Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

2 мая 2008, 12:25
Интервью

Анатолий Заяев: "У нас была настолько сильная команда, что я был уверен в победе в первом чемпионате"

Анатолий Заяев, пожалуй, самая легендарная и значимая личность в истории «Таврии». Мало того, что Анатолий Николаевич работал с командой со дня ее основания, под его руководством симферопольцы добились самого большого успеха — выиграли первый чемпионат независимой Украины. Об этом и многом другом — в интервью Анатолия Заяева «Крымскому обозревателю».

— Как судьба связала вас с «Таврией»?

— Все было очень просто: я работал на симферопольском мясокомбинате, и у нас была команда «Пищевик». Я и сам за нее играл, и работал заведующим клубом. В 1958 году команда из Симферополя получила право играть в классе «Б» союзного чемпионата. В этом была большая заслуга Якова Давыдовича Раскина — председателя ДСО «Авангард». Когда создавали команду, меня пригласили в спорткомитет, чтобы рекомендовать для нее игроков. Тогда «Авангард» состоял в основном из местных футболистов. Это Анброх, Живица, Глухоедов, Бондарев, Масальцев и другие. Тогда было очень много интересных игроков, которых воспитал великолепный тренер Никитин.

— То есть с командой вы с перового дня ее основания?

— Официально я в ней не работал, но уже принимал активное участие в ее жизни. Тогда тренером был Николай Глебов — очень интересный, умный и интеллигентный человек. Вот так началась наша жизнь. Были времена, когда не хватало денег и мне приходилось кормить команду на мясокомбинате. Хотя тогда на выездные матчи нам давали три рубля — и причем этого хватало, чтобы обеспечить команду трехразовым питанием. Вот так началась моя карьера в «Таврии».

— То есть вы как профессиональный тренер росли вместе с командой?

— Через некоторое время клуб стал для меня постоянным местом работы. Сначала я был администратором, месяца через три стал начальником команды. По разным причинам меня много раз увольняли с этой должности, потому что я был самоуверенным прямым. Это не всегда нравилось руководителям, однако меня все равно возвращали назад.

— Как вы стали главным тренером «Таврии»?

— В 1962 году «Таврия» заняла третье место в финале чемпионата Украины. После этого я ушел из команды. «Таврия» очень плохо начала сезон 1963 года, долго не могла выиграть, в результате чего тренер Антонин Сочнев был отправлен в отставку. И тут руководители решили вернуть меня в команду. Так я стал исполняющим обязанности главного тренера. С первого же выезда мы привезли три очка. Сначала сыграли вничью в Кривом Роге (вели в счете, но пропустили нелепый гол), а затем со счетом 2:0 выиграли в Днепродзержинске. Команда начала восстанавливаться и сумела спастись от вылета. Вот так началась моя тренерская карьера.

— В какой период, по вашему мнению, «Таврия» была сильнее всего?

— На этот счет есть разные мнения. Александр Гайдаш, например, говорит, что самой лучшей «Таврия» была тогда, когда поле «Локомотива» было закрыто на реконструкцию, а все свои домашние поединки команда проводила в Севастополе. Я же думаю, что лучшей командой за всю историю «Таврии» была та, которая в 1992 году стала чемпионом Украины. Даже сейчас, если бы снова была та команда, то ей бы опять удалось стать чемпионом. Никакой «Шахтер» и «Динамо» не сумели бы ее обыграть.

В первом чемпионате мы проиграли всего одну игру — «Темпу» из Шепетовки. В том матче мяч упорно не хотел лететь в ворота, а в конце игры мы пропустили совсем необязательный гол. Однако на своем поле мы сполна отомстили за это поражение, обыграв «Темп» со счетом 6:0.

У меня было много хороших команд. Например, команда 1970-х годов, в которой играли Орлов, Черемисин, Прилепский, Климов, Лущенко, Кванин, Жилин, Гусев и другие. В 1973-м году мы стали чемпионами Украины и поехали в Сочи, где выиграли право выступать в первой лиге. Главным тренером тогда был Сергей Шапошников, а я ему очень много помогал. «Выбивал» футболистам квартиры, заставлял их учиться, чтобы было высшее образование, потому что когда футболисты закачивали играть, они оказывались никому не нужны. Ведь тогда профессиональные спортсмены зарабатывали намного меньше, чем сейчас.

— Расскажите о «золотом матче» 1992 года.

— Честно говоря, у нас была настолько сильная команда, что я был уверен в победе. Я чувствовал, что у ребят есть небольшой мандраж перед финальным поединком, и мне нужно было его снять. Киевское «Динамо» прилетело во Львов за день до матча. А мы прилетели в день игры, но немного не рассчитали, потому что самолет сел не в аэропорту Львова, а приземлился на военном аэродроме. Он не очень далеко от города, но все равно потеряли немного времени. Игра балы назначена на 17 часов, а в гостиницу мы приехали примерно в час дня. Летом (это было 21 июня) мы обычно кушаем за пять часов до матча, а тут пришлось за четыре. Я не стал поселять команду, а сразу повел ее в ресторан. Мы пообедали, а за два часа до матча уже была установка на игру. Мне нужно было как-то снять с игроков напряжение, поэтому я проводил установку в немного шутливом тоне. Я сказал футболистам, что у «Динамо» кто-то бегает справа, я, мол, не знаю его фамилии, но перекройте его, чтобы он там не сильно бегал. Мне сказали, что это Лужный. После этого я говорю, что и с лева кто-то бегает, и его перекройте. Футболисты ответили, что это Шматоваленко. Я сказал, пусть будет Шматоваленко. С остальными же у нас не должно было возникнуть проблем, ведь в «Таврии» был очень сильный и полезный центральный защитник Александр Головко. Киевляне не смогли с нами ничего сделать.

У нас же был момент, когда в штрафной площади сбили Андрея Опарина, но арбитр не назначил пенальти. Судьи, кстати, тогда судили нормально. Во втором тайме Сергей Гладышев хорошо подал угловой, а Сергей Шевченко головой отправил мяч в ближний угол. Вратарь ничего не смог сделать, потому что все было исполнено на высшем уровне.

У «Динамо» же особо опасных моментов для взятия ворот и не было. Когда мы забили, стадион, вмещающий 38 тысяч зрителей, начал болеть за нас. Сначала, конечно, поддерживали Киев, но потом все симпатии оказались на нашей стороне. А когда раздался финальный свисток, я немного забылся и как обычно пошел в раздевалку. Но потом опомнился и вернулся назад. Нашей команде вручили украинский флаг, было красивое и запоминающееся награждение.

Отдельно хочу коснуться моих футболистов. Вратарь Олег Колесов, который нынче является тренером голкиперов в «Таврии», был очень воспитанным и трудолюбивым парнем. Тогда он слабо играл ногами, поэтому ему приходилось разыгрывать мяч при свободных ударах. Нам это очень помогало, возникали паузы, которые позволяли команде перевести дух.

Был Николай Турчиненко — физически крепкий, но без особой скорости. Однако обыграть его было невозможно. Видмантасу Вишняускасу пришлось играть в финале, хотя он был все время в запасе. Потом он уехал играть в Германию. Был Сергей Воронежский, в которого в игре с ирландским «Шелбурном» так врезался темнокожий полузащитник, что он улетел за пределы поля. Я думал, что Сергей «поломается» пополам, но он встал и продолжил игру. Потом в него врезался центральный защитник, а Воронежскому — хоть бы что. Вот такие были футболисты. Был Андрей Опарин, Сефер Алибаев, Талят Шейхаметов, который не играл в финальном матче, но обладал потрясающей скоростью и техникой. Игорь Волков был очень сильным футболистом.

В середине поля нашей игрой дирижировал Сергей Шевченко. Это был игрок от Бога. Мяч буквально прилипал к его ноге. Он мог отдать пас на любое расстояние и забить из любого положения. Был Юрий Гудименко, который тогда стал лучшим бомбардиром «Таврии». Для него первый чемпионат Украины стал лучшим за всю карьеру. Уникальным игроком был Сергей Гладышев, которого я приметил еще в Севастополе. Были Владислав Новиков, Сергей Андреев и Юрий Гетиков.

Вот с такими футболистами нам удалось выиграть золотые медали первого чемпионата Украины. Даже несмотря на то, что в финале не играли четыре основных футболиста — Гудименко, Шейхаметов, Волков и Андреев. Сейчас таких исполнителей очень сложно найти.

— Как в Крыму восприняли такой успех «Таврии»?

— В аэропорту нас встречал духовой оркестр, хотя прилетели мы довольно поздно. Еще до игры, я взял шампанское и закуску, а когда завершился финальный поединок и корреспонденты собрались на послематчевую пресс-конференцию, я выложил все это на стол. Я сказал, что знал о том, что «Таврия» победит, поэтому и приготовился, ведь игра киевского «Динамо» не была для меня загадкой. Хотя в тот период «Динамо» было довольно слабым, даже по сравнению с тем, как киевляне выглядели до прихода Юрия Семина.

— Благодаря чему «Таврия» сумела добиться такого успеха?

— «Таврия» в 1992 году стала не только чемпионом Украины, но и финалистом Кубка в сезоне 1993/1994. Все это стало возможным благодаря моему сыну, который был президентом футбольного клуба «Таврия». Первого мая исполняется 14 лет,как его убили, и очень хотелось бы поздравить его дочь Лизу, которая 28 апреля отметила свой шестнадцатый День рождения. Мне бы очень хотелось, чтобы первое чемпионство «Таврии» было где-нибудь отражено. Может быть, стоит поставить памятную доску на стадионе или памятник футболисту в сквере, чтобы там были отражены и самое значимое достижение «Таврии», и те футболисты, которые добились этого успеха.

— Как вы оцениваете нынешнюю «Таврию»?

— Мне очень нравится, как играет Денис Голайдо. Хотя Олег Федорчук, который возглавил «Таврию» после меня, выгнал его из команды, но, благодаря моим усилиям Денис вернулся в Симферополь. Нравится Владимир Гоменюк, который очень старается и буквально лезет «из кожи вон». Очень обидно, что в «Таврии» играет очень мало местных воспитанников. Хотя есть дубль, есть школа, есть отличный тренерский состав, однако нет никаких условий, чтобы готовить своих футболистов для главной команды.

Андрей БАСИН, «Крымский обозреватель»


Ссылки по теме:
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus