Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

6 февраля 2008, 12:20
Интервью

Виталий Живица: «У нашей команды был патриотизм»

На протяжении десяти лет Виталий Живица являлся основным защитником «Авангарда» и «Таврии», он провел за главную команду полуострова 360 поединков, что является вторым показателем за всю историю клуба. О победах и поражениях молодой «Таврии» — в интервью легендарного футболиста главной крымской команды.

— Виталий Дмитриевич, где вы сделали свои первые шаги в футболе?

— Примерно в 12 лет я пошел «записываться на футбол» на стадион «Пищевик». Говорю: «Записаться можно?». Тренер спрашивает: «А какой у тебя размер бутс?» Я сказал, он мне ответил: «У нас таких маленьких нет, иди в другую секцию». Я пошел в «Динамо». Там, к счастью, было все. Стадион находился на бульваре Франко (сейчас там расположены теннисные корты), и мы его ласково называли «Динамка». Детям там можно было играть с самого утра и до вечера.

Первое время мы тренировались и играли без тренера, потом все стало намного серьезнее. Я начал выступать за юношескую команду, получил приглашение в сборную Крыма, да и в первенстве полуострова меня понемногу подпускали к взрослой команде «Динамо».

— На какой позиции вы выступали?

— Начинал я центральным защитником. На этой позиции я играл и в юношеской команде, и в «Авангарде». Иногда играл и на правом, и на левом фланге, пробовался на позиции переднего и заднего защитника.

— Как вы оказались в «Авангарде»?

— В «Авангард» я пришел из тогдашнего чемпиона Крыма — симферопольского «Буревестника». В 1958 году мы выиграли право участвовать в чемпионате СССР по классу «Б». Но кроме нас была еще команда из Керчи, поэтому пришлось играть с ними стыковой матч. В Симферополе была зафиксирована ничья, а в повторной игре мы победили в очень напряженном поединке и завоевали путевку в класс «Б». Однако когда этот поединок закончился, болельщики не хотели выпускать со стадиона ни нас, ни судью. Евпаторийскому арбитру не повезло больше всех, пришлось переодеть его в матросскую форму и вывести из стадиона вместе с моряками. К счастью, все закончилось благополучно, а после этого команда начала готовиться к соревнованиям.

Мы гордились тем, что у нас была одна из самых молодых команд в союзном чемпионате. При этом мы много учились. Да и большинство ребят были местными. Тогда мы, имея команду в 11 человек, проводили целый сезон и не получали серьезных травм. У меня за всю карьеру было всего две травмы, потому что я всегда хорошо себя готовил физически. Да и к работе старался относиться добросовестно. Хотя зарплаты у нас тогда были небольшие. Игроку основного состава платили 1400 рублей, запасному — 1200. Тогда же мы сочинили про запасных: «Тыщу двести получают, ни за что не отвечают».

— При этом «Таврия» всегда играла для своих поклонников...

— Самое ценное — то, что у нашей команды был патриотизм. Мы сражались за свой город и за свою область. После проигрышей боялись показываться на улице, потому что все нас узнавали. Тогда любой таксист знал каждого футболиста в лицо. Нам было просто стыдно появляться на людях, причем не помогали даже темные очки, ведь и в них нас узнавали. Да и болельщики были серьезные. Тогда на стадионе была совершенно другая обстановка: и буфеты работали, не было ни пьянства, ни драк, да и дела там нередко решались.

Мы отдавались футболу полностью, и зрители это видели, прощали нам наши ошибки. Болельщик был умный, все понимал, когда надо было — хвалил. Сейчас болельщик изменился. Да и посещаемость матчей в то время была намного больше. По крайней мере, «Локомотив», вмещавший тогда более 25 тысяч зрителей, всегда был полон. Было, конечно, что болельщики забрасывали машины футболистов и яйцами, и помидорами, но при этом они никогда не дрались. Не было злости, доброе было отношение. Была только спортивная злость, а это нормально.

— Ваш самый памятный поединок за «Таврию»?

— Все хорошие поединки запомнились. Но, прежде всего, хочется отметить матчи с заграничными командами. К нам и французы приезжали, и со словаками играли. Мы выезжали в Чехословакию и Венгрию, но там не играли. Это были туристические поездки. Мы знакомились с нашим посольством, с достопримечательностями и с местными жителями.

Особенно запомнилось турне по Дании, где мы выиграли все поединки с общим счетом 23:3.

— После того, как вы завершили карьеру футболиста, у вас не было желания стать тренером?

— После завершения футбольной карьеры в 1967 году, я год поработал с мальчишками 53-го года рождения на «Локомотиве». По Крыму мы выиграли все матчи, а в стыковых поединках проиграли киевскому «Динамо». Я не стал продолжать эту работу, потому что не было никаких условий для тренировок, да и особого интереса к ней я не испытывал. Сейчас же наблюдается схожая ситуация. Тогда мы хоть были обеспечены формой, питанием, нам организовывали поездки в другие города, а сегодня можно рассчитывать только на себя.

Еще в 1960 году я закончил факультет физического воспитания в Крымском педагогическом институте. А после завершения футбольной карьеры пошел работать по специальности — учителем физкультуры. В школе я работаю по сей день, являясь учителем-методистом высшей категории.

— Что для вас значит спорт?

— Спорт очень помог мне в жизни. Он меня и воспитал, научил самодисциплине, работоспособности, культуре общения, подтянутости и опрятности. Когда я закончил с футболом, пришлось себя ломать и «убивать» в себе футболиста. Но со спортом «завязывать» я не стал. Я до сих пор бегаю, все время встаю в полшестого, делаю зарядку, занимаюсь на снарядах. На выходных играю в баскетбол. Тут останавливаться нельзя. Если не побегать, то уже начинает и сердце побаливать, ведь оно болит не от того, что больное, а от того, что просит нагрузки (если, конечно, человек тренированный). Здесь нужно идти до конца. Я всегда говорю, что лучше умереть здоровым, на беговой дорожке.

Андрей БАСИН, "Крымский Обозреватель"


Ссылки по теме:
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus