Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

3 декабря 2007, 21:20
Другое

Максим Левицкий: "На заре карьеры немало о себе интересного узнавал. Особенно когда на стадион в Симферополе приходило 200 болельщиков, из них 180 — родственники..."

На днях в редакцию "Чемпионат.ру" заглянул на огонёк Максим Левицкий. Помните такого? Уверены, что помните. Во всяком случае, поклонники симферопольской "Таврии", новороссийского "Черноморца", московских "Спартака" и "Динамо", а также украинской сборной этого статного обаятельного парня точно не забыли.

В последние пару лет, правда, искусный страж ворот не был избалован вниманием нашего брата-журналиста. Но не оттого, что "завязал" с активными выступлениями (прятать перчатки в сундук Максим пока не собирается) — просто за коллизиями борьбы в первом российском дивизионе СМИ следят не столь пристально, как за баталиями Премьер-Лиги. Именно там, во второй по ранжиру эшелоне национального футбола, Левицкий и трудился до сегодняшнего дня, не покладая рук, — вначале в "Сибири", затем — в "Тереке". Работал на совесть, что легко проверить, заглянув в турнирную таблицу.

И хотя сам игрок не склонен переоценивать собственный вклад в нынешний успех грозненского коллектива, распахнувшего врата в элитный класс, актуальность поговорки "Хороший вратарь — половина команды" Максим подтвердил. В очередной раз. И надеется уже весной вновь блеснуть мастерством в высшем дивизионе…

Левицкий — великолепный собеседник. Эрудированный, открытый, доброжелательный. Запросто поддержит беседу на любую, не только спортивную, тему. Немудрено, что наш разговор незаметно растянулся почти на два часа. Читай — на целый футбольный матч с перерывом в придачу.

— Ну что, Максим, вас можно поздравить с долгожданным возвращением в Премьер-Лигу?

— Даже не знаю… Команда, за которую я выступал, задачу повыситься в классе, которую, замечу попутно, изначально никто особо не афишировал, выполнила, но останусь ли я в "Тереке" и на следующий год, пока не ясно. Мой контракт с грозненским клубом истекает 31 декабря 2007 года, но предложений о его продлении до сих пор не поступало. Так что пока моё будущее покрыто туманом.

— Вы подписывали однолетнее соглашение?

— Правильнее даже сказать — полугодичное, до 15 июля. Уж и не знаю, кто там и чего интересного обо мне напел руководителям "Терека", но факт остаётся фактом: у них были сначала сомнения в моих профессиональных качествах. Я им сразу сказал: если вы во мне не уверены, какой смысл в нашем сотрудничестве? В итоге приняли решение заключить трудовой договор на год, но с примечанием, что летом он может быть расторгнут по инициативе одной из сторон. В июле желания расставаться ни у меня, ни у клуба не возникло — и я отработал свой контракт до конца. А что будет дальше — без понятия.

— Грозненское начальство, надо понимать, осталось довольно вашей работой, коль скоро предложило остаться в команде до зимы?

— Думаю, да. Без ложной скромности скажу, что ряд игр мне в первом круге действительно удался — и пенальти "тащил", и сложные мячи в концовках матчей вытягивал. Руководство видело, как я работаю, и, видимо, качество моей игры его вполне удовлетворяло.

— Ещё бы не удовлетворяло! 24 матча за сезон на ноль о чём-то да говорят…

— Так ведь таких сезонов, в плане стабильности выступлений, в моей биографии ещё не было. То травмы, то карточки мешали отыграть весь чемпионат от звонка до звонка. А тут из 45 официальных матчей команды я сыграл 44. Полагаю, таким количеством поединков не все сборники российские могут похвастаться. Даже с учётом еврокубков и отборочных игр первенства континента. Это-то постоянство и позволило ровно и без очевидных срывов провести весь сезон. А ещё — жгучее желание посрамить своей игрой сплетников, которые плели интриги за моей спиной и сочиняли гнусные небылицы.

Хотел бы особо подчеркнуть: без помощи одноклубников цифра, о которой вы упомянули, была бы намного скромнее. Коллектив у нас сложился отличный. Со многими ребятами я выступал в предыдущих командах — с Ваней Тестимицану, допустим, бок о бок играли в "Сибири". А оказавшись в "Тереке", сумели эту самую "Сибирь" оставить за спиной (улыбается). Кстати, на мой взгляд, новосибирцы ещё в прошлом году могли вмешаться в борьбу за выход в Премьер-Лигу. Первый круг мы завершили с отставанием всего в три очка от второго места. Я ребятам твердил: нужно цепляться и дальше! Такой шанс! Но по определённым причинам, о которых мне бы не хотелось сейчас распространяться, возможность повыситься в классе была благополучно профукана. Хотя команда была готова к решению такой задачи, и это было очевидно.

Знал я, переходя в "Терек", и других ребят. С Жери-Кристианом Тчуйсе в "Спартаке" и Новороссийске играли, с Женей Варламовым — в том же "Черноморце". Все они, заметьте, защитники — читай мои ближайшие помощники. Так что много времени на то, чтобы найти общий язык на поле, нам не понадобилось. И потом, оборонялись у нас при чужих атаках практически все. Игра "Терека" была, в первую очередь, ориентирована на грамотную и вязкую защиту. И эта стратегия, как видите, себя оправдала.

— Вы обмолвились, что отцы клуба изначально скрывали истинные турнирные цели "Терека". Не до конца верили, выходит, в команду?

— Не то чтобы скрывали, но игра команды поначалу не внушала оптимизма. В феврале я поехал на свой первый сбор в Турцию. Играли там через день. Не одним, понятно, составом, люди в нём менялись, и я имел возможность время от времени наблюдать за действиями команды со стороны. Так вот, яркой, целостной игру "Терека" было сложно назвать. Хотя даже тогда чувствовалось: внутренний стержень у коллектива присутствует. Плюс огромное желание добиться результата.

Тем не менее, вкатились мы в сезон неважно. Выступали ни шатко, ни валко. Все понимали, что нас собрали не просто так, баловства ради, что произошедшее усиление состава подразумевает стремление повыситься в классе. Но стоило команде сыграться, пропустить через себя тренерские требования, ситуация стабилизировалась, и результат не заставил себя долго ждать.

— У обывателя слово Грозный в первую очередь ассоциируется с таким жутким понятием, как война. У вас не было предубеждения против выступлений за команду из столицы Чечни?

— Ну, во-первых, команда играла и жила тогда не в Грозном, а в Кисловодске. Я об этом знал, поскольку впервые вариант с "Тереком" у меня возник ещё в 2004-м, после вылета "Черноморца" из высшей лиги, и последние годы я внимательно следил за траекторией чеченского клуба. Позже мы принимали соперников в Лермонтове, а в Грозный поехали только по окончании сезона. И, знаете, после увиденного там я готов подписаться под словами Воита Талгаева, что "Терек" должен играть в родном городе. Сейчас в соседних республиках больше проблем, чем в Чечне. Даже судя по телевизионным новостям, в Дагестане, Назрани ситуация сегодня гораздо нестабильнее.

Андрей Федьков, помню, ужасался, какая разруха была в Грозном в 2004 году. В конце 2007-го этого уже нет и в помине. Ныне весь город заставлен строительными лесами и прямо-таки на глазах преображается. Конечно, определённые опасения перед свиданием с Грозным посещали, не без этого, но действительность превзошла все ожидания. Красивейший город, скажу я вам! Немного смущает только обилие на улицах людей с автоматами…

—… Хоть в военной форме и при погонах?

— Естественно! Структура МВД там уже полностью отлажена, но дополнительные меры предосторожности со стороны правоохранительных структур в регионе, наверное, сегодня оправданы.

Так, в слуховых окнах на крыше стадиона, когда мы проводили там выставочный матч для соскучившихся по футболу чеченских болельщиков, были рассажены снайперы с винтовками. Что ж, надо так надо. Всем ещё памятна трагическая гибель отца нашего почётного президента. Вот милиция с телохранителями и стараются играть на опережение, дабы исключить возможность повторения теракта. Рамзан Кадыров ведь в этот день не только поздравлял команду с решением поставленной задачи, но и с нами во втором тайме мяч гонял. Так что повышенная бдительность людей в форме была полностью оправдана.

— Какие матчи прошедшего сезона вам особенно глубоко врезались в память?

— Запомнилась встреча на старте второго круга в Ярославле, закончившаяся вничью 1:1. Со скандальным душком матч получился. У меня цензурных слов не хватает, чтобы прокомментировать пенальти, который судья поставил в наши ворота. Могу только догадываться о его мотивах, но было заметно, что этот одиннадцатиметровый арбитр ну очень хотел поставить. И в итоге выдумал его на ровном месте… Хотя перед матчем все вокруг кричали, что "Терек", такой-сякой, с судьями, дескать, безбожно "работает". А, между прочим, не пропусти мы этот гол с "точки", выходили бы на первое место. Выводы делайте сами.

Положительные же воспоминания остались от поединка с "Сибирью". Очень принципиальная и важная была игра для "Терека", а для меня, по понятным причинам, — вдвойне. Полностью исключить волнение не удалось, но благодаря большему, чем у соперника, опыту мы всё-таки сумели в нужный момент взять себя в руки, забить два мяча и победить.

— Признайтесь, наблюдая по телевизору матчи Премьер-Лиги, ностальгировали по прошлому?

— Ничего подобного. Я живу сегодняшним днём, а если всё хорошо складывается, то и надеждами на будущее. К чему постоянно озираться назад? Что было, то прошло.

Как играть через два дня на третий? Элементарно!

— Почти пять десятков матчей за год — не шутка. Организм не протестует ещё против столь серьёзных нагрузок?

— Знаете, раньше, на протяжении 12-ти лет выступлений в высших лигах Украины, России, Франции, я об этом как-то даже не задумывался. Играл себе и играл. Но с годами стал внимательнее относиться к здоровью. И мне кажется, нашёл оптимальную для себя формулу восстановления сил. Лёгкая тренировка после выходного, банька, бассейн — как видите, ничего принципиально нового. Но релаксации помогает.

— Иные доморощенные "звёзды" искренне недоумевают, как это можно играть через два дня на третий…

— …Элементарно! У нас в июне-июле выдался сумасшедший игровой отрезок. Семь игр за 15 дней. С ума сойти можно. Со "Спартаком" 120 минут рубились на Кубок, а уже через двое суток играли на лужниковской синтетике с "Торпедо". Жара, помню, стояла неимоверная… Я, на правах "бывалого", и предложил Талгаеву: Абдул-Хамидыч, а давайте обойдёмся в этот период без тренировок в прямом понимании этого слова. Мячик там в квадрате попинаем, разгрузимся немного. Да и зачем до чёртиков в глазах вкалывать, когда коллектив в накате, нащупал свою игру, а ко всему прочему ещё и кураж сумасшедший поймал после победы по пенальти над второй командой страны?!

Тогда уместнее было больше внимания уделить тактическим нюансам, а не грузить игроков ненужной беготнёй. Тренер, спасибо ему, к моим доводам прислушался и в промежутке между матчами с двумя московскими клубами "Терек", можно сказать, не тренировался вовсе! И что бы вы думали? В "Лужниках" мы тоже выиграли.

— Из ваших слов можно сделать вывод, что футболом вы всё ещё не наелись, не пресытились.

— Совершенно верно. Сил ещё выше крыши (смеётся)!

Если бы на поле в Тель-Авиве был такой дядька, как Вадик Евсеев, Израилю бы не проиграли!

— 35 лет для вратаря — возраст не критический…

— Согласен. Но попробуй втолкуй это нашим тренерам. Главное, в прессе только и слышишь от них: мы-де в паспорт игрокам не заглядываем. Ага, держи карман шире! Как только в приватной беседе заходит разговор о возрасте, эти же самые тренеры с кислой миной бормочут: "Э, нет, брат, нам бы кого помоложе…" Я только не могу взять в толк — зачем?! Зачем ему на последнем рубеже зелёный пацан?! Посмотрите на вратарей сборной Германии. Что Кан, что Леманн — далеко не мальчики, а по-прежнему защищают ворота одной из сильнейших команд мира. Опыт в нашем ремесле — бесценная штука. На западе это давно уже поняли. У нас — ещё нет…

Какая-то повальная мода на молодёжь пошла. Ну, омолодил радикально сборную России Хиддинк — и что? Наблюдая последние её матчи, болельщик плевался. А был бы в команде дядька, который и "построить" пацанов мог, и за собой повести — возможно, не пришлось бы на финише квалификации уповать на чудо да на хорватов. Можно по-разному относиться к тому же Вадику Евсееву. Но если бы он был на поле в Тель-Авиве, Израиль бы мы обыграли. Однозначно.

— Вы-то сами до скольких лет думаете на поле выходить?

— Не готов сказать. Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Будет интерес к моей скромной персоне — с удовольствием ещё поиграю сезон-другой. А нет… Ну, значит, не судьба, придётся заканчивать.

— Какие-то намётки на будущее уже есть?

— Для начала планирую получить образование. Меня занимают вопросы футбольного менеджмента — этому, вероятно, себя и посвящу. А то в России со специалистами такого профиля, профессиональными управленцами, которые связывают клубы с бизнес-структурами, просто беда. В большинстве случаев на этой ниве заправляют абсолютно посторонние и некомпетентные люди...

— Максим, с бывшими одноклубниками вам сегодня удаётся связь поддерживать?

— Честно говоря, с трудом. График в первом дивизионе очень плотный, а когда ещё и "на Марс" летишь (это мы так шутя Сибирь с Дальним Востоком называем), времени свободного практически не остаётся.

Знаю, Макс Калина (Калиниченко. — Прим. авт.) недавно тяжёлую травму получил — надо бы позвонить, поддержать добрым словом… Дай бог, чтобы до лета поправился. После таких "поломок" люди, бывает, по году прийти в чувство не могут… Надеюсь, Максима такая участь минует.

Я помню, как он когда-то, ещё в бытность мою спартаковцем, порвал ахилл в "Лужниках" и восемь месяцев потом восстанавливался. А выздоровев, не только вернулся на поле, но и стал одним из лидеров команды. И по сей день таковым остаётся. Хочется верить, что и на этот раз Калиниченко с честью выйдет из тяжёлой ситуации. Я ему этого искренне желаю.

Увы, со старыми боевыми товарищами мы и впрямь теперь общаемся очень мало. Более-менее регулярно удаётся видеться лишь с родителями да с женой. А с друзьями — от случая к случаю. Вчера вот встретились с Вовкой Бесчастных в ресторане и за ужином давай вспоминать, когда же мы последний раз пересекались. Оказалось — год назад. Времени на дружеские посиделки катастрофически не хватает…

— В своё время вы у самого Валерия Лобановского на хорошем счету были. Регулярно вызывались в сборную Украины, но воспоминания о предпоследнем матче в её составе, наверное, до сих пор вызывают у вас внутренние содрогания…

— Вы об игре в Дортмунде в 2001-м? Да уж, крепко нам тогда от немцев в повторном стыке за право поехать на чемпионат мира досталось… 1:4 в гостях "сгорели". Самое обидное, что я тогда к осени как раз на пик формы выходил, чувствовал себя замечательно — и тут на тебе, нелепая травма… На поле в Германии вышел вскоре после операции на локте и, понятно, всего, на что способен, продемонстрировать в принципе не мог. Ужасно обидно было…

— Осталось чувство недосказанности в отношении сборной?

— Безусловно. Если бы не эта неудача в Дортмунде, карьера в национальной команде могла сложиться иначе, мог бы, наверное, ещё послужить сборной. Но что теперь локти кусать? Как сложилось — так сложилось. Ничего уже не изменишь.

— Как бы то ни было, удачных, ярких поединков на вашем вратарском веку было много больше. Какие из них вот так сразу, навскидку, приходят на ум?

— Ну уж точно не матчи Лиги чемпионов — ни одной игры на ноль, набили полную кошёлку… Сейчас вот смотрю на мучения киевского "Динамо" в этом турнире — и как же я понимаю Сашу Шовковского… Сам в этой шкуре когда-то бывал. Тогда, правда, мы со Стасом Черчесовым попеременно играли, но разница мячей 1-18 — это в любом случае, как ни крути, катастрофа… На психику всё это давило капитально, постоянно точил червь сомнений в своей квалификации. Теперь-то понимаю: если нет командной игры, хоть двух вратарей в рамку одновременно ставь — всё равно толку не будет.

— Максим, опять вы о грустном! Мы-то о приятном спрашивали.

— Как это ни удивительно, но чаще других приходит на память матч, если не ошибаюсь, десятилетней давности, когда я ещё в Симферополе играл. Шесть команд тогда в высшей лиге Украины на волоске висело, в том числе и мы.

И вот, стало быть, предпоследний тур. Проигрываем по ходу дела 0:1 запорожскому "Металлургу", а вдобавок за 15 минут до конца получаем ещё и "пеналь" в свои ворота. Ну, думаю, всё, приплыли. Поражение-то было для "Таврии" равноценно вылету. И я, представляете, беру этот одиннадцатиметровый! Нападающий добивает — мяч попадает в меня, отлетает в того парня, что не забил с "точки", и рикошетом от него уходит за лицевую… Сразу после этого выношу мяч от ворот, тот после нескольких скидок и срезок оказывается у Гайдаша, и Сашка сравнивает счёт!

Тот матч так и завершился вничью. Благодаря этому мы на одно очко опередили "Черноморец", потом прибили дома Тернополь — и спаслись. А Одесса утонула (смеётся)…

— Вратарская жизнь немыслима без курьёзных голов…

— О да! В этой связи припоминаю казус, приключившийся во Франции. Не помню точно, с кем играл мой "Сент-Этьен", да, впрочем, это и не важно. А гол я тогда пропустил знатный (хохочет)! Представьте ситуацию: наш защитник вводит мяч из-за боковой. Кричу ему, чтобы мне отдал. Он бросает — и на меня тотчас несётся с его фланга нападающий. А в это время его коллега бредёт на свою половину поля спиной к моим воротам. Я в запарке выбиваю мяч куда попало — и надо ж такому случиться, он попадает в затылок этому парню и от него отлетает в сетку! Не гол, а шедевр! Костя Сарсания, в ту пору мой агент, комментируя матч для французского телевидения, минут на пять дара речи в прямом эфире лишился!

— В этом сезоне уйму нелицеприятных слов довелось выслушать в своей адрес вашему коллеге по вратарскому цеху Вениамину Мандрыкину. Для вас такой психологический прессинг, очевидно, не в новинку?

— Мы с Вениамином, между прочим, в одном доме в Москве живём, часто у гаража встречаемся, и я могу понять эмоции, которые кипели у него в душе после тех досадных ошибок... Отличительная черта нашей публики — хорошая память на негатив. И это очень грустно. На западе болельщики гораздо толерантнее относятся к своим футболистам... Я, например, так и не понял, за что на меня в своё время взъелись поклонники московского "Динамо". Потасовку однажды даже пытались устроить...

Я на них зла не держу, но приятного в таком отношении, сами понимаете, мало. Подобные субъекты, наверное, думают, что, обливая с словесной грязью игрока, чего-то в этой жизни в отличие от них добившегося, они автоматически становятся на один уровень с ним. А ведь таким хамским отношением можно просто-напросто психологически угробить человека. Талантливые люди, они ведь в большинстве своём очень ранимы... Поэтому искренне желаю Вениамину поменьше обращать внимание на оголтелых критиканов и с честью выйти из непростой жизненной ситуации.

— Вам с откровенным болельщицким хамством часто приходилось сталкиваться?

— Знаете, я уже научился полностью абстрагироваться от того, что кричат с трибун. Просто не слышу всего этого. А на заре карьеры — да, немало о себе интересного порой узнавал. Особенно когда на стадион в Симферополе приходило 200 болельщиков, из них 180 — родственники... Вот вы смеётесь, а такой случай действительно имел место быть. В 1996 году, во время матча "Таврии" с "Прикарпатьем". Этот антирекорд посещаемости, наверное, не побит в чемпионате Украины и по сей день...

Иногда захожу на сайт симферопольского клуба, просматриваю новости. Так сейчас даже на проходные матчи там тысяч по десять народу приходит. В наше время о таких цифрах можно было только мечтать... Да и стадиончик там, судя по трансляциям "НТВ-Плюс", очень прилично облагородили — пластиковые сиденья поставили, решётки... Я-то на нём давным давно не был. В Симферополе нынче всё больше проездом бываю...

— Какой-нибудь прикол из своей богатой игроцкой биографии напоследок припомните?

— Запросто. Как-то играли мы, "Спартак" то бишь, 31 марта в Махачкале. Дважды по ходу матча вели в счёте, но в конечном итоге умудрились разбазарить преимущество и завершить игру вничью — 3:3. Более того, если бы не Димка Сычёв со своим голом незадолго до финального свистка, могли и вовсе остаться ни с чем. Летим домой. На календаре уже 1 апреля. Во Внуково спрашиваем у Жиляева, тогдашнего начальника команды, когда собираемся на базе. "Сейчас у Олега Ивановича спрошу", — отвечает он и идёт к главному.

Через пару минут выходит к команде Романцев и с каменным лицом сообщает: "Своей игрой вы не заслужили выходной. Я тут всё обдумал и решил, что команда прямо из аэропорта едет на базу и садится на недельный сбор".

Мы — в шоке. А у Володи Бесчастных как раз первого день рождения, вся команда с семьями приглашена... Делать нечего — давай мы быстрее жён обзванивать: всё пропало, мол, катастрофа... Те — в слёзы. И тут слышим в тренерском кружке дикий хохот. "С первым апреля, ребята!", — сквозь смех говорит Иваныч. Мы оценили шутку!

Артём Загумённов, Олег Лысенко, Чемпионат.ру

Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus