Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

6 июня 2007, 16:42
Другое

Вадим Рабинович. Бизнесмен, живущий в свое удовольствие

Президент Media International Group Вадим Рабинович был одним из самых успешных студентов Харьковского железнодорожного института. Стать одним из наиболее влиятельных людей в Украине Рабиновичу не помешали даже девять лет, проведенные в тюрьме.

Сегодня Рабинович также является президентом Всеукраинского еврейского конгресса и Объединенной еврейской общины Украины.

– Откуда вы родом, и кто ваши родители?

– Родился в Харькове. Семья у нас была очень простая, четверо детей и мать с отцом. Мать работала участковым врачом. Отец — полковник Советской Армии — до самой смерти оставался убежденным коммунистом, верил в провозглашенные принципы социализма. В составе лыжного батальона участвовал в войне с Финляндией, а затем в Великой отечественной. Но сейчас родителей уже, к сожалению, нет в живых.

– Почему, несмотря на много лет успешного бизнеса, вас не встретишь в рейтингах самых влиятельных или самых богатых людей Украины?

– Во-первых, я не такой богатый, а во вторых когда 9 лет назад я обнаружил себя в подобном рейтинге шестым, то неделю на него смотрел, чтобы, не дай Бог, по ошибке не повторить этого. В последнее же время я просто плачу деньги, чтобы меня выкинули из всех подобных рейтингов. Таким образом, операция по уведению себя в тень проведена, на мой взгляд, довольно успешно.

– Как вы справились с временем, проведенным в тюрьме?

– Я очень психологически устойчивый человек. И так как попал в заключение в достаточно молодом возрасте, то мне было легче реабилитироваться потом. Я не жалею о времени, проведенном в тюрьме, во мне это воспитало характер и внутреннюю силу.

– К религии вы пришли именно тогда?

– Нет, гораздо в более позднем возрасте. Я просто абсолютно уверен, что любая несправедливость проходящая.

– Ваша частная жизнь всегда оставалась в стороне. Есть ли кому передать бизнес?

– Я был женат несколько раз. Есть дети, внуки, достаточно часто их посещаю. Но у них уже своя жизнь.

– В сфере ваших интересов были самые разнопрофильные бизнесы (металл, медиа, деревообработка). Какое у вас образование и достаточно ли его сейчас?

– После окончания средней школы поступил в Харьковский автомобильно-дорожный институт. Там возглавил команду КВН, но на четвертом курсе меня исключили за чрезмерную открытость и «благодаря» большему количеству «стукачей». Оттуда пошел в армию. Служил в Войсках противовоздушной обороны страны.

– Вы хорошо учились?

– Я был довольно успешен в учебе, хотя и не прилагал для этого особых усилий. А вообще это все неважно, ведь наличие диплома — не залог успеха. В моей компании очень много людей, в том числе и на ключевых позициях, о фактическом образовании которых я ничего не знаю. Для меня это не принципиально.

В то же время я не отношусь к образованию с пренебрежением, но делать из «корочки» фетиш тоже не стоит.

– Как вы формируете свою команду, и есть ли у вас «правая рука»?

– Раньше я пытался формировать бизнес по принципу своих друзей и людей, с которыми мне комфортно работать. Но чем дольше я живу, тем больше понимаю, что это не совсем правильно, точнее, сама жизнь указывает на это.

Сейчас многими структурами руководят люди, с которыми я знаком «только в кабинете».

– Как вы относитесь к деньгам?

– Очень легко. Так как я человек верующий, то искренне верю, что как и написано в Торе, все деньги на год вперед распределяются под Новый год где-то наверху. И ничего чужого ты не возьмешь, как, впрочем, и у тебя никто ничего не заберет. Если искренне в это верить, то отношение к деньгам очень спокойное.

– Основная статья доходов сейчас — это медиабизнес? И на что вы тратите деньги?

– Когда я перестал стремиться к тупому зарабатыванию денег, все силы стали уходить в любимое дело, и сегодня я с удовольствием занимаюсь медиа. Все остальное — нефть, металл, шоу-бизнес — ушли на второй план. Как мне кажется, это случилось в связи с тем, что я был очень успешен на заре своей карьеры и, так сказать, поизносился.

По этой же причине я сознательно ушел от дерибана страны, пик которого пришелся на 90-е годы. Все, кто были рядом со мной, хватали заводы, фабрики, банки. Мне это было неинтересно, хотя возможностей была масса.

– Успешны ли ваши медиа-проекты, и есть ли планы по приобретению новых?

– Мне уже некуда расширяться. Сейчас я расширяю географию распространения газеты «Новое русское слово». Она уже представлена во всех странах Европы. Мне довести бы до ума то, что есть.

– Кто убедил вас обратить взгляд на футбол, и является ли покупка «Арсенала» частью вашего бизнеса?

– Естественно я не мог вложить деньги в совершенно убыточное предприятие. Были определенные договоренности. Время идет, нужно готовиться к Евро-2012, нужно строить стадион. Я готов вложить в него деньги, и было бы неплохо, чтобы потом этот стадион остался киевскому «Арсеналу». Я ни в коем случае не претендую на заслуги Суркиса или Ахметова (владельцы «Динамо» и «Шахтера». — «ДЕЛО»), которые сделали свой неоценимый вклад в это дело, но я также постараюсь приблизить этот день.

И, кстати, на том, чтобы Киеву осталось 3% акций, настоял я, так как не хочу, чтобы это была команда Рабиновича. Это команда киевлян.

– И все-таки, на что вы тратите свои миллионы?

– В этом смысле я качественно отличаюсь от других бизнесменов, так как очень легко расстаюсь с деньгами. В Украине почему-то не принято своими деньгами платить за свои прихоти, я же делаю это спокойно и с удовольствием. Мертвые грузы в виде картин или чего-то подобного не собираю. Все идет на поддержание того образа жизни, который сложился годами.

Например, я летаю только частными самолетами. Кстати, владельцем первого частного самолета в этой стране был я (в Украине зарегистрировано 149 частных самолетов. — «ДЕЛО»). Львиную долю расходов составляет благотворительность.

– К вам часто обращаются за помощью?

– Каждый день. Но это нормально, ведь люди всегда стараются спроецировать свои беды и проблемы на образ успешного человека.

– А как вы оцениваете действия людей, с которыми у вас не сложились бизнес-отношения. Я имею в виду конфликт вокруг «Студии «1+1».

– Я думаю, что у Леши (Александр Роднянский, совладелец «1+1». — «ДЕЛО») просто плохо с памятью. Этот период я из жизни постарался вычеркнуть, и очень благодарен Борису Фуксману (также совладелец «1+1») и Роднянскому, которые при помощи государства украли у меня этот канал. Когда ко мне пришел за помощью талантливый мальчик (Роднянский), я и подумать не мог, что бизнес сделает из него марионетку в руках богатых людей.

– Когда СБУ не пускало вас в Украину, с чем это было связано?

– Это была спецоперация, но теперь, когда канал забрали, об этом нет смысла говорить. У ребят все удачно получилось, опять же политики не остались в стороне.

– А вам предлагали места в партийных списках на выборах, если да, то в каких?

– У меня никогда не было политических амбиций, потому что меня тошнит от украинской политики. Хотя если бы было желание попасть в один из блоков или создать свой, это не стало бы проблемой. Я знаю достаточно, чтобы считать ее крайне нечистоплотной, и думаю, что это очень неприятное явление. Для того, чтобы туда идти, надо сильно менять себя. У меня нет такого желания.

– Но в последнее время я стал задумываться, что мы попали в ужасающий тупик.

– По-моему, всем пора задуматься и повернуться к политике лицом. Получается, что мы оставили страну на людей, над которыми смеемся, а это неправильно и страшно.

Анна Денисенко, газета "Дело"

Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus