Таврия

Спортивный клуб из Симферополя

Официальный сайт

19 июня 2008, 16:48
Интервью

Владимир Басс: «Мне даже обещали поставить памятник при въезде в Симферополь…»

Владимир Ефимович БАСС — легендарный для «Таврии» человек: в общей сложности 27 лет он проработал в симферопольской команде в должности врача. Оставаясь в основном незаметным для болельщиков, он был непререкаемым авторитетом для многих поколений игроков «Таврии». А как же иначе, ведь своему «доку», как правило, футболисты доверяют не только болячки.

— Я жил футболом, я болел футболом, я отдавал ему абсолютно все: время, силы, здоровье…

Так говорить может только человек, большую часть своей жизни подаривший футболу и не мыслящий себя вне игры миллионов.

Владимир Басс с детства любил футбол. В годы учебы в Крымском мединституте даже поигрывал за вторую вузовскую команду — «Медик». Были на его курсе и настоящие футбольные звезды — Юрий Бондарев и Владимир Масальцев, которых в конце 50-х годов пригласили в «Авангард» (так на заре своего становления называлась «Таврия»). Еще будучи студентом, в 1962 году оказался в команде и Владимир Басс, но по своей непосредственной специальности — врача.

— Команда еще только становилась на ноги. Базировались мы в гостинице «Украина». Стыдно сказать, жили в большом подвале, в котором просто установили два десятка кроватей. Работать приходилось в экстремальных условиях, ведь кабинета у меня, естественно, не было. Как и самого необходимого медицинского оборудования — только сумка с небогатым набором медикаментов. Физиотерапию, без которой сейчас сложно представить работу спортивного (и не только) врача, заменял массаж. Обязанности массажиста, кстати, тоже лежали на моих плечах. Но, несмотря на трудности, работалось легко, ведь я был молод и, кроме того, безумно любил футбол.

Со временем в распоряжении Владимира Басса появилось уникальное по тем временам оборудование, единственное в своем роде в Крыму.

— Во второй половине 60-х местные власти уделяли большое внимание «Таврии»: специально для команды построили стадион «Локомотив» и базу в Почтовом, которую мы ласково называли дачей. На даче я и начал создавать свой «медицинский центр». Кураторы команды из обкома партии помогали в приобретении уникальных аппаратов. Первый энцефалограф, завезенный в Крым, оказался в моих руках — я его использовал как четырехканальный кардиограф. Барокамера, если не ошибаюсь, тоже поначалу была только у нас. Многое, конечно, приходилось делать своими руками. Практика подсказала необходимость создания так называемой стрессовой ванны. Огромную (трехметровую) ванну покрасили черным лаком. Если у футболиста стресс: гол в свои ворота забил, пенальти не реализовал или что-то в этом роде, — мы его в стрессовую ванну помещали. Отлично действовало: минут через 20 выходил свеженький, как огурчик (смеется).

Самые распространенные травмы в футболе, по словам нашего героя, — ушибы: футболисты друг друга били, бьют и будут бить. Вслед за ушибами в списке главных футбольных болячек идут растяжения, разрывы, переломы… Но лечить приходилось и простудные, и инфекционные — самые разные заболевания. Иногда встречались даже совсем не-обычные.

— Помню, вернулась «Таврия» из турне по Африке. Вечером звонит мне жена нашего защитника Кости Панчика: мол, у него жар, температура под сорок… Вызвали «скорую», врачи в замешательстве, понять не могут природу заболевания. Стали мы с ними анализировать, я выдвинул предположение: малярия. О таком заболевании у нас уже десятки лет не слышали. Диагноз мой подтвердился. Хорошо, что вовремя распознали болезнь, ведь промедление могло стоить футболисту даже жизни.

Многие таврийцы должны быть признательны Владимиру Ефимовичу за то, что прежде-временно не завершили игровую карьеру.

— Прежде всего, мне должен быть благодарен Феликс Будаев. В августе 1966 года во время игры в Калинине (нынешней Твери) с местной «Волгой» он получил тяжелейшую травму — двойной перелом ноги. Домой мы возвращались через Москву, оставили пострадавшего на лечение в первом столичном диспансере. Через месяц я его забрал. Сняли гипс — а на ногу страшно смотреть. Какой футбол — инвалидом бы не остаться. А Будаев чуть ли не плачет: «Владимир Ефимович, мне бы вылечиться и хоть на несколько минут за дубль выйти…» За зиму я его на ноги поставил. И уже на мартовском сборе он играл не за дубль, а за «основу». Потом еще несколько полноценных сезонов за «Таврию» провел. Будаев, кстати, обещал поставить мне памятник при въезде в Симферополь, но почему-то так до сих пор и не поставил (смеется)…

Владимир Басс считает, что расхожее мнение о том, будто есть футболисты, особо подверженные травмам, — глубокое заблуждение.

— Глупости все это! Футболисты, ведущие нормальный образ жизни (правильно питаются, не злоупотребляют алкоголем и никотином, перед игрой разминаются и т. п.), как правило, избегают травм. Травмам подвержены игроки, которые приходят на тренировку, а от них «на три метра против ветра». «Упал, очнулся — гипс!» — это про них.

Владимиру Ефимовичу Бассу довелось поработать в «Таврии» со многими тренерами, но с особой теплотой он до сих пор вспоминает четверых из них.

— В моей памяти навсегда останутся Антонин Николаевич Сочнев, Борис Владимирович Горелов, Сергей Иосифович Шапошников и Анатолий Федорович Полосин. Я считаю их великими тренерами. При них и команда играла, и людьми они были хорошими. Особенно хотел бы выделить Полосина. Уникальный тренер, человек культурнейший. Никогда не позволял себе вмешиваться в работу медслужбы, хотя во многом разбирался. Я вел индивидуальные графики футболистов. Ему достаточно было на них взглянуть, чтобы даже без моей помощи оценить состояние того или иного игрока.

Самый памятный для Басса сезон в «Таврии» — 1980 года, когда наша команда завоевала путевку в высшую лигу советского футбола.

— Во-первых, состав в том сезоне подобрался просто замечательный: Володя Науменко, Олег Серебрянский, Витя Юрковский (Царствие ему Небесное), Володя Синельник (можно всех перечислить) — футболисты от Бога! Во-вторых, все ребята были единомышленниками, как я шутил, словно от одной мамы. Их не нужно было настраивать на победу, они выходили на поле и знали, что выиграют, не знали только, с каким счетом. Поэтому наш успех в 80-м не мог быть случайным. Сейчас, вспоминая ту команду, я понимаю: это был лучший состав в истории «Таврии»!

Владимир Ефимович не скрывает, что в свое время у него были любимчики в «Таврии».

— В любимчиках у меня ходили Женя Король (очень я его уважал), Витя Юрковский, Олег Серебрянский. Ну а вне конкуренции, конечно же, был Володя Науменко. Он поразил мое сердце своими простотой, добротой, трудолюбием. Ему не нужно было говорить «надо!»: больной, хромой, «на уколах» он выходил на поле и забивал за «Таврию» решающие мячи. До мозга костей был предан футболу и команде! Очень быстро восстанавливался после травм (а как настоящему бомбардиру от соперников ему доставалось дай Боже!), поскольку сам этого хотел.

Владимиру Ефимовичу Бассу очень нравится юбилейный слоган симферопольской команды: «Таврия» — гордость Крыма!»

— Безусловно, «Таврия» — гордость и нашего города, и республики! Ни одна другая провинциальная команда, пожалуй, так часто не радовала своих болельщиков. Я вспоминаю 1962 год, когда мы стали бронзовыми призерами чемпионата Украины;
1964-й, когда выиграли свою группу в классе «Б»; 1973-й, когда завоевали путевку в первую лигу советского футбола; уже упомянутый 1980-й; первое чемпионство независимой Украины в 1992-м… Это были настоящие потрясения! Болельщики безумно любили и продолжают любить эту команду! Знаете, сейчас, когда я слежу за игрой «Таврии», иногда щемит сердце: команда возродилась, вновь начала радовать своих поклонников. Поверьте, последние победы над «Шахтером» и киевским «Динамо» — не случайность, а закономерность. У «Таврии» хороший состав, опытнейший тренерский штаб, команда последние два-три года неизменно прогрессирует — и по результатам, и (что самое главное) по игре. Я не думаю, что это пик. Главные наши победы — еще впереди. Я все время говорю «наши», потому что по-прежнему считаю себя членом этой команды. Так сложилось, что большую часть своей жизни я отдал «Таврии». И сейчас, уже находясь на пенсии, я также огорчаюсь ее неудачам и также радуюсь ее успехам. Хорошо, что радоваться доводится гораздо чаще.

Александр Рыженко, «Крымское Время»


Ссылки по теме:
Поделиться
  • Комментарии
Работает на Disqus