Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

Геннадий Москаль и Рувим Аронов
2 ноября 2006, 22:15
Другое

Рувим Аронов: «Я бы морду Москаля об асфальт размазал!»

Крымский депутат Рувим Аронов — один из «любимцев» Геннадия Москаля. Если депутата Мельника президентский постпред в АРК именует не иначе как «главой ОПГ «Сейлем», то Аронова — «одним из лидеров ОПГ «Башмаки». Напомним: эти две банды, терроризирующие полуостров в 90-х, принято считать конкурирующими.



Из 225 нераскрытых крымских убийств и ста исчезновений людей «Башмакам» приписывают пятьдесят и восемь соответственно. По подозрению в причастности к этим «художествам» украинский Интерпол объявил Аронова в розыск. Равно, впрочем, как и его предполагаемых соратников по банде — Александра Данильченко, Николая Кожухаря, Андрияна Рака, Геннадия Мельника.

В отличии от упомянутых граждан, Аронов обладает неоспоримым преимуществом — израильским паспортом № 259398, да гражданством этой страны. Так, по крайней мере, утверждают правоохранительные органы и Геннадий Москаль. Сам Аронов, естественно, все опровергает. Спортивный директор симферопольского ФК «Таврия» собирается вернуться в Украину и «доказать, что я ни в чем не виноват».

Своего спортивного директора поддерживает и коллектив симферопольского ФК «Таврия», почетным президентом которого является небезызвестный Сергей Куницын. Именно по списку блока Куницына Аронов избирался в этот раз в крымскую Раду. Однако, симпатиков этой политсилы оказалось недостаточно для того, чтобы Рувим Львович зашел в парламент нынешнего созыва с первого раза. Проблему решили просто — впередистоящие члены списка «подвинулись», добровольно (?) отказавшись от мандата, вследствие чего оный получил Аронов.

Личность его интересна еще и в связи с участившимися в последнее время упоминаниями Куницына и ФК «Таврия» в связке с именем одиозного бизнесмена Дмитрия Фирташа («РосУкрЭнерго»), якобы помогающего своим крымским товарищам.

«Обоз», конечно, не Интерпол, но мы сумели найти Рувима Аронова и пообщаться с ним в телефонном режиме.

— Украинские правоохранители имеют к вам целый «букет» претензий, но разыскать, в том числе, с помощью Интерпола, почему-то не могут. Говорят, вы — гражданин Израиля и скрываетесь на территории этой страны.

— Ни от кого я не скрываюсь! Я гражданин Украины, а не Израиля. Последние лет десять я в Крыму регулярно депутатом избирался — и в горсовет симферопольский, и в Верховную Раду. Пусть Москаль не врет, что я обманываю избирателей.

— Тем, не менее, израильская сторона подтверждает наличие у вас соответствующих паспорта и гражданства.

— Давайте не к слухам обращаться, а к конкретным фактам. Я сегодня тут на лечении нахожусь, и это документами подтверждается. Когда вернусь — отвечу на все вопросы, интересующие правоохранительные органы, в том числе — по государству Израиль.

— А когда вы вернетесь?

— В ближайший месяц, наверное... У меня проблемы с поджелудочной железой — долечу ее, сразу вернусь. Я ни в каких уголовных делах не замешан, как Москаль и его прихлебатели, шестерки крымские, утверждают.

Мне плохо стало, еще когда мы с нашей командой на сборах в Австрии были. Пришлось даже оставить ребят — вылететь в Крым. Я дома, в Симферополе, три недели почти в больнице пролежал. На нервной почве, наверное, обострение произошло...

— Значит, ваш отъезд не есть спасение бегством?

— Про то, что ко мне претензии какие-то будто есть, мне рассказали, когда я уже тут был, в Израиле. А пока в Крыму находился — никто, почему-то ничего не говорил. Я в отпуск ушел 31 июля, а с первого августа меня уже в розыск объявили, приписывая похищение людей, убийства и всё такое прочее.

...В Израиле война как раз началась. Я выехал к матери, ей 82 года, она в тяжелом положении, думал забрать ее.

— Кто же врет: вы или Интерпол, который все-таки настаивает, что у гражданина Аронова есть израильский паспорт за номером 259398?

— Нет у меня такого паспорта.

— Ваш коллега по крымской ВР Лев Миримский свой израильский паспорт тоже засветил...

— Миримский доказал, что это неправда, и я докажу! Приеду с бумагами и докажу свою правоту. Чего я буду сейчас Москаля перекрикивать? Нет, я возьму бумаги, положу на стол и буду судиться с ним. Понимаете?

Я гражданин Украины и лишить меня этого может только украинский президент! А даже если б и был я гражданином Израиля, так что? Разве это уголовное дело? В 2000 году меня Москаль под стражу брал, как гражданина Украины, а не Израиля. Он это помнит, я думаю...

— Как это «что»? Вы же депутат! И Москаль, между прочим, уже обратился к ВР АРК с просьбой лишить вас мандата.

— Пока я сам не напишу заявления о добровольном отказе от мандата, никто не имеет права лишить меня депутатства.

— Так вы, значит, с Москалем судиться собираетесь?

— Да, хочу. Этот человек в детстве, как мне кажется, был обижен евреями. Не знаю уж, где он там родился, говорят, где-то на Западенщине, так вот, наверное, местные евреи побили его там и потом надругались, того-то он на них такой злой.

— Что же получается: Москаль — антисемит, прессингующий вас по национальному признаку?

— Он мне еще с 1998 года, на официальных мероприятиях говорил: «Рома, тебя посажу». Он тогда как раз в крымский главк милиции начальником пришел, а я в парламент наш избрался...

— Так и говорил, при свидетелях?

— Я вам больше расскажу. Было дело: сидели вместе очень авторитетные люди, в том числе — Гриша Суркис. Москаль с ним дружил очень, с Медведчуком еще...

Так вот, Москаль показывал на горло... не знаю, как это по-украински называется «каплык» или «кадык», обращался ко мне: «все равно тебе придет конец». Спрашиваю у людей: «чего он хочет от меня?». Суркис ему: «чего ты хочешь от парня?», а он: «все равно его посажу!».

— Суркис ведь тоже еврей, его он посадить не хочет?

— Руки коротки! А так, конечно, с удовольствием бы посадил. Он бы половину авторитетных политиков пересажал...

Как он раньше дружил с Суркисом и Медведчуком! Да на коленях перед ними ползал! При мне это было! А как перемена власти — отворачивается от них. «Жиды», говорит.

— В Крымском парламенте, кроме вас, есть еще и другие евреи, но на них Москаль свою деятельность почему-то не концентрирует.

— Возьмите его последние заявления: Москаль назвал парламент Кнессетом и сказал, что готов писать нам письма на иврите. Глава Комиссии по депутатской этике Иоффе ему огрызнулся и теперь, поверьте, тоже попадет в список «врагов народа», неугодных евреев. Почему наш Президент склоняет голову перед памятью жертв Бабьего Яра, но при этом его постпред в Крыму — страннейший антисемит?

Москаль прямо говорит: «мне удобнее, когда вас здесь нет, мне удобнее руководить». Выгоняет, значит и козырем ходит. Рассказывает: в Крыму, мол, сейчас спокойнее стало, люди могут выйти погулять, А что, раньше не могли? Можно подумать, с 2000, как он ушел из Крыма и по 2006-й, как он вернулся, люди все попрятались... Шесть лет я призраком этаким из замка был — выхожу на улицу, а люди меня боятся и прячутся! Монстра он из меня какого-то сделал!

— Люди бандитов, наверное, боялись. Правоохранительные органы утверждают, что вы причастны к деятельности одиозного ОПГ «Башмаков». В связи с этим вас разыскивает Интерпол.

— После Москаля в Крыму было еще два начальника главка: Селезнев и Паламарчук, но они почему-то ни по национальным, ни по бандитским, ни по экономическим, ни по хулиганским вопросам, к Аронову претензий не имели. А как в 2005-м Москаля назначили на замминистра МВД Украины и он приехал в Крым представлять начальника Управления внутренних дел Хоменко, тут же спрашивает: «Аронов на месте здесь? Так вы передайте ему, что приехал Москаль!».

После того: сидит за столом руководство Крыма высшее, один там глава партии и глава СП бывший Рыбачук Олег... Зашел разговор о Москале, как он вернулся, туда-сюда... Ну, я высказал свое «фе», конкретно так высказал... Естественно, когда произошло назначение Москаля постпредом Президента на полуострове, Рыбачук задает ему вопрос: «кто ж такой Аронов? Знаешь, что он про тебя говорил? Что ты, короче, такой-сякой...». На первой же сессии в нашей Раде появляется Москаль, мы с Миримским Лёвой стоим, он подходит: «Как ты мог меня оскорбить при моем шефе госсекретаре Рыбачуке?». «Гена, хватит, — говорю ему, — ты успокойся, пожалуйста. Ты еще не пришел сюда, а уже пишешь, короче, «до Миримского и Аронова я еще доберусь» и достаю ему статью из интернета. Москаль, конечно, отнекивается, хотя там цитаты прямые его, всё такое.

— В 2000 году вас, кстати, тоже по делу «Башмаков» задерживали.

— Да, по статье 144, на трое суток. Я четвертого января шел детей поздравлять с Новым годом, выхожу из дому, короче, арестовывают меня, предъявляют, короче, этот, как его, рэкет. Задерживают на трое суток, делают очную ставку. Делают с человеком, на которого уголовное дело должны были раньше возбуждать, но тут появился я и его попросили: ты против него показания дай и мы тебя отпустим. Меня выпускают под подписку, а человека сажают и он срок свой получает сполна. На другой очной ставке люди говорят: да, мы действительно свидетельствовали, потому, что нас просили...

Извините, мне 50 лет и я за свою жизнь толком не побил еще никого! И когда говорили, что я пистолет какой-то держал над головой, убивал... Никогда в жизни я этим не занимался...

— Вас считали одним из лидеров ОПГ «Башмаки».

— Москаль странно всех называет, по бандам. «Сейлем», там, «Башмаки» какие-то. Мне приписывает, что я тоже какой-то бандит в этом роде... Знаете, как он мне однажды сказал: «Я авторитетов не люблю, я авторитетов сажал и буду сажать». Спрашиваю тогда: «А Суркис для тебя авторитет!?»

— А он?

— А он говорит: «ну, это другое...»

Был бы он сегодня без погон, я б Москаля вызвал один на один, размазал бы эту морду лысую об асфальт! И, поверьте, если б меня посадили после этого за хулиганку, я б сказал: ну, и что?

— Как же можно! Вы ж до пятидесяти лет никого не избивали!

— Он бы стал первым!

...Вот, говорю это сейчас, он, наверное, это, в суд на меня подаст...

— Давайте, все-таки к «Башмакам» вернемся. Какое вы к ним отношение имеете?

— Никакого. Я не знаю, что такое банда, не понимаю просто. Не по-ни-ма-ю! Про «Башмаков» в газетах только читал. Я на бандитов вообще внимания не обращал, как любой рабочий человек!

— В интервью «Обозу» Александр Мельник сказал недавно, что никакого «Сейлема» не существовало, «его милиция для самопиара придумала». «Башмаков», получается, тоже?

— Да, я могу с этим согласиться. Пиар, короче, сплошной...

— Еще один лидер «Башмаков», Александр Данильченко давно в бегах, тоже в розыск объявлен. Вы с ним дружны, насколько я знаю.

— Человек, между прочим, президент боксерского клуба, при чем тут банда? Я знаю его много лет и только с хорошей стороны могу говорить о Данильченко. Он на боксе постоянно, я на футболе, когда ж мы бандитизмом успевали заниматься, как Москаль нам приписывает?

Перед выборами показали эпизод по телевидению: похороны Виталия Башмака. Это друг мой был, я к нему хорошо относился, к семье его. Конечно, пришел попрощаться...

Помните, показывали тоже, как Лужков и Кобзон в Америке где-то сидели за одним столом с авторитетами всякими, вроде Япончика. Так что их, зачислять в бандиты теперь, ворами в законе называть, если они просто с этими людьми обедали раз?

— Вы уже достаточно давно конфликтуете, а просто по-человечески поговорить, отношения выяснить не пытались?

— Невозможно! Он же даже в глаза не смотрит, когда общается с человеком! Не смотрит, боится. Да, что там, он в камеру не смотрит телевизионную! У него взгляд постоянно вверх! Видно, он, когда врет, смотрит вверх и просит: «Господи, прости мне мои грехи!». Бог ему судья и не простит он ему ничего!

— До сих пор не нашли объяснения подвижки в списке блока Куницына, по которому вы в этот раз баллотировались. Ведь Аронов зашел в крымскую Раду только после того, как от депутатства «добровольно» отказались несколько впереди стоящих...

— Почему я не был в пятерке-десятке? Объясняю: шли разговоры — первую десятку будут проверять, так что давай мы тебя одиннадцатым запишем, сколько б не набрали, ты все равно зайдешь. Эти люди, которые передо мной были, они сами ушли, никакого давления не было. Даю слово.

— Какие у вас отношения с Дмитрием Фирташем?

— Господина Фирташа я никогда не видел, знаю о нем только заочно. Хотел бы, конечно, познакомиться и пообщаться, но даже по телефону у меня такой возможности не было.

— Как странно, он ведь, как известно, имеет самое непосредственное отношение к ФК «Таврия», одним из руководителей которой вы являетесь.

— Не могу судить, я, правда, не знаком с Фирташем. Скажу только, что из состава акционеров «Таврии» меня вывели незаконным путем. То есть заявления я, конечно, сам написал, но сделал это только ради безопасности собственной семьи.

В свое время Виктор Карасев (один из «отцов-основателей ФК, авторитет, один из самых жестоких крымских киллеров, на счету которого, как принято считать, более десятка трупов. Кличка «Карась». Долгое время находился в бегах. Теперь «приписан» к Одессе, где работает спецгруппа МВД и ГПУ под руководством Василия Паскала, расследующая самые резонансные события 90-х. «Карась», как полагают многие в Крыму, «сливает» им информацию (— С.К.) продал клуб за два с половиной миллиона долларов. Он знал, что мне об этом известно и делал всё для того, чтобы устранить меня если и не физически, то номинально. Хотя бы сделать так, чтоб я уехал с полуострова. Карасев сейчас работает в тесной связке с кумом Москаля, милиционером Плавюком.

Но я специалист и, после перерыва, меня все равно пригласили вернуться в клуб, на должность спортивного директора. Если б не было меня в «Таврии», вполне вероятно, не возникало б всех этих проблем.

— Не секрет, что интересы Фирташа в Крыму лоббирует ваш друг Куницын. А Фирташ, взамен, поддерживает «Таврию», где почетным президентом также Куницын, плюс — оказывал ему материальную поддержку на последних выборах.

— Честно говоря, я не в курсе насчет финансирования. Даже не интересовался этим никогда, оно мне не надо просто, я же спортивный директор клуба, а не финансовый. Тут все вопросы к Куницыну.

Соня Кошкина, «Обозреватель»

Ссылки по теме:

Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus
Fapturbo форекс робот автоматический робот для торговли.