поехали на всеукраинский турнир в Закарпатье, в Берегово. Наш коллектив занял там первое место. Меня увидели там специалисты из столицы тогда еще союзной республики. И после 8-го класса я оказался в спортивной школе-интернате в Киеве. Там у меня не сразу пошли дела: заболел, 4 месяца провел в больницах, возможность не то, что играть в футбол, но и заниматься физкультурой была под очень большим вопросом. Мне тогда очень помогли заведующий отделением в институте нефрологии Богдан Киндрачук и профессор Нелли Мельман.

— С кем учились в спортивной школе-интернате в Киеве?

— У нас в классе были футболисты, легкоатлеты и девчата-гандболистки. Они затем стали известными на весь мир. Это и двукратная олимпийская чемпионка Татьяна Макарец, и олимпийская чемпионка Людмила Панчук. 5-6 девушек затем играли в киевском «Спартаке» у Игоря Турчина.

— Как вы оказались в «Таврии»?

— На зимних каникулах в 10-м классе я приехал в Симферополь. Это было на рубеже 1973 и 1974 годов. «Таврия» только-только заработала путевку в первую лигу чемпионата СССР. А мы еще с Керчи дружили с Юрием Аджемом. Мне перед возвращением в Киев нужно было одну ночь провести в столице Крыма, потому что самолет был рано утром. Тогда футболисты жили в гостинице на стадионе (там, где сейчас офис). Аджем помог мне переночевать в гостинице. А вечером пригласил на тренировку «Таврии». На ней были не столько опытные (среди них, конечно, Юрий Аджем), сколько молодые ребята (Александр Умрихин, Юрий Сорокин, Валерий Чопоров). А у меня с собой не было формы. Повезло, что у нас с Аджемом — одинаковый размер ноги. Он предоставил мне обувь и одежду для тренировки в зале. Тогда (в январе 1974 года) я впервые занимался под руководством Сергея Шапошникова, который тогда принял коллектив. Сергей Иосифович меня отметил и сказал, что после окончания школы-интерната в Киеве будет рад видеть меня в симферопольской команде. 1 июня того же года я уже был в «Таврии». Сначала играл за дубль. Правда, к сезону-1975 готовился уже с основой, мы занимались в Севастополе.

Таврия

— Дебюта за первую команду пришлось ждать до августа 1975 года...

— Мне тогда было 18 лет. Сергей Шапошников не форсировал мое участие за основу. Но при этом, как правило, брал меня одного из молодых на базу тренироваться со старшими. Поэтому перед дебютом большого волнения не было. Я в 1974-м году поступил в СГУ. Так получалось, что экзамены совпадали с тренировками. Но Сергей Шапошников ничего и слышать не хотел о моей учебе (улыбается). Дебютировал я в поединке с запорожским «Металлургом», заменил Анатолия Кванина, мы сыграли в гостях 2:2. Вторую (и последнюю в моем стартовом сезоне в старшем коллективе) игру в том чемпионате провел 5 октября, когда вышел на замену вместо Андрея Черемисина. В той встрече «Таврия» победила 3:0.

— В 18 лет вы чуть не оказались в Харькове...

— В 1975-м году меня пригласили на турнир юношеских сборных союзных республик в Ялту. Мне тогда посчастливилось некоторое время позаниматься у тренера той сборной Украины Антона Ицковского — легендарного вратаря, имеющего отношение к знаменитому Матчу смерти. Тогда наша команда заняла третье место, я себя неплохо зарекомендовал. На том соревновании очень сильные были соперники. Например, за Литву играли Данилявичус, Гаспаравичус, Гермейкис. На том турнире в Ялте было немало, как бы их сейчас назвали, футбольных агентов. Меня и моего друга — Сергея Шаферова из Алушты — пригласили в харьковский «Металлист», который тогда выступал во второй лиге. Мы инкогнито поехали туда, нас посмотрели на тренировках. Я вернулся в Симферополь, подошел к Сергею Шапошникову, сказал, что хочу играть, меня приглашают в «Металлист». Сергей Иосифович всегда был интеллигентом. Мы, футболисты, часто по его взгляду понимали — хорошо или плохо играем или тренируемся. Но в тот момент я от него впервые услышал ругательства, суть которых сводилась к тому, что никуда мне из «Таврии» уезжать не надо (улыбается).

Анатолий Сыроватский

— Ваши первые впечатления от «Таврии»?

— Тогда был дружный, сплоченный, веселый коллектив. Опытные футболисты помогали молодым и в игровом плане, и в житейском, бытовом. Я стал заниматься с такими отличными мастерами, как Владимир Занин, Виктор Юрковский, Олег Жилин, Геннадий Гусев, Владимир Лущенко, Виктор Орлов, Андрей Черемисин, Валентин Прилепский, Николай Климов, Юрий Аджем, Анатолий Коробочка и другие. В такой компании не заиграть было очень трудно. Та «Таврия» играла в яркий атакующий футбол, мы, возможно, немало пропускали, но и много забивали. Это нравилось зрителям. На трибунах меньше 20 тысяч человек на наших матчах не было. Тогда у многих команд был свой игровой стиль, почерк. «Таврию» отличал южный, техничный стиль, мы играли нешаблонно, разнообразно в атаке. Нас, молодых, старшие партнеры учили так разыгрывать штрафные удары, что соперники порой не замечали, как мяч оказывался в воротах. Я сейчас смотрю матчи нашей Премьер-лиги и часто убеждаюсь, что уровень советской первой лиги был ничуть не ниже уровня нынешнего высшего украинского дивизиона.

— В 1976-м году вы начали играть только с середины июня. Почему?

— Весной меня вызвали в молодежную сборную СССР. Мы выиграли турнир во французской Ницце, победив в группе Шотландию и Францию, а в финале — по пенальти — Бразилию. За латиноамериканцев играл тогда Мозес, позже много выступавший и за старшую сборную своей страны. Но и у нас был очень сильный коллектив, который возглавляли Валентин Николаев и Сергей Мосягин. Уже после возвращения Сергей Шапошников стал меня снова подпускать к матчам за «Таврию». Симферопольская команда в том сезоне заняла 4-е место в классе «А» первой лиги.

Таврия

— В 1976–1977-м годах вы выиграли несколько турниров в составе молодежной сборной СССР.

— В конце 1976-го года «Таврия» улетела в турне в Марокко, а я и Александр Умрихин составе молодежной сборной СССР отправились на турне по маршруту Сингапур — Таиланд — Индонезия. Это было в конце ноября — начале декабря. Помню, что я даже подошел к Сергею Шапошникову, попросил его взять меня в Марокко, откуда бы я добрался к молодежной сборной. Но такой фокус не прошел (улыбается). В той советской «молодежке» был очень хороший состав: вратарь — Валерий Новиков, в поле — Валерий Шавейко, Арам Парсаданян, Александр Бубнов, Николай Васильев, Хорик Оганесян, Виталий Дараселия, Роман Шенгелия, Александр Хапсалис и другие. И мы с Александром Умрихиным играли. Молодежная сборная СССР тогда дважды по 5:0 победила национальную (старшую) команду Сингапура.

— Затем советская команда отправилась в Таиланд...

— ...А там случился военный переворот. Нас никто не встретил. С нами ездил редактор журнала «Футбол» Геннадий Радчук. Он позвонил в посольство, нас на такси доставили в гостиницу при посольстве. Там мы провели неделю. После чего полетели в Индонезию, где был проведен мини-турнир. А в Джакарте в 1963-м году была построена копия стадиона «Лужники». Там встречались национальная сборная Индонезии, мы и клубы из чехословацкого Брно и югославский «Хайдук» (Сплит), за которого играли 5-6 человек сборной страны. Молодежная сборная СССР в присутствие 100 тысяч зрителей сыграла 0:0 с национальной сборной Индонезии и победила «Хайдук» — 3:1, мы заняли первое место.

— В 1977-м году «Таврия» стала бронзовым призером чемпионата первой лиги СССР. Чем еще запомнился тот сезон?

— Во время зимних сборов я с «молодежкой» Советского Союза занимался в Гаграх, после чего улетели на турнир в Иран. В Тегеране мы тогда в финале в меньшинстве обыграли молодежную сборную Венгрии — 1:0. В Симферополь я вернулся в середине февраля, начал заниматься с «Таврией», но во время одной из тренировочной игр на втором поле стадиона «Локомотив» травмировал мениск. Я кое-как отыграл весенние поединки чемпионата, но летом лег на операцию. Она была 23 июня. Восстановился относительно быстро. И даже успел провести 19 матчей, заработав свою медаль за третье место команды.

— В конце 1977-го «Таврия» отправилась в еще одно турне.

— Мы посетили Мадагаскар — Сейшельские острова — Танзания. Запомнились, конечно, красоты Сейшельских островов. Для нашего поколения это было что-то экзотическое. Природа — просто сказка, все вокруг в растениях, как из фильма «Остров сокровищ». Мы обыграли призера местного чемпионата, затем при температуре воздуха за 50 градусов и высокой влажности уступили другой команде — 1:5. Я не помню, как закончилась та встреча, помню, что очнулся в океане — такая стояла духота (улыбается). Местные газеты стали писать, что из СССР приехал не очень сильный коллектив, после чего мы разгромили чемпионов Сейшельских островов, забив ему 7 голов. А завершили турне поездкой в Танзанию. Там не смогли сыграть заболевшие я, Николай Климов, Василий Мартыненко. Пришлось выходить второму тренеру команды Владимиру Дерябину. В первом тайме встречи с чемпионом Танзании мы при жаре уступали — 0:2. А во второй половине, когда вышли тучки, мы отыгрались — 2:2.

— В 1978-м году в чемпионате страны «Таврия» заняла 8-е место в первой лиге СССР, но вы провели только 7 матчей. А затем на полтора года ушли из команды. Куда?

— Накануне того сезона «Таврию» покинул тренер Сергей Шапошников, которого пригласили на работу в Москву. Ушли и ряд футболистов-ветеранов, в том числе Виктор Орлов, Анатолий Коробочка, Юрий Аджем, Николай Климов, Владимир Лущенко. Из опытных игроков осталось всего несколько человек. Команду возглавил Борис Батанов, а через несколько месяцев его заменил Вадим Иванов. Я как раз заканчивал университет. В Симферополь приехал играть СКА (Одесса). Мне сказали после встречи с ними приехать на разговор о переходе в тот коллектив.

— Переговоры были безальтернативными?

— Пришлось согласиться на переход в СКА, потому что после завершения учебы нужно было идти служить. На этом нюансе одесский Спортивный клуб армии многих хороших молодых футболистов забирал себе. В СКА я провел полтора замечательных сезона под руководством великолепных тренеров — Владимира Шемелёва и Эдуарда Масловского. Там была действительно хорошая команда — Сергей Бондарь, Вячеслав Астраханкин, Игорь Буланкин, Игорь Иваненко, братья-близнецы Леонид и Владимир Малые, Сергей Васильевич Шевченко, который стал очень сильным тренером. СКА дома выигрывал почти все матчи, удачно действовал и в гостях. В 1979-м за одесситов выступал молодой Игорь Беланов. В конце сезона-1979 со СКА я съездил на турне в Йемен.

— Как вы вернулись в «Таврию»?

— Под занавес 1979-го года в Одессу приехал Анатолий Заяев. Он уговаривал меня снова переехать в Симферополь. А у меня тогда предложений было немало. Нужно было сделать важный выбор, потому что я уже к тому времени женился (следовательно, требовались соответствующие бытовые условия) и потому что «Таврия» в 1979-м году чуть не вылетела во вторую лигу. Но Заяев убедил меня, что к сезону-1980 в столице Крыма будет собран боеспособный состав. Так и получилось. Анатолий Николаевич, к слову, приезжал за мной два или три раза. И в конце концов уговорил меня. Мне предоставили двухкомнатную квартиру. Заяев вернул в «Таврию» Виктора Юрковского, Сергея Каталимова, пришли Владимир Синельник, Валерий Петров, Сергей и Владимир Причиненко и другие. На тренерский мостик команды встал Анатолий Полосин.

— Как «Таврия» шла к победе в чемпионате первой лиги-1980?

— Нам не сразу поставили задачу — выиграть путевку в высшую лигу. Но по ходу чемпионата наш перевес над вторым местом достигал 10-12 очков (при системе 2 балла за победу в матче). Одним из определяющих стал успешный выездной поединок (в середине августа) с «Гурией» (Ланчхути). После этого в «Таврии» всерьез заговорили о повышении в классе. В том сезоне наша команда забила 82 гола. Мне удался хет-трик в домашней встрече с «Гурией». Это было в третьем туре, в апреле. Тогда на стадионе «Локомотив» в конце игр объявляли лучшего футболиста команды в проходящем матче. В поединке с соперником из Ланчхути незадолго до финального свистка счет был 2:1 в нашу пользу, по голу забили я и Владимир Синельник. Сначала диктор объявил, что лучшим игроком признали его. Но в оставшееся время я провел еще два мяча, после чего диктор объявил, что лучшим определили все-таки меня (улыбается). «Таврия», к слову, тогда победила со счетом 5:1. Еще один точный удар нанес Юрий Цымбалюк. Место в высшей лиге советского футбола мы обеспечили себе в том сезоне досрочно.

— Чемпионат СССР-1981 запомнится крымчанам весьма противоречивым. С одной стороны, «Таврия» первый и единственный раз играла в высшей лиге. А с другой, весьма достойно выступив в первом круге, наша команда не сумела закрепиться в элите...

— Я считаю, что значительная часть вины за вылет коллектива из высшей лиги лежит на функционерах от власти, которые очень часто лезли в спортивные дела, куда им, в принципе, лезть было не нужно. Безусловно, свою роль сыграло и ДТП в июле после домашней ничьей с «Динамо» (Минск), когда «Таврия» разом потеряла замечательного человека — Сергея Туника и трех футболистов (из-за травм из строя выбыли Алексанлр Бережной и Виктор Королев). После первого матча второго круга мы были на седьмом месте. Тогда мало кто мог подумать, что все закончится понижением в классе. Возможно, «Таврия» оказалась недостаточно готова тактически к сезону в высшей лиге. А лично мне нравилось играть в элитном дивизионе. Там более интеллектуальный футбол: в первой лиге беготня и борьба идет на каждом участке поля, а в высшей основные сражения разворачивались у штрафных площадок. Так получилось, что я почти всю зиму готовился к сезону сам, не с командой. И отыграл так, что обошелся без травм, пропустив только 4 тура из 34-х.

— В ваше время «Таврия» довольно удачно играла и в Кубке СССР. В 1976-м году в 1/16 финала был побежден московский «Спартак», в 1982-м команда вышла в четвертьфинал...

— Мне запомнился кубковый матч с «Динамо» (Тбилиси) в 1980-м году. Это был поединок 1/8 финала. При выходе на поле стадиона «Локомотив» мы, футболисты, не видели лестниц между зрительскими скамейками — люди находились даже на ступеньках. Арена была забита под завязку. По словам работников стадиона, на той игре было около 40 тысяч человек. «Таврия» тогда проявляла характер и в чемпионате, и в Кубке. Это нравилось болельщикам, потому и ходило так много публики на наши игры.

— В 1982-м году наша команда заняла только 13-е место в чемпионате...

— Это был сезон после высшей лиги. Ушло много ведущих футболистов, тренеры менялись — начинал чемпионат Волчок, а затем старшим стал Коньков. Хотя и тогда у нас подобрался хороший коллектив — Александр Баранов, Виктор Галустов и другие. У меня в том году хорошо получалось играть. За мной полгода ездили из «Днепра», который выступал в высшей лиге. Я поехал туда и даже документы подписал на переход. А в конце того сезона на меня вышли из московского «Торпедо», мне звонил Валентин Козьмич Иванов. Я съездил и в столицу СССР, меня просмотрели там, показали возможную квартиру. Но я остался верен «Таврии». Хотя, если честно, очень хотел играть за московское «Торпедо».

— В 1983-м симферопольская команда выступила довольно удачно...

— Мы заняли 7-е место в чемпионате первой лиги СССР. «Таврия» в том сезоне забила столько же, сколько и победитель дивизиона, — «Кайрат» — 78 голов. Под руководством Анатолия Конькова наш коллектив играл очень результативно. У меня в 1983-м выпали август и сентябрь — вновь дал о себе знать мениск. Была неудачная операция, я очень долго восстанавливался.

— Следующие три сезона для «Таврии» получились непростыми...

— После чемпионата-1983 была очередная смена поколений. В 1984-м из опытных футболистов остались только Владимир Науменко, Владимир Причиненко и я. В том году мы вылетели во вторую лигу. Но я бы не стал винить в этом тренеров — слишком тяжело было решать большие задачи молодым составом. В 1985-м году я в третий раз травмировал мениск. Операцию мне делал в Москве Сергей Павлович Миронов, который позже будет лечащим врачом Бориса Ельцина. Травма была довольно тяжелая. Но после этого я продолжил играть в футбол. Из «Таврии» ушел в мае 1986-го года.

— Где дальше играли и работали?

— Немного выступал в Керчи за местную команду второй лиги. Я уже тогда оформлял документы на выезд в Польшу, где позднее — с 1987-го года — в течение 5 лет играл за группу советских войск. Затем вернулся в Керчь. Еще два года выступал там, во втором дивизионе Украины. После этого в Охотниково Сакского района играл в первенстве коллективов физкультуры страны. В 1998-м сезон работал в тренерском штабе «Таврии». В 2000-е трудился в симферопольской любительской команде, в детско-юношеской школе «Таврии», в селекционном отделе нашего клуба. Мы с Андреем Опариным и Валерием Петровым подтянули сюда Павленко, Ярчука, Даценко, Дмитроченко, Севодняева, некоторых других.

— Какие тренеры сыграли самую значимую роль в вашей карьере?

— Мне повезло поработать с Сергеем Шапошниковым, Анатолием Полосиным, Анатолием Коньковым, Геннадием Логофетом. В Польше я играл под руководством Алексея Еськова. С тренерами, считаю, мне по ходу карьеры везло.

— Лучшие партнеры во время игровой карьеры?

— Судьба подарила мне счастливую возможность выступать в одних командах с Виктором Орловым, Юрием Аджемом, Олегом Серебрянским, Владимиром Науменко, Юрием Цымбалюком, а также Виталием Дараселией, Хориком Оганесяном, Николаем Васильевым. С ними было очень приятно играть, мы понимали друг друга очень хорошо, показывали великолепный футбол. Никого не хочу обидеть — с другими мне тоже было интересно выходить на поле в одном составе.

— Расскажите о вашей семье.

— Мою жену зовут Анна. В январе у нас будет 35-я годовщина свадьбы. Наша гордость — два сына — Виталий (инвалид первой группы) и Дмитрий. Я сейчас на пенсии.

— В этом году «Таврии» — 55 лет. Наши поздравления вам!

— Спасибо! Ветеранам желаю самого главного — здоровья, благополучия в семье, внимания к себе. Болельщикам желаю приходить на матчи «Таврии», оставаться с командой всегда — и в хорошее время, и в непростое. А от команды жду побольше побед в 2014-м году. Нам, ветеранам, поверьте, очень тяжело наблюдать то, что сейчас происходит. Симферополь заслуживает того, чтобы наш клуб преодолел трудности. Хочу, чтобы «Таврия» как можно скорее снова стала стабильно радовать всех нас положительным результатом и яркой игрой!

Анатолий Сыроватский
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus