Таврия

Футбольный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Футболист Олег Гуменюк
10 января 2016, 19:25
ИнтервьюФото пресс-службы «Таврии»

Олег Гуменюк: «Расстроился, когда Лужный ушел из Таврии»

Бывший футболист «Таврии», а ныне «Волыни», Олег Гуменюк приехал в соседний от Одессы Ильичевск на время отпуска. Журналист 1football.info встретился с Олегом и поговорил обо всем, начиная от занятий в детской футбольной школе и заканчивая планами на будущее.



— Вы воспитанник одесского футбола. Ваше ДЮСШ, как говорит Википедия, называлось «Юнга Черное море». Что это за ДЮСШ — какой-то подраздел Черноморца или отдельная школа?

— ДЮСШ-6. Причем здесь «Юнга Черное море»? Увидел как-то, думаю: «Е-мое, первый раз слышу о такой школе».

— Кто из ДЮСШ-6 выпустился, среди известных футболистов?

— Из моего года никого нет. Александрович и Денис Яковенко играли за дубль Черноморца, а потом закончили. Сейчас плавают.

— От Черноморца предложений не было по окончанию ДЮСШ?

— Нет. Я тогда играл на город за Балканы, а после этого меня отвезли в Молдавию.

— Почему в таком юном возрасте решились ехать в Молдавию, а не искать клуб в Украине?

— Ну, меня отвезли туда, да и все.

— Никто особо и не спрашивал?

— Нет. Повезли на просмотр. Говорят: «Ты нам понравился, через месяц позвоним». Я поехал в Одессу, а потом снова вернулся в Молдавию, но уже в другой клуб. Сыграл за них в товарищеской игре, а мне звонят и говорят: «Езжай в Шериф — тебя здесь разыскивают». Поехал туда. Полгода был в дубле, а потом играл за первую команду.

— Шериф представляет Тирасполь — столицу непризнанной Приднестровской Республики. На этом фоне никаких суперпринципиальных матчей не возникало?

— У нас всегда была заруба с Зимбру. Типа дерби. И, может, матчи Лиги чемпионов.

— Вы как-то говорили, что уже под конец вашего пребывания в Шерифе вам не давали играть, пока не подпишите новый контракт. Прям так и сказали: «Пока не подпишешь контракт, играть не будешь»?

— Мне предлагали контракт. Говорят: «Давай подписывай». Я спрашиваю, на каких условиях, а мне отвечают, что на тех же, что и были. Говорю: «Нет, спасибо — не хочу на тех же условиях оставаться». Последние полгода не давали играть. Я тогда ездил на просмотры разные. Как-то поехал в Арсенал киевский. Понравился, захотели меня купить. Сначала за меня одна цена, а как понравился, так она сразу изменилась. После Арсенала поехал в харьковский Металлист: произошла ровно такая же история. Цена тогда каждый раз поднималась на сто тысяч.

После этих просмотров я поехал в Одессу, а мне звонят и говорят, чтобы ехал обратно в Шериф. Приехал, меня выпустили на замену в Лиге чемпионов — даже гол забил. А потом контракт закончился, и я ушел свободным агентом.

— Это от Кучука инициатива исходила, или от руководства клуба?

— От руководства. Кучук же ничего не мог сделать.

— Вы неоднократно играли в квалификации Лиги чемпионов. Какой матч больше всего запомнился?

— Когда с Русенборгом играли — атмосфера самая классная была. Со Спартаком тоже, когда дома сыграли 1:1. На выезде мы сыграли 0:0, но должны были выигрывать. Даже ребята со Спартака говорили: «Вы должны были проходить нас». Чуть-чуть не хватило.

— Кучука считают нестандартным тренером, который разжевывает буквально все игрокам. Как вам его тренировки?

— Когда он пришел в Шериф, не могли с ним найти общий язык. Хотя так всегда происходит, когда приходит новый тренер. У него самым непривычным были расстановки все эти, тактика. Но потом все ребята начали к нему привыкать и нормально тренировались.

— Раньше тактики не было, что ли?

— Когда были в Шерифе, то нет. Всегда бегали, в движении все, а при Кучуке все на месте показывали. Постоянно на доске что-то показывали, на пальцах — это вообще коронка.

— Говорят, что болельщики жаловались, что игра Шерифа при Кучуке была слишком закрытой.

— Не согласен. Стиль игры зависел от того, с какой командой мы играли. Конечно, если мы играли с более сильной командой, то строили игру от обороны. Это всего лишь правильно выбранная тактика.

— При этом еще одна критическая стрела в адрес Кучука касалась его сына. Говорили, что игру Шерифа он специально строил под Алексея Кучука. Согласны с этим?

— Та не. В Шерифе серьезное руководство — не думаю, что играл «на сына».

— В Шерифе у него 133 матча, 64 гола, а в остальных командах не больше пяти мячей.

— Мы играли в одного нападающего. Может, так получалось, что только на него играли. Тяжело сказать.

— Когда перешли в Черноморец, там как раз тренером был Виталий Шевченко — любитель латиноамериканских футболистов. Чувствовалось, что он в первую очередь отдает им предпочтение?

— (Кивает головой) Было. Думаю, что у любого тренера есть свои предпочтения.

— Вижу, как киваете. Сильно проявлялось?

— Не сильно, но заметно было. Он с ними шутил чаще, улыбался, да и просто больше симпатий проявлял.

— Тренировки у него были кардинально другие, чем у Кучука?

— Игровые тренировки, все с мячами. Интересные занятия.

— Интереснее, чем у Кучука?

— Как я могу сказать, что интереснее? У каждого свое. Скажешь, у кого интереснее — начнутся обиды. Пусть при мне останется.

— Вы сказали, что вас не устраивала зарплата в Шерифе. С переходом в Одессу выиграли в финансовом плане?

— Конечно — в десять раз выросла.

— Ого. Тем не менее, в итоге в Черноморце за три сезона вы провели всего 11 матчей. Шевченко объяснял, почему не играете?

— Я же недолго был при Шевченко. Потом пришли Баль с Блохином, и при них совсем не играл. Они не объясняли, чего не играл. Мне кажется, просто начали своих игроков брать, а тех, кто были, отправили в дубль. При Бале с Блохином уже не было той дисциплины, что была раньше, не было единого коллектива.

— Почему это произошло?

— Мне трудно сказать, потому что меня тогда уже в дубль отправили, а вместе со мной еще четыре или пять футболистов: Сашу Яценко, Олега Шандрука, легионеров пару человек.

— Сразу после назначения Блохин сказал: «Черноморец — это не мой уровень». Не слишком высокомерно?

— Это его право так думать.

— В команде же ощущалось, что он так думает?

— Конечно. Я же говорю, что все сразу стало не так. Так и доигрались, что вылетели в Первую лигу.

— Почему после ухода из Черноморца вы заканчивали чемпионат во второй лиге в Бастионе? Не было предложений?

— Не было. Подумал, что сидеть дома два месяца — не вариант, поэтому пошел играть за Бастион. Хотя там намного тяжелее, чем в высшей лиге. Постоянно бьют по ногам — играть невозможно.

— Перейдя накануне сезона 2010/2011 в Таврию вы сразу же попали в еврокубки, где сыграли с Байером, в котором были и Баллак, и Видаль, и Барнетта, и другие известные игроки. Кто больше всего запомнился?

— Дердийок запомнился — забил тогда.

— Уже после 10-го тура Пучкова уволили. Что не получалось у команды? Ведь не так давно команда выиграла кубок, а тут сразу такой провал.

— Там начались в клубе проблемы, конфликты, туда-сюда. Не буду это все разглашать.

— Я так понимаю, что это из-за конфликта с Куницыным, который сказал, что Пучков замкнул на себе всю трансферную деятельность, но ни один из новичков не смог заиграть.

— (Снова кивает головой) Да.

— Тем не менее, тот сезон Таврия закончила на хорошем седьмом месте. Что изменил Валерий Петров?

— Ничего не изменил. Просто сказал: «Ребята, давайте нормально доиграем до конца сезона». Что он может изменить? Ничего.

— А потом пришел Семен Альтман и начался самый скандальный период в истории Таврии — тоже были какие-то конфликты с Куницыным.

— Когда он только пришел, то работали нормально, а потом Селюк влез туда и начались всякие заворухи. Вот оно все и пошло-поехало.

— На чьей стороне игроки были?

— Что мы могли сделать? Ни на чьей стороне. Больше переживали из-за невыплаченной за полгода зарплаты.

— Пришедший потом Олег Лужный сильно отличался своим подходом от Альтмана?

— Он бывший футболист, поиграл в Арсенале лондонском, в Динамо. Мы больше играли диагоналями, передачами за спину — английский футбол.

Олег Гуменюк


— У него не было «синдрома Блохина», который постоянно вспоминает свою карьеру?

— Не-не. Мы с ним даже играли на кувырки, кто попадет в перекладину. С ним просто великолепно работалось.

— С виду Лужный очень грозный и суровый тренер...

— Это же мы с ним смеялись уже в конце тренировки, а во время рабочего процесса он очень серьезен. Расстроился, когда Лужный ушел.

— Потом был Христопулос. Что он собой представлял как тренер по сравнению с тем же Лужным?

— Тренер как тренер.

— Глядя по вам, явно не в восторге от него?

— У него дисциплина жесткая была, порядок. В 8 утра все на завтрак, потом обед, ужин — все делаем вместе. Детский сад какой-то. Все собрались, за ручки взялись и пошли.

— А при Костове комфортно было работать?

— При Костове хорошо.

— Максим Калиниченко называл его лицемером. Догадываетесь, за что?

— Это все внутренняя кухня. Там много нюансов. Пусть лучше при клубе останется. Все, кто был тогда в команде, знают об этом.

Олег Гуменюк


— У вас с Костовым не случалось неприятных инцидентов?

— Не, у меня — нет.

— Только с Максом у него были проблемы?

— Нет, и с другими игроками тоже.

— Костов рассказывал, что Калиниченко приходил на тренировки пьяным. Это правда?

— Не знаю, не видел этого.

— После окончания чемпионата с вами никто не разговаривал на предмет «остаться в Крыму»?

— Как я могу там остаться, если у меня украинский паспорт?

— Не хотели менять гражданство?

— Мне звонили, предлагали. Я говорю: «Рассчитайтесь со мной — тогда останусь».

Олег Гуменюк


— Когда вы переходили в Волынь, сказали: «Если хорошо играть, то и тренер не будет кричать. Все от футболиста зависит». Получилось избежать гнева Виталия Владимировича?

— Виталий Владимирович такой эмоциональный человек, что у него при любом раскладе не получается не злиться, даже если будешь хорошо играть. Сначала не мог привыкнуть к нему, но со временем все стало нормально.

— Он быстро отходит?

— Может быстро отойти, но и заводится быстро по любой мелочи. Остановить его очень тяжело. Не туда пас отдал, не туда побежал — этого достаточно.

— Все слышали ту скандальную запись из раздевалки Волыни. И часто Кварцяный такие разносы устраивает?

— Не, нечасто.

— Обычно полегче?

— Сейчас уже не так, как раньше было. Он же вторую операцию на сердце перенес — спокойнее стал. Хотя, бывает, иногда так кричит... Помню, когда играли с донецким Металлургом в Киеве, Виталий Владимирович хорошо кричал на нас, хоть даже и выиграли 2:1.

— Так выиграли же — что его не устраивало?

— «Шо вы так играете плохо?». Говорим: «Выиграли же 2:1». «Та лучше б вы проиграли с такой игрой!»

— Перед началом нынешнего чемпионата была информация, что игроки некоторых клубов, в том числе и Волыни, хотели сорвать чемпионат. Это правда?

— Не, у нас такого не было.

— Сколько на момент старта чемпионата составлял срок задолженностей?

— Полгода. Но, когда мы только пришли, с нами рассчитались.

— За все полгода?

— Сначала за четыре месяца, потом еще за два.

— Сейчас еще за два должны?

— Да-да.

— Думаю, в нынешних условиях это еще вполне терпимо...

— Конечно. Мы уже привыкли к такому. Обычно за четыре месяца задержка, потом за два рассчитываются, набегает снова четыре и снова то же самое.

— Есть информация, что игрокам обещают солидную премию в случае попадания в еврокубки.

— Даже если закончим первый круг на пятом месте, то уже пообещали премии.

— Вот, закончили.

— Вот и мы ждем. Не знаю — дадут или нет.

— В этом сезоне вы часто получаете травмы. Расскажите подробнее об этом.

— Мы тогда играли третий тур против Запорожья. Я отдавал передачу и надорвал мышцу. Залечил. Только начал тренироваться — на третьей тренировке снова отдавал пас и травмировал приводящую, но немного выше. Залечил, снова начал тренироваться — опять дернул, и снова немного выше. Получается, полгода пропустил из-за травмы.

— Сейчас как дела?

— Вроде бегаю, двигаюсь — не болит.

— Олег Мищенко ушел из Ворсклы, потому что посчитал травмы знаком, что пора менять клуб. Не задумывались об этом?

— Задумывался. Может, тоже надо что-то пересмотреть.

— У вас контракт через полгода заканчивается. Клуб предложил новый контракт?

— Нет, пока нет.

— Есть ли какие-то варианты?

— Нет. Сказал агентам, чтобы искали что-то.

— Боитесь ни с чем летом остаться?

— Да.
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus